Доступность ссылки

Письма из неволи: Цена свободы. Мысли в тюремной камере


Вадим Сирук на судебном заседании в Ростове-на-Дону. Россия, январь 2018 года

(Продолжение, начало читайте здесь)

2017 год, лето, очередная «мера пресечения». Встретился с братьями, стоим в «боксике». Муслим Алиев делится: «Сегодня видел удивительный сон, плыву по большой бурной реке против течения, сносит, но благодаря усилиям и большому усердию выплываю в сторону – на берег, слава Аллаху!». Делаем вывод: в правом деле можно добиться чего-либо только благодаря усилиям и труду.

Через три месяца опять переводят в другую камеру – в нашей ремонт. Утром опять просыпаюсь от солнечных лучей, пробивающихся через окно. Сплю на верхних нарах, слышу щелчки, скрежет – открывают на улице двери, кого-то выводят на прогулку. Наше окно выходит на прогулочные дворики для пожизненно заключенных.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.

Со дворов слышу знакомый голос и возгласы на всю тюрьму: «Такбир Аллаху Акбар, Аллаху Акбар!». Это Теймур Абдуллаев, нет сомнений, его голос я уже запомнил. Его из спецблока тоже выводят гулять в эти дворики, они хоть и маленькие, но там есть турник и брусья, Теймур – спортсмен, ему хорошо, так форму поддерживать можно.

Кричу в решетку: «Тимур агъа! Как вы? Сен насыл, къардашым (Ты как, брат? – ред.)». «Аллаха шукур (слава Аллаху – ред.), все хорошо, дорогой! Тебя услышал, еще лучше стало», – ответил он. Их, «симферопольскую группу», арестовали спустя полгода после нас, «ялтинской группы». В тот период в спецблоке симферопольского СИЗО сидели Энвер Мамутов и Теймур Абдуллаев – оба по 206.5 статье УК РФ, типа «организаторы».

Теймур Абдуллаев в суде
Теймур Абдуллаев в суде

Впоследствии, через пару лет, со слов Энвера Мамутова узнал, что там это было облегчением узнать, что недалеко от друг друга были, могли хоть через «броню» двери общаться, поддерживать на родном языке!

Нарушения, фальсификации, суд неприступен, на лицах судей написано: «Мы тут не причем, у нас заказ сверху!»

Прошло следствие, ознакомление с уголовным делом, увезли в Ростов-на-Дону, начались суды, тяжбы. Тщательно готовились, закидывали суд ходатайствами. Но – нарушения, фальсификации, суд неприступен, на лицах судей написано: «Мы тут не причем, у нас заказ сверху!»

Джамаат (общественность, община – ред.) родные, представители СМИ приезжают, поддерживают – стало полегче. Дошли до стороны защиты, суд возвращает дело в прокуратуру Крыма, опять следствие, ознакомление, этапы, уже «закрыли» «бахчисарайскую вторую группу» и красногвардейских ребят...

Фигуранты ялтинского «дела Хизб ут-Тахрир» на суде по объявлению приговора. Вадим Сирук третий слева. Ростов-на-Дону, ноябрь 2019 года
Фигуранты ялтинского «дела Хизб ут-Тахрир» на суде по объявлению приговора. Вадим Сирук третий слева. Ростов-на-Дону, ноябрь 2019 года

Хотят потушить свет сопротивления и непокорности перед репрессиями. Все дела показательные

Сижу в очередной камере, по счету уже сбился – какая она, думаю... Наших земляков все больше и больше сажают, система безжалостно перемалывает людей как мясорубка. Хотят потушить свет сопротивления и непокорности перед репрессиями. Все дела показательные, по большей части заключенные молодые, с многодетными семьями, но и стариков сажают – не щадят никого. Сколько это продлится? Сколько нас еще посадят?

Тогда старики не думали о себе – больше о будущем своих детей и внуков. И нам это предстоит...

Рано или поздно, конечно, закончится, иншаАллах, вопрос только: какой ценой? Сколько судеб загубят? Какова же цена нашей свободы? Сколько мы, наш народ должен заплатить, чтобы жить свободно, исповедовать свою религию, выражать политическую позицию, говорить о несправедливости, которую видим, не боясь «черного воронка», а сейчас «черного Фольксвагена», который увезет на долгие годы?

Во времена депортации крымскотатарского народа – это была дорогая цена, и во времена нашего возвращения, и после 90-х тоже нелегко было добиваться прав на родину, но никто не останавливался, и мы не остановимся, иншаАллах. Тогда старики не думали о себе – больше о будущем своих детей и внуков. И нам это предстоит...

(Продолжение следует)

Вадим Сирук, гражданский журналист, активист, правозащитными организациями признан политическим заключенным

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Крымчане в российском заключении

После аннексии Крыма Россией весной 2014 года на полуострове начались аресты российскими силовиками независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенными в России организациями «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джемаат».

В Секретариате Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Людмилы Денисовой сообщили, что по состоянию на ноябрь 2020 года число граждан Украины, которые преследуются Россией по политическим мотивам, составляет 130 человек.

По данным Крымской правозащитной группы, по состоянию на конец октября 2020 года не менее 110 человек лишены свободы в рамках политически мотивированных или религиозных уголовных преследований в Крыму.

Руководитель программы поддержки политзаключенных, член Совета правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис сообщал, что всего в списке их центра находится 315 человек, 59 из которых – крымчане.​

Правозащитники и адвокаты называют эти уголовные дела преследованием по политическому, национальному или религиозному признаку. Власти России отрицают эти причины преследований.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG