Доступность ссылки

«Это террор, запугивание наших сыновей» – мать крымских фигурантов «дела Хизб ут-Тахрир»


Диляра Абдуллаева

Два года назад, 12 октября 2016 года, российские силовики пришли с обысками в дома пяти мусульманских семей в поселках Каменка и Строгановка, которые находятся недалеко от Симферополя. Они задержали пятерых крымских татар – их обвиняют в участии в запрещенной в России и в Крыму организации «Хизб ут-Тахрир». Среди задержанных были два родных брата: Узеир Абдуллаев и Теймур Абдуллаев.

Участница общественного объединения «Крымская солидарность» Диляра Абдуллаева рассказывает​ в интервью Крым.Реалии​ о двоих сыновьях, заключенных под стражу, об условиях их содержания в СИЗО и о поддержке соотечественников.

– Диляра, как ваших сыновей?

– Сам по себе факт нахождения в СИЗО после зверского жестокого обыска... Когда на домики и мирно спящих людей напала вооруженная банда в камуфляжах-бронежелетах, с заряженными автоматами, в масках, выломав двери, выбив стекла, со всех дыр вламываются в дома, где девятеро малолетних детей. Этот незаконный обыск и арест, изоляция, физическое и психологическое давление, когда нет связи с внешним миром, являются сильным стрессом.

Это ломает любого, особенно невиновных, не совершивших никакого преступления, они очень подвержены сильным потрясениям. Я как врач больше других понимаю последствия этих стрессов. Но они не сломили дух моих любимых сыновей.

– И все это под предлогом борьбы с терроризмом?

Борьба с терроризмом в Крыму – это средство преследования инакомыслящих

– Репрессии против крымских татар в оккупированном Крыму не имеют ничего общего с борьбой с терроризмом. Борьба с терроризмом в Крыму – это средство преследования и притеснения инакомыслящих, это репрессии. Это преступление против наших сыновей. Это террор, запугивание наших сыновей. Мои сыновья не террористы. Террористы – не мы. В мирном Крыму никогда не слышали об этом. Оно пришло с приходом России. И кто же совершает террор?

– Работает в Крыму презумпция невиновности?

– Режим, где узаконено беззаконие, лишил свободу моих сыновей, заключив их в тюрьму, где они уже третий год под следствием. Столько лет находиться под следствием – это пытки, физическое уничтожение лица. Презумпция невиновности в России – пустой звук. Мои сыновья попали под каток репрессий над крымскотатарским народом. Раньше мой народ был с приставкой «предатели», сегодня – «террористы». Это ярлык, который хотят навестить на моих сыновей, это депортация моего народа в лице моих сыновей в тюрьмы.

– Что-то обнадеживающее по судьбе сыновей говорят адвокаты?

– Да сам по себе факт нахождения в СИЗО является сильным стрессовых потрясением. Сильные, смелые в нечеловеческих условиях вынуждены подчиняться правилам недостойных и претерпевать от малодушных ежедневные унижения. Я благодарна соотечественникам, что пишут им письма, что приходят на суды. Это тепло и поддержку они чувствуют.

Защищать справедливость при несправедливости очень сложно. А защитить от того, чего не было, – невозможно

К сожалению, в силу занятости адвокаты с ними мало видятся, в основном – на судах. А встречи с адвокатами в СИЗО очень им там нужны. Это им необходимо не только для юридической консультации, которая необходима, но и для психологической поддержки, ведь переговорить только на судах это не является конфиденциально, все происходит в присутствии посторонних. А так адвокаты делают все, но оправдательных приговоров нет вообще. Защищать справедливость при несправедливости очень сложно. А защитить от того, чего не было, – невозможно. Даже если суд видит, что в деле нет состава преступления вообще – обвинительный приговор с наиболее мягким наказанием уже считается победой.

Диляра Абдуллаева
Диляра Абдуллаева

– Какие условия содержания в Симферопольском СИЗО?

– Условия в СИЗО – нечеловеческие. Мои сыновья сейчас в камерах для убийц в спецблоке. Мой младший сын находился в спецкамере в спецблоке два года. А старший – в камере, где на положенных 18 мест находятся 28 человек, где спертый воздух – абсолютно дышать нечем, сыро, все течет, никогда не проветривается, где одно маленькое окно с частыми решетками, никогда не проникает лучик солнца, постоянный полумрак. Замкнутое пространство. Оно угнетает, действует губительно.

Младший сын два года в камере, где двое нар, никогда не проветривается, нет туалета – дырка в полу, прикованный табурет и жесткие нары, передвигаться невозможно, как в ракете – и это более двух лет. Сейчас они в таких же камерах, только этажом ниже – условия еще хуже, оказывается постоянное давление на психику, такой прессинг человек обычно не выдерживает, животное давно бы сдохло.

Мои сыновья в СИЗО в разных камерах не имеют возможность друг друга увидеть, видятся только на судебных процессах.

Поэтому в таких условиях они очень ждут адвокатов. Адвокат для них – это глоточек свежего воздуха, это свобода, это новости, это надежда. Это известие, как продвигается дело и какая позиция у других фигурантов этого дела.

– Пробуете ли получить материальную помощь от правительства Украины, как мать политузников Кремля?

– Я ездила в Украину, сделала немало для получения материальной поддержки семьям политузников, которые оказались без кормильцев. И помощь в размере 100 тысяч гривен получат мои невестки. У одного сына пятеро несовершеннолетних детей, а у другого – четверо, мне совесть не позволит рассчитывать на что-то. Тем более, мне известно, что все деньги пойдут на оплату услуг адвокатов и на моих внуков.

Я, безусловно, нуждаюсь в материальной помощи – на мои плечи легло обеспечение передачами в тюрьму моим сыновьям, на мне полностью обеспечение зимней и летней одеждой сыновей, обувь и ежемесячно лекарства, которые очень дорогие. И я бы одна не справилась, если бы мне не помогал народ.

– Что для вас «Крымская солидарность»?

– Эта организация завоевала признание народа, много делает для его объединения. «Крымская солидарность» оказывает поддержку семьям моих сыновей, с детьми проводятся различные мероприятия, как занимательные и поучительные, так и развлекательные, чтобы детям облегчить боль за отцов, ведь всем известно, как без отца нелегко.

– Чем особенно важны собрания «Крымской солидарности»?

– На собраниях «Крымской солидарности» родные могут встречаться с адвокатами своих незаконно осужденных сыновей, узнавать о состоянии их здоровья, получать юридическую помощь, информацию о стадии уголовного дела и любую другую информацию. На собраниях могут присутствовать все желающие, родные и близкие невиновных заключенных, несправедливо брошенных в российские тюрьмы.

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG