Доступность ссылки

«Элемент репрессий против крымчан»: выдача российских паспортов в Крыму и кейс Павла Казарина


Украинский журналист из Крыма и обозреватель Крым.Реалии Павел Казарин на прошлой неделе оказался в центре скандала, после того как стало известно, что в 2014 году он получил российские паспорта: внутренний и для выезда за рубеж. Позднее Министерство иностранных дел Украины выступило с заявлением о том, что российские паспорта были противоправно навязаны крымчанам и не признаются украинскими властями.

Почему Павел Казарин решил оформить российские документы в 2014 году? Какие условия создала Россия для тех крымчан, кто не хотел брать новые паспорта? Что говорит об этом международное право? И грозит ли крымчанам ответственность перед украинским законом за получение российских документов в аннексированном Крыму? Обо всем этом шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Журналист Павел Казарин эксклюзивно для Крым.Реалии подробно объясняет, какой была его мотивация для получения российского паспорта в 2014 году.

Это была ошибка: российские документы мне так и не пригодились – хотя пригодятся тем, кто потом будет решать в Крыму вопросы с работой, школами и так далее
Павел Казарин

– Короткий ответ: это была ошибка с моей стороны. Длинный ответ чуть посложнее. На тот момент Россия официально объявила, что считает полуостров своей территорией, а всех украинских граждан с крымской пропиской будет автоматически приравнивать к российским. На тот момент я воспринимал получение российских документов как возможность и дальше продолжать жить на полуострове. Тогда я работал в Москве, но после начала аннексии планировал уволиться и вернуться в Крым, где жили мои родители. Казалось, что получение российских документов облегчит этот процесс. Повторюсь, это была ошибка: российские документы мне так и не пригодились – хотя пригодятся тем, кто потом будет решать в Крыму вопросы с работой, со школами, поликлиниками и так далее. Но было бы неправильно винить в собственных ошибках обстоятельства или кого-то еще.

Павел Казарин
Павел Казарин

Павел Казарин вспоминает, что уже в октябре 2014 года переехал на материковую часть Украины.

Сейчас я понимаю, почему многие мои крымские друзья принципиально отказывались брать российские документы и уезжали сразу после начала вторжения
Павел Казарин

– По поводу российского загранпаспорта тут тоже нет секретов. На тот момент административная граница между Крымом и Херсонской областью стремительно превращалась в межгосударственную. В 2014 году ты мог пересечь ее, просто показав российскому пограничнику украинский паспорт с крымской пропиской. Но Россия все время намекала, что такой режим не навсегда. Я думал, что российский загран пригодится мне для выезда из Крыма на материк и въезда обратно – предъявлять его российским пограничникам. Мои расчеты оказались неверными, мне хватало украинских документов, и я так и не использовал российский загран. Конечно, Павел образца 2020 года мог бы многое посоветовать Павлу из 2014-го. Сейчас я понимаю, почему многие мои крымские друзья принципиально отказывались брать российские документы и уезжали сразу после начала вторжения, но тогда я этого не понимал.

Павел Казарин утверждает, что зная все, что знает сегодня, не оформлял бы российские документы в 2014 году. По словам журналиста, еще в 2018-м он начал сбор документов на выход из российского гражданства, а в начале 2020-го подал заявку в российское посольство и намерен завершить эту процедуру.

Россия шесть лет назад максимально усложнила для крымчан отказ от российского гражданства, полагает украинский адвокат из Крыма, эксперт Регионального центра прав человека Роман Мартыновский.

Роман Мартыновский
Роман Мартыновский
Для десятков тысяч людей это была личная трагедия – получить паспорт страны-агрессора
Роман Мартыновский

– В середине марта 2014 года Россия дала крымчанам месяц, чтобы определиться с действиями: по умолчанию согласиться на навязанное гражданство или отказаться от него. При этом фактически российское законодательство начало действовать в Крыму с 1 апреля, и до этого не было никакой возможности отказаться от навязанного гражданства. Потом, с 1 до 9 апреля на весь полуостров действовало всего два пункта – в Симферополе и Севастополе. Я лично знаю людей, который отстаивали очереди в течение двух-трех дней, для того чтобы подать заявление об отказе от российского гражданства. С 10 апреля открыли еще семь пунктов, но оставалось всего восемь дней для прохождения этой процедуры. Конечно, кто-то получал российские паспорта с радостью, кто-то с равнодушием, но для десятков тысяч людей это была личная трагедия – получить паспорт страны-агрессора.

Первая заместительница министра иностранных дел Украины Эмине Джеппар подчеркивает, что украинское государство не имеет никаких претензий к своим гражданам, получившим российское гражданство в Крыму.

Эмине Джеппар
Эмине Джеппар
Российские паспорта традиционно были элементом политического шантажа, манипуляций и репрессивной политики вследствие оккупации
Эмине Джеппар

– Кейс Павла Казарина выявил системную проблему: похоже, в обществе есть недопонимание в восприятии таких документов, которые Украина законодательно не признает. Российские паспорта традиционно были элементом политического шантажа, манипуляций и репрессивной политики вследствие оккупации. Позиция МИДа четко обозначена в опубликованном заявлении. Сразу после начала оккупации одним из элементов давления на крымчан была принудительная паспортизация. Создавались такие условия, что проживающим в Крыму украинским гражданам было невозможно не брать так называемый российский аусвайс. Это касалось разных сфер жизни: трудоустройства, лечения, учебы и так далее. Сейчас украинских граждан в Крыму лишают права покупать землю. Но Украина не признает российские документы, выданные на территории оккупированного полуострова.

Постоянный представитель президента Украины в Автономной Республике Крым Антон Кориневич указывает на то, что действия России по принудительной паспортизации крымчан подпадают под состав военного преступления.

Антон Кориневич
Антон Кориневич
Российское гражданство в данном случае априори не считается вторым гражданством. Никаких правовых последствий оно не имеет
Антон Кориневич

– Мы полностью разделяем позицию нашего внешнеполитического ведомства: принудительная паспортизация, проведенная Россией на территории Крыма, абсолютно неправомерна, незаконна и не имеет никаких юридических последствий, не признается ни Украиной, ни международным сообществом. Это нарушение как украинского законодательства, так и международного гуманитарного права в части обычаев ведения сухопутной войны, согласно дополнению к Четвертой Гаагской конвенции 1907 года. Мы считаем всех крымчан гражданами Украины – такими же, как жителей любых других регионов страны. Отказ от российского гражданства – личное решение каждого, он ничего не меняет для государства Украина. Хотел бы подчеркнуть, что российское гражданство в данном случае априори не считается вторым гражданством. Никаких правовых последствий оно не имеет.

Кроме того, российский паспорт, полученный в Крыму, не может считаться отягчающим обстоятельством в случае уголовного преследования или поводом к такому преследованию, – добавляет пресс-секретарь прокуратуры Автономной Республики Крым Катерина Диденко.

Россия искусственно создает все условия, чтобы без ее гражданства в Крыму невозможно было реализовать ряд своих прав
Катерина Диденко

– Мы не раз подчеркивали, что принудительная паспортизация крымчан Россией не считается основанием для утраты украинского гражданства. С юридической точки зрения эти документы выдаются незаконно созданными оккупационными органами власти. Соответственно, их решения не имеют юридической силы. Мы относимся к этому с пониманием, поскольку люди фактически стали заложниками действий государства-оккупанта. Это один из элементов систематического давления на граждан Украины, которые вынуждены жить в условиях оккупации. Россия искусственно создает все условия, чтобы без ее гражданства в Крыму невозможно было реализовать ряд своих прав. Поэтому уголовных производств просто по фактам получения крымчанами российских паспортов в прокуратуре АРК нет.

В конце 2015 года руководитель федеральной миграционной службы в аннексированном Крыму Петр Ярош заявил, что на полуострове за полтора года выдали более двух миллионов паспортов.

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года в Крыму появлялись вооруженные люди в форме без опознавательных знаков, которые захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позднее президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG