Доступность ссылки

Сейдамет Меметов. В борьбе за будущее крымских татар


Сейдамет Меметов

Он ушел из жизни десять лет назад – 12 марта 2010 года. Сейдамет Меметов – активист национального движения крымскотатарского народа, неоднократно арестованный и судимый за участие в борьбе своего народа за возвращение на историческую родину и восстановление государственности.

В крымскотатарском национальном движении участвовали представители разных возрастов и поколений, оно было подлинно массовым. Один из тех, без кого невозможно представить историю борьбы и возвращения крымских татар на родину – Сейдамет Меметов.

Он родился 10 октября 1941 года в селе Азиз города Бахчисарая. Его род происходил из Бахчисарая: отец – Мемет Эмирвелиев был из Эски-Юрта, а мама Сайде – из Салачика. Отец работал машинистом, мама занималась домашним хозяйством. Сайде ханум знала множество старинных крымскотатарских песен и прекрасно их исполняла.

18 мая 1944 года крымских татар изгнали из Крыма. В эшелонах, направлявшихся в мае 1944 года в отдаленные районы Средней Азии и Сибири, оказались и руководители Крымской АССР, и рядовые ее граждане. В одночасье все они – глава автономии и глава правительства республики, руководители партизанского движения, женщины, старики, дети – стали врагами Советской власти, «изменниками Родины», предателями.

Хотя Сейдамет тогда был очень мал, он навсегда запомнил эпизод, когда во время этапирования едва не погиб – ножка малыша провалилась в дыру в вагоне, его тогда еле-еле спасли. Большая часть депортированных крымских татар оказалась в Узбекистане. Семью Мемета Эмирвелиева выслали в узбекистанский Маргилан.

Целый народ стал коллективным политзаключенным

Как и остальные крымские татары, они получили статус спецпереселенцев. По сути, целый народ стал коллективным политзаключенным. В местах спецпоселений крымских татар (преимущественно – в Узбекистане, а также в Казахстане, Таджикистане, отдаленных областях России) существовали спецкомендатуры НКВД. Спецпереселенцы не имели права без разрешения коменданта отлучаться за пределы места расселения даже в соседний район, не говоря уже о том, чтоб выехать за пределы республики. Они должны были ежемесячно отмечаться в спецкомендатурах на местах; самовольная отлучка за пределы района расселения рассматривалась как побег и влекла за собой ответственность в уголовном порядке.

Первые годы изгнания были страшными – люди умирали целыми семьями. Семья Мемета Эмирвелиева была многодетной, но в живых остались только родители и двое детей – Сейдамет и Шефика. Сайде ханум сильно болела, дети и муж выхаживали ее, учили говорить и ходить заново.

В апреле 1956 года с крымских татар был снят статус спецпереселенцев – однако без права вернуться на родину в Крым. С этого времени представителями национальной элиты начали предприниматься активные попытки достучаться до высшего руководства страны и добиться возвращения на родину.

Первые обращения «во власть» второй половины 1956-начала 1957 годов к успеху не привели, а к осени 1957-го национальное движение обрело массовый характер – на предприятиях, по месту жительства возникает сеть «инициативных групп» крымских татар. «Инициативные группы» конца 50-х годов обеспечили беспрецедентно массовую петиционную кампанию: в высшие органы власти были направлены обращения, подписанные десятками тысяч человек, а также тысячи индивидуальных писем.

Сейдамет Меметов во время службы в армии. Архив Зеры Бекировой
Сейдамет Меметов во время службы в армии. Архив Зеры Бекировой

Мемет Эмирвелиев также включился в эту деятельность. Его сын Сейдамет в это время был в армии. В начале 1960-х Мемет в качестве делегата от народа ездил в Москву. А вот Сейдамета привел в движение в начале 1960-х сам Бекир агъа Османов – человек авторитетный и уважаемый среди крымских татар, один из тех, кто стоял у истоков движения.

«После возвращения из армии Сейдамет активно включается в движение и остается в нем до последних дней своей жизни, – рассказывает супруга Меметова Зера Бекирова. – Своими наставниками он считал Бекира Османова, Джеббара Акимова, Мухсима Османова, очень гордился их доверием. Для него они были неистовыми борцами со стальной закалкой и в то же время большими романтиками. Сейдамет часто вспоминал, как Джеббар Акимов и Бекир Османов мечтали о всенародном празднике: «Мы проводим в Крым последнюю крымскотатарскую семью, потом и сами следом под звуки «Хайтармы», танцуя, войдем в Симферополь».

Джеббар Акимов и Бекир Османов. Архив автора
Джеббар Акимов и Бекир Османов. Архив автора

В 1966 году против Сейдамета Меметова было возбуждено уголовное дело за организацию митингов в поддержку арестованных Айше Сеитмуратовой и Сервера Шамратова. После двух месяцев в камере предварительного заключения последовал суд. Приговор – год исправительных работ.

Следователь говорил ему во время допроса: «Ты, простой слесарь, чего из себя корчишь, мы таких китов, как Тимур Дагджи, сломали, а тебя и подавно раздавим!» На что Сейдамет отвечал: «Больших китов гораздо легче ломать, нежели мелких рыб. Я не кит, но меня не сломаете». Так и случилось. И вскоре его арестовали вновь.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 5 сентября 1967 года «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму», так и не решил проблему возвращения крымскотатарского народа в Крым. Пытавшихся вернуться на родину на основании этого правового акта крымских татар не прописывали и жестоко изгоняли с полуострова. Сейдамет собирал сведения о таких случаях для документа национального движения «Положение крымских татар в СССР хуже, чем положение негров в штате Алабама США».

В январе 1968 года его арестовали. На скамье подсудимых оказались два физика – Юрий Османов и Сабри Османов, математик Энвер Маметов и он – Сейдамет Меметов. Суд, состоявшийся в июне 1968 года, признал всех подсудимых виновными: Юрий Османов получил два с половиной года лагеря усиленного режима, Энвера Маметова приговорили к полутора годам лагеря усиленного режима, Сабри Османова – к одному году и Сейдамета Меметова – к шести месяцам лишения свободы.

После освобождения из лагеря Сейдамет почти все время находился в Москве, руководил и координировал приезд делегаций «инициативников». В книге адвоката Николая Сафонова «Записки адвоката» о нем сказано так: «В аэропорту меня как всегда встречал Сейдамет. Про себя я называл его министром внутренних дел крымскотатарского народа».

Сейдамет Меметов, архив Зеры Бекировой
Сейдамет Меметов, архив Зеры Бекировой

Он был полностью поглощен этой деятельностью. «Сейдамет знал почти всех участников движения лично, очень много раз был в Москве, руководил многочисленными делегациями. На него пять раз заводили уголовное дело, три из которых закончились тюремными сроками. Старейшины движения доверяли ему самые ответственные задания, о чем он рассказывал с нескрываемой гордостью. Он принимал личное участие в подготовке всесоюзных, республиканских встреч представителей народа, разработке, тиражировании и распространении многих документов движения», – рассказывает Зера Бекирова.

В 1977 году Меметов сделал попытку переехать в Крым – остановился в селе Лесновка Сакского района, купил дом. Здесь уже проживало много семей крымских татар, которых власти упорно не прописывали в Крыму. Сейдамет Меметов собирал материалы о преследовании крымских татар, пытавшихся закрепиться на родине – в Херсонской и Крымской областях. Его осудили на два года высылки из Крыма.

15 марта 1979 года последовал новый суд. Сейдамет Меметов был приговорен к 1 году лагерей строгого режима и 4 годам ссылки за «тунеядство», «невыполнение приговора о высылке» и «нарушение паспортных правил». После окончания срока его родителей вышвырнули за Чонгар. Они вынуждены были купить домик в Геническе.

После начала массового возвращения крымских татар в Крым, в 1990-х, он наконец обрел полноценную семью. «Судьба свела меня с Сейдаметом в довольно зрелом возрасте. Мне было за тридцать, ему за пятьдесят. Он был очень хорошим отцом, в дочери и сыне не чаял души, разговаривал с ними на равных, никогда не повышая на них голос, не давя авторитетом. Очень любил водить детей на праздники, в цирк, а иногда просто в лес. И всегда пел. А народных песен он знал великое множество!» – вспоминает Зера Бекирова.

Сейдамет Меметов в кругу семьи. Архив Зеры Бекировой
Сейдамет Меметов в кругу семьи. Архив Зеры Бекировой

После гибели Юрия Османова Сейдамет агъа стал управляющим делами НДКТ, хранителем архива национального движения. Борьба за восстановление прав крымскотатарского народа была смыслом его жизни. До последних дней, уже будучи тяжело больным, Сейдамет Меметов оставался в национальном движении.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG