Доступность ссылки

«Люди стараются просто держаться на плаву»: как пандемия повлияла на работу теневого бизнеса в Крыму


Торговля в Севастополе, 31 марта 2020 года

Исполняющий обязанности российского губернатора Севастополя Михаил Развожаев обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой помочь с поддержкой людей, которые работали в теневом секторе и потеряли работу в связи с карантином. По данным российского правительства Севастополя, в городе таких работников насчитывается около 10 тысяч.

При этом Михаил Развожаев сообщил в интервью изданию «Форпост», что за помощью к чиновникам обратилось лишь 500 человек и что они опасаются репрессивных мер со стороны государства. Ранее в российском правительстве Крыма заявили о том, что наибольший финансовый ущерб во время «режима повышенной готовности» получат люди, работавшие неофициально. Российский министр труда и социальной защиты Крыма Елена Романовская призвала их обращаться в центры занятости, чтобы оформляться в качестве безработных. О том, что делать с крымским теневым сектором, шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Председатель Региональной общественной организации малого и среднего предпринимательства «Союз предпринимателей Севастополя» Марат Тюнин высказал Крым.Реалии мнение, что местные бизнесмены и их сотрудники уже не ждут от российских властей помощи.

– Уровень доверия к власти низкий, и те, кто сидит в правительстве, это прекрасно понимают. Кто пойдет к власти что-то просить? Что она дала, что она кому даст? При прошлых градоначальниках Дмитрии Овсянникове и Сергее Меняйло предпринимателей полностью разорили, разграбили, имущество забрали и не дали никаких компенсационных мест на рынках. Люди были вынуждены самостоятельно искать средства к существованию, кормить свои семьи, устраиваться на работу. У меня двое маленьких детей, жена подала на выплату 15 тысяч рублей – заявку должны были рассмотреть за пять дней, а рассматривают уже две недели. Если уже о детях идет речь, то я просто не понимаю, какая может быть помощь предпринимателям и кто будет обращаться. Может, кто-то и получает выплаты точечно, но я о таких не слышал.

Марат Тюнин
Марат Тюнин

Марат Тюнин также сомневается в том, что в так называемом теневом секторе Севастополя работает сколько-нибудь значительное количество предпринимателей.

Кто еще не разорился, старается просто держаться на плаву, не надеясь на государство
Марат Тюнин

– Бабушка, которая торгует редиской и луком у дороги – этот теневой сектор Развожаев имел в виду? Всех предпринимателей с мало-мальским бизнесом уже «обилетили» по полной программе. Тем, кто арендует помещения или землю у государства, подняли арендную плату до космических высот. Если при Украине человек платил 100 долларов в месяц за участок, то теперь 1500-2000 долларов. Как зарабатывать, где этот теневой сектор? В Севастополе нет инвестиций, бизнес не развивается, тут бы сохранить что есть. Кто еще не разорился, старается просто держаться на плаву, не надеясь на государство.

По мнению председателя отделения российской общественной организации «Опора России» по Севастополю Илья Пестерников, сложившаяся ситуация может поспособствовать выведению севастопольского бизнеса из тени.

Карантин может стать точкой перехода теневого сектора в белый
Илья Пестерников

– Очень многим людям, чего греха таить, платят так называемую зарплату в конвертах. Сейчас, конечно, для них наступил переломный момент, но я считаю, что они получат поддержку государства. Деньги сегодня стараются давать всем предпринимателям, но в первую очередь надо все равно рассчитывать на себя. Когда мы устраиваемся на работу без официального трудоустройства, мы должны понимать, какие риски могут ожидать нас в форс-мажорных ситуациях. Мне кажется, этот карантин может стать точкой перехода теневого сектора в белый. Если люди получат поддержку от государства, то, соответственно, признают, что до этого нарушали закон, и им не позволят делать это в будущем.

Российским властям в ситуации экономического кризиса из-за пандемии коронавируса следует помочь всем без исключения гражданам, считает директор Центра исследований экономической политики при экономическом факультете Московского государственного университета Олег Буклемишев.

Если кто-то уже заявляет о том, что работал неофициально, значит ситуация у него и правда тяжелая
Олег Буклемишев

– У нас почему-то смешивают две категории помощи, каждая из которых имеет право на существование и, более того, необходима в нынешних тяжелых условиях. Я имею в виду помощь гражданам и бизнесу. Я считаю, что гражданам нужно помогать вне зависимости от того, работает человек или нет, молодой он, старый или какой еще. В правительстве России еще не дошло до такой простой мысли, но, мне кажется, с месячным опозданием до них это дойдет. Поддерживать же теневой бизнес очень странно, поскольку продление его существования не входит в цели деятельности любого государства. На мой взгляд, на это могут потратить лишние ресурсы и усилия, вместо того чтобы просто помочь всем. Если кто-то уже заявляет о том, что работал неофициально, значит ситуация у него и правда тяжелая, и этот человек должен получить деньги без дополнительных условий.

Олег Буклемишев
Олег Буклемишев

Между тем украинский экономист, член Совета по вопросам экономического развития при Кабинете министров Украины Ярослав Жалило указывает на то, что именно неофициальные заработки во время жестких карантинных мер помогают некоторым людям держаться на плаву.

Карантинные меры привели даже к большей тенизации, что позволяет некоторым гражданам выживать
Ярослав Жалило

– Теневой сектор бывает разным. Как я понимаю, в Крыму речь идет о людях, которые работали в сфере торговли, услуг, туризма и так далее. Понятно, что сегодня потребительская активность резко упала, туризм практически обвалился, и задействованные в нем люди остались без работы. Однако, с другой стороны, эта тенизация спасает часть людей, ведь парикмахерские, заведения общественного питания, торговые структуры либо ушли в онлайн, либо стали работать неофициально. То есть эти карантинные меры привели даже к большей тенизации, что позволяет некоторым гражданам выживать. Но с этими людьми и бизнесами надо все-таки что-то решать, оказывать им поддержку и хоть как-то институциализировать. Все-таки гражданам, занятым в теневом секторе, будет гораздо труднее доказать свои права на материальную помощь.

Ярослав Жалило отмечает, что на материковой части Украины даже мелкие предприниматели, как правило, регистрируют свой бизнес, однако теневые заработки и уклонение от уплаты налогов с помощью различных схем все равно остаются проблемой для государства. Украинские власти пока что не приняли программу прямой материальной поддержки предпринимателей – утверждены только кредитные и налоговые льготы. В России же федеральные власти постановили выплачивать из бюджета по 12 с небольшим тысяч рублей малому и среднему бизнесу на каждого работника при условии сохранения рабочих мест в апреле.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG