Доступность ссылки

После смерти Сулеймани Россия может усилиться во всем регионе – эксперт


Манифестация в память о Касеме Сулеймани

Гибель главы спецподразделения «Кудс» иранского Корпуса стражей исламской революции генерала Касема Сулеймани может привести к увеличению активности Москвы на Ближнем Востоке, и, как следствие, на Кавказе и в Черноморском регионе. Такое мнение в интервью Крым.Реалии высказал директор армянского Центра политических и международных исследований Агаси Енокян.

После убийства Сулеймани влияние Ирана, безусловно, ослабнет, и образовавшийся вакуум, скорее всего, займет Москва
Агаси Енокян

«На фоне последних событий роль и значение России на Ближнем Востоке существенно возросли. После убийства Сулеймани влияние Ирана, безусловно, ослабнет, и образовавшийся вакуум, скорее всего, займет Москва. Она может претендовать на роль главного арбитра по Сирии, и не только. Сейчас отношения США с Ираком осложняются, а возможное усиление Ирана в Ираке находится под вопросом, поскольку сейчас мы наблюдаем некий раскол между иракскими суннитами и шиитами, и Россия может воспользоваться этими противоречиями. На этом фоне Москва сближается с Турцией. Словом, Россия становится важным игроком на Ближнем Востоке», – рассуждает политолог.

Агаси Енокян
Агаси Енокян

По его мнению, результатом этого станет как поступление в российский бюджет нефтяных денег, так и увеличение территорий, контролируемых подотчетными Кремлю боевиками.

Сейчас сложно спрогнозировать дальнейшие шаги России, поскольку соотношение сил остальных игроков постоянно меняется
Агаси Енокян

«Трудно сказать, насколько Москве выгодно на данный момент проводить политику дестабилизации региона. Сейчас сложно спрогнозировать дальнейшие шаги России, поскольку «рельеф» соотношения сил остальных игроков постоянно меняется. Прежде чем просчитывать какие-то вероятности, важно будет выяснить, на какие именно территории сможет иметь влияние Россия, как изменится положение курдов в Ираке и в Сирии и так далее», – предупреждает Енокян.

При этом, по мнению армянского аналитика, пока рано говорить, что Дональду Трампу удалось избежать «большой войны», отказавшись наносить ответный удар после обстрела иранскими военными американских баз в Ираке, ставшей реакцией на гибель иранского генерала.

«Это будет зависеть как от поведения Тегерана, так и развития отношений США с Израилем. Формально у Трампа остается право на ответный удар, особенно после сбития Ираном украинского «Боинга», и нет гарантий, что он рано или поздно не нанесет его. Словом, позиция Ирана однозначно ослабнет», – поясняет Агаси Енокян.

Эксперт отмечает, что, поскольку Армения граничит с Ираном, иранское влияние на армянскую внешнюю политику традиционно было достаточно сильным.

«Нагорный Карабах имеет больше ста километров общей границы с Ираном, и потому значение Ирана в урегулировании Карабахского конфликта также очень велико. Раньше, несмотря на санкции, Соединенные Штаты закрывали глаза на то, что Ереван ведет торговлю с Ираном, понимая, что, гранича в основном с недружественными странами, Армения практически не имеет другого выхода. Теперь же США, скорее всего, перестанут это позволять. Это значит, что и в части внешней торговли Армения будет больше зависеть от России», – считает Агаси Енокян.

Выстроить единую стратегию сдерживания Москвы в Черноморском регионе регионе будет проблематично, поскольку для этого необходимо привлечение дополнительных ресурсов. Однако как минимум у половины прибрежных государств, например, Болгарии и Турции, не наблюдается на это политической воли
Агаси Енокян

По его мнению, позиции Москвы усилятся, соответственно, и в урегулировании Карабахского конфликта, и в целом в Кавказском регионе.

«Учитывая, что Россия усиливается как на Кавказе, так и на Ближнем Востоке, логично предположить, что ее активность возрастет также в Черном море, поскольку оно находится как раз между этими регионами и граничит с ними. Естественно, это приведет и к усилению России в Черноморском бассейне. При этом выстроить единую стратегию сдерживания Москвы в этом регионе будет весьма проблематично, поскольку для этого необходимо привлечение дополнительных ресурсов. Однако как минимум у половины прибрежных государств, например, Болгарии и Турции, не наблюдается политической воли на это», – считает армянский эксперт.

Тем не менее, Агаси Енокян не считает, что увеличение присутствия Москвы в регионе может привести к столкновению с кораблями НАТО в Черном или Азовском морях или к новой агрессии в отношении Украины со стороны Крыма.

«Мы видим, что Россия очень эффективно умеет пользоваться инструментами «мягкой силы», и я не думаю, что она захочет какой-то военной эскалации, тем более с Соединенными Штатами. Случай с Сулеймани показал, что США не преминут ответить на любую агрессию без предупреждения. Что касается острой проблемы с нехваткой воды в Крыму, скорее всего, Путин будет искать механизмы дипломатического воздействия на Владимира Зеленского. На фоне процесса по импичменту в США его отношения с действующей администрацией Белого дома довольно сложны, и Россия может воспользоваться тем, что у Украины теперь нет такого надежного тыла на Западе, как был раньше, для усиления давления. Но военный вариант для получения доступа к Северо-Крымскому каналу будет слишком сложным и дорогостоящим для Путина», – уверен армянский аналитик.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG