Доступность ссылки

«Пропустить через себя эту боль». Перфоманс о Крыме на площади Праги


Театральный перфоманс в Праге

В Праге, на площади Вацлава Гавела, вблизи Народного театра, 14 октября жителям столицы Чехии показали документальный перфоманс о жизни в Крыму после российской аннексии «Трава пробивает землю». Поставили его крымский режиссер Галина Джикаева и драматурги Дэн и Яна Гуменные.

По словам авторов проекта, они заложили в его основу современную крымскотатарскую поэзию, отчет организаций «КрымSOS» и Amnesty International о пытках и нарушениях прав человека в аннексированном Крыму, а также в зоне конфликта на востоке Украины, доклад Управления верховного комиссара ООН по правам человека и рассказы переселенцев.

Как крымчане с помощью современного театра рассказывают западным странам о жизни на полуострове после аннексии? Популярно ли театральное искусство крымчан в Европе? Эти и другие актуальные темы в студии Радио Крым.Реалии в ток-шоу «Доброе утро, Крым» ведущий Сергей Мокрушин обсуждает с крымским театральным режиссером Галиной Джикаевой.

– Расскажите об этом перфомансе. Что вы хотели показать жителям Чехии?

Перфоманс о том, как на прекрасную землю любви, которой является Крым, приходит насилие
Галина Джикаева

– Этому перфомансу уже почти год. В «Крымском доме» мы делали премьеру. Примерно год назад ко мне обратились крымские поэтессы и попросили сделать театральное действо, которое сделало бы понятным язык поэзии. Что бы донести ту энергию, которая вложена в эти стихи. Мы использовали документы правозащитников о пытках в Крыму и получился такой перфоманс без слов, звучат только стихи поэтесс. Перфоманс о том, как на прекрасную землю любви, которой является Крым, приходит насилие. И что происходит с этой землей, с людьми, которые там живут, когда агрессор захватывает эту землю. Там действительно есть реконструкция пыток, которую используют силовики в момент выбивания показаний.

Галина Джикаева
Галина Джикаева

–​ Как это выглядит?

– Там используются аутентичные материалы. Несколько мешков песка. Из него делают «крымскую землю». Обязательно «Артемовская» соль, потому что это такой «привет» из Донбасса, смешанная с синькой – это такое море. Задействован крымский ракушечник из которых крымские татары начинали строить свои жилища. Звучит музыка. Музыка не академическая. Молодые композиторки дуэта «Guma», крымчанка Татьяна Хорошун и Яна Шлябанская, прямо по ходу перфоменса создают некий звукоряд, который записывали и в Крыму. Это не органический ряд. Затем, в зависимости от того, какие стихи звучат, наступает момент, когда показываем, собственно, насилие. Начинается избиение, и затем перформеру в кульминационный момент надевают на голову пакет и затягивают скотчем. И он там реально задыхается до 30 секунд. На площади Вацлава Гавела он (Дэн ГуменныйКР) плохо продышался и у него даже конвульсии начались. Его жена Яна вовремя это увидела и разорвала пакет. На этом собственно и закончили, нормально и без проблем. Да, перфоманс связан с риском.

Театральный перфоманс в Праге
Театральный перфоманс в Праге
Полиция потом подошла и сказала: «Почему так депрессивно?». Я говорю: «Потому что Крым». Очень многие плакали

Этот перфоманс был в Праге. Никто не пытался вызвать полицию?

– Нет, конечно…Это же Европа, и это нормально, когда кто-то что-то делает. Я видела уличных актеров в Праге, и наши, конечно, немножечко пугающие. Вот во Львове люди стояли очень плотно к перфомансу, а здесь на расстоянии и немножко шокированы. Многих тронуло. Единственно, что полиция потом подошла и сказала: «Почему так депрессивно?». Я говорю: «Потому что Крым». Очень многие плакали.

– Насколько европейская публика поняла, о чем это было?

– Это все происходило в рамках фестиваля демократии. Уже контекст был понятный. Это было в соцсетях. В театре даже напечатали тексты поэзии на чешском и английском языках. Люди, которые пришли, уже были готовы. Это же Европа. Они знают, что такое современное искусство, они умеют его считывать. У нас еще не готова публика.

– Можно сказать, что в Украине публика более вовлечена в эту тему?

Конечно. Все наше общество, хотя его члены признавать это или нет, живут в состоянии тотального ощущения войны. И кончено они подключаются быстрее, реагируют острее. Приезжаешь в Европу, а она такая веселая, такая солнечная, позитивная энергия. Потому-то им так сложно понять, что происходит и что существует боль. Тем не менее, они настолько открыты, что они могут ее впустить. Хотя с опаской.

– Какие еще истории вы реализовали через язык перфоманса? Над какими темами работаете?

Девочки с кровавыми руками выходили из перфоманса. Это нормально
Галина Джикаева

– Есть «PostPlay Театр» и новое образование «PostPlay Lab». Сейчас мы занимается образовательной программой. Была школа быстрой драмы, школа перформативная, и со 2 ноября мы начинаем школу режиссуры для не режиссеров. В рамках школы перфоманса мы реализуем идеи, которые приносят наши ученики. Мы, как кураторы, что-то советуем, но, как правило, они в правильном направлении мыслят. Наши молодые коллеги делают перфомансы, в том числе, на социально-политические темы. На фестивале Jazz Koktebel, на локации «Остров Крым», все перфомансы от нашей школы были посвящены теме Крыма. На Контрактовой площади мы, еще до освобождения наших ребят, делали перфоманс, где два человека с завязанными колючей проволокой сзади руками, рисовали Крым и вписывали мелом в пространство имя тех, кто сейчас сидит за решеткой в Крыму или России. Девочки с кровавыми руками выходили из перфоманса. Это нормально.

– Почему это должно показываться через боль?

Это честнее. Если ты говоришь о больной теме, то ты должен быть честен, ты должен через себя пропустить эту боль. Только тогда ты имеешь право говорить на эту тему. Все остальное это просто демагогия, пропаганда и не правда.

– В Киеве публика активно ходит на ваши постановки?

– У нас не такой большой театр. Это не мерило состояния интереса к такому театру. Если говорить вообще, то только два процента населения ходит в театр. А в такой как наш, то вообще какая-то сотая процента. Ходят – и слава богу. Это активная часть населения, которая строит гражданское общество, на которое мы надеемся.

– К нашему разговору подключается пресс-атташе «Театра переселенца» Анастасия Пугач. Расскажите о вашем проекте. С какой целью он создавался?

Хотели воодушевить полтора миллиона переселенцев, дать нам право голоса
Анастасия Пугач

Пугач: Он создавался четыре года назад. Его создали немецкий режиссер Георг Жено, украинский драматург Наталья Ворожбит и военный психотерапевт Алексей Карачинский. В 2015 году было очень много переселенцев. Хотели воодушевить полтора миллиона переселенцев, дать нам право голоса. Был создан целый ряд документальных постановок. И вот три года мы успешно работали.

– Над какими темами работали драматурги?

Пугач: Это были реальные истории переселенцев. Был очень большой проект «Дети военные на востоке страны». Это были постановки в прифронтовых городах с участием школьников и украинских военных. Потом мы стали поднимать и другие темы, не только военные.

– Галина, украинскому государству интересны такие проекты, как ваш?

– К сожалению, не очень. Мне так кажется, потому что мы подавали заявки в «Украинский культурный фонд» с крымскими темами и Донбассом. Хотели поехать в экспедицию и сделать мультимедийную инсталляцию. Наш проект не утвердили. Я смотрю на продукты, которые выдают люди, получившие гранты, и они меня не убеждают. Я не понимаю по какому критерию отбираются заявки. Я не вижу тотальной увлеченности этим вопросом. Либо дают на пропагандистские темы. Мы в этом не участвуем. Хотя украинское посольство в Чехи пригласило нас на этот фестиваль. Поэтому нельзя сказать, что совсем нет.

– Остался ли в Крыму независимый театр?

– Есть локальные попытки сделать спектакли на современной драматургии. Но централизованно – нет. Я не так близко общаюсь с теми людьми, которые там занимаются театром. Заниматься там можно на российские деньги, а я в этом не хочу участвовать.

(Текст подготовил Артем Лаптиев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG