Доступность ссылки

«Навешивают ярлык экстремистов»: российские силовики против севастопольского имама


Обыск в Крыму, иллюстрационное фото

15 апреля в селе Штурмовое Балаклавского района Севастополя в доме имама Рустема Абилева и мечети, где он служит, прошли обыски. Позже его доставили в управление ФСБ России по Севастополю. Российские силовики сообщили, что задержали севастопольца по подозрению «в публичных призывах к экстремистской деятельности».

По информации общественной инициативы «Крымская солидарность», Рустем Абилев работает врачом-стоматологом, ведет практику в собственной клинике. Ранее, 27 марта, российские силовики провели в Крыму массовые обыски в домах крымскотатарских активистов. В результате были задержаны 24 человека, которым вменили участие в организации «Хизб ут-Тахрир», которую в России считают экстремистской.

Журналист Тарас Ибрагимов рассказывает о некоторых нестыковках в деле Рустема Абилева.

– Следствие утверждает, что он вовлекал в экстремистскую деятельность прихожан этой мечети, в ходе закрытых занятий проводил с ними некую идеологическую обработку. Насколько мне известно от гражданских журналистов, которые потом приехали туда и общались с очевидцами и соседями, в материалах дела фигурирует некая аудиозапись, которая была сделана не в ходе закрытых встреч, а на пятничной молитве. Пятничная молитва для мусульман обязательная, на нее собираются все односельчане. Это странно, потому что вряд ли бы имам, если бы и хотел проводить какие-то альтернативные собрания, делал бы это во время пятничной молитвы. Что касается самого имама, то он по профессии стоматолог, его соседи и знакомые отзываются о нем только положительно, говорят, что он законопослушный, адекватный человек. Он сам построил эту мечеть, вложил в нее много денег.

Тарас Ибрагимов
Тарас Ибрагимов

Тарас Ибрагимов отмечает, что эта мечеть в 2015 году была перерегистрирована по российскому законодательству и структурно вошла в Духовное управление мусульман Крыма.

– То есть она подчиняется муфтияту во главе с Эмирали Аблаевым, имам даже бывал на встречах с ним – это нормально, когда муфтий проводит такие встречи. Но в итоге человека задержали и, по одной информации, уже избрали ему меру пресечения в виде содержания под стражей на два месяца. По другой информации, он находится под подпиской о невыезде. Семья, к сожалению, никак не контактирует с публичными адвокатами и вообще сторонится от публичности, поэтому очень сложно добывать точную информацию. Я не исключаю, что были изъяты какие-то книги во время обыска – это видно на оперативной съемке. Естественно, у имама книги должны быть, это его работа. Сама статья достаточно редкая в Крыму, максимальное наказание по ней – лишение свободы на срок до 4 лет.

Представитель духовного управления мусульман Украины, заместитель муфтия Украины Рустам Гафури считает, что сам факт наличия у мусульманина так называемой «экстремистской» литературы вовсе не говорит о том, что он экстремист.

– По литературе понятно бывает отношение к разным течениям ислама – «Хизб ут-Тахрир», ваххабизму и так далее. Если люди реально понимают, что это за религия, и тех сектантов, именно экстремистов, которые используют религию для достижения политических целей, других целей, если они разбираются в этом, то могут оградить общество от больших проблем – кровопролития, взрывов и так далее. И бывает так, что сами правоохранительные органы заявляют, что пока взрыва нет, мы ничего сделать не можем, потому что чаще всего не обладают необходимыми знаниями специалистов, работающих против терроризма и экстремизма. Сам мусульманский народ менее политичен, его не так легко завести и поднять. Те, кто политизирует ислам, пытается использовать его для различных целей, в основном это и есть экстремисты, транснациональные организации.

Украинский историк, исламовед, автор книги «Ислам в Украине» Михаил Якубович указывает на то, что в российский список экстремистской литературы попадают безобидные книги.

– На видео, которое представлено российскими силовиками, я вижу акцент на некоторых книгах, но были ли они у имама, или же кто-то их подбросил, неизвестно. Я заметил акцент на книге «Сады праведных» на арабском языке – ее в свое время признали в России экстремистской, но в ней ничего экстремистского нет, это хадисы пророка Мухаммеда, один из источников ислама. В российском списке есть как сомнительные тексты, так и вполне адекватные, которые нигде не запрещали. Так что мне кажется, что это попытка связать любые якобы экстремистские движения в Крыму с украинским следом. С 2014 года российские власти стали выдавливать все альтернативные движения, которые не были лояльны Духовному управлению мусульман Крыма и Севастополя. На них навешивают ярлык экстремистов… Это многолетняя практика в России еще со времен Российской империи.

Михаил Якубович
Михаил Якубович

Руководитель Группы мониторинга прав нацменьшинств Вячеслав Лихачев убежден, что российские силовики особенно заинтересованы находить «экстремизм» в Крыму.

– Недавно оккупированная территория в большей степени подвержена российскому синдрому «осажденной крепости», когда силовикам логичнее искать и находить какие-то подрывные элементы. Во многом это просто индустрия, направленная на удовлетворение карьерных амбиций сотрудников правоохранительных органов, они просто делают лишние звездочки на погонах. Во-вторых, в Крыму тесно переплетены исламская и национальная идентичности крымских татар, которые в значительной степени воспринимаются как нелояльные элементы. По отношению к ним повышенная бдительность правоохранительных органов встречает понимание и московского руководства, и местного населения. Это просто более удобная почва для фальсификации различных дел о деятельности экстремистских сообществ.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG