Доступность ссылки

Виталий Портников: С кем хочет воевать Сергей Лавров?


Специально для Крым.Реалии

«Хочешь мира – готовься к войне». Уже тот факт, что для объяснения постулатов российской внешней политики Сергей Лавров вспомнил это древнеримское изречение, думаю, показывает, насколько далеко в прошлое готов мигрировать режим Владимира Путина – только чтобы сохранить власть.

Градус агрессивности в заявлениях Сергея Лаврова, похоже, нарастает день ото дня. На совместной пресс-конференции с главой европейской дипломатии Жозепом Боррелем Лавров попросту издевался над гостем. Да и сама пресс-конференция выглядела плохо режиссированным спектаклем с участием специально подготовленных «журналистов» пропагандистских изданий.

Затем появилось вот это – «хочеш мира – готовься к войне». И заявление, что Россия готова к разрыву отношений с Европейским союзом. Потом разъяснение – на самом деле это ЕС разрывает с Россией отношения, это он готовится к войне. А Россия всего лишь реагирует на вызов. Что последует дальше? И почему сейчас?

Почему в отношении ЕС не было столь агрессивной риторики в 2014 году, когда Россия аннексировала Крым и начала войну на Донбассе, а Европейский союз усиливал санкции? Почему тогда не было такого рода обвинений и призывов готовиться к войне? Почему тогда с европейскими визитерами еще обходились с уважением, а не вываливали им на головы ушаты грязи – как в случае с Боррелем или министром иностранных дел Финляндии Пеккой Хаависто (именно глава финляндского внешнеполитического ведомства выслушивал обвинения Лаврова в европейской «русофобии»)?

Нервы сдали тогда, когда европейцы стали говорить о проблемах самой России

Ответить на этот вопрос не так сложно. Пока конфликт ЕС и Кремля касался агрессивных действий России в Украине или – перед этим – в Грузии, в Москве, похоже, еще готовы были соблюдать приличия. Нервы, как видим, сдали тогда, когда европейцы стали говорить о проблемах самой России. О неудавшемся отравлении оппозиционера Алексея Навального, его задержании и аресте. О разгоне российскими силовиками протестных акций. О необходимости вернуться к правовым нормам и перестать преследовать оппозиционеров и просто неравнодушных граждан.

Настоящая угроза для этой власти – не украинцы, не Европейский союз, не Байден, а сами россияне

Это как раз то, что превращает любого, пускай самого благожелательного, собеседника даже не в «русофоба», а в личного врага Путина и Лаврова. И разве это не логично? Санкции могут ударить по экономике России, но никак не влияют на устойчивость режима. В Украине требуют восстановления собственной территориальной целостности, а не смены власти в России. Уверен, настоящая угроза для этой власти – не украинцы, не Европейский союз, не Байден, а сами россияне.

Именно поэтому в любом оппозиционере, который рассказывает о «дворце Путина», и в любом студенте, который зажигает фонарик в питерском дворике, российская власть видит настоящую, а не придуманную угрозу. Это российским телезрителям пропагандисты режима рассказывают об «агрессивном НАТО» и «распятом мальчике». На самом деле и они, уверен, прекрасно знают, что ни Украина, ни НАТО, ни США, ни ЕС России не угрожают.

Российское руководство готовится вовсе не к войне с Европейским союзом. Оно, я уверен, готовится к войне с народом самой России

Но если главная опасность Кремлю исходит от самих россиян, то любой, кто пытается поддержать право граждан России протестовать, рассказывать правду, влиять на политические процессы – враг. И с таким врагом нужно разговаривать жестко и без сантиментов. А если он не понимает «лавровского языка» – прекращать любые контакты. Потому что нельзя поощрять желание россиян быть свободными.

Но в этом случае получается, что российское руководство готовится вовсе не к войне с Европейским союзом.

Оно, я уверен, готовится к войне с народом самой России.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG