Доступность ссылки

Правый поворот в Европе начался вместе с иммиграционным кризисом. Одновременно с ростом потока беженцев росла и популярность неонационалистичних идей. Начиная с 2014 года, на европейских выборах правые партии набирают все больше голосов. А в некоторых странах и побеждают.

В прошлом январе в немецком городке Кобленц на следующий день после инаугурации Дональда Трампа «европейские Трампы» собрались в кружок по интересам. На сцене ‒ все герои года ‒ и лидер «Национального фронта» из Франции Марин Ле Пен, и Герт Вилдерс ‒ глава «Партии свободы» из Нидерландов, и Маттео Сальвини из «Северной лиги» Италии, и Харальд Вилимски ‒ генеральный секретарь «Партии свободы» из Австрии, и, наконец, Фраука Петри ‒ основательница «Альтернативы для Германии». Объявили «европейскую патриотическую весну» и «начало правой революции».

Объединенные ненавистью к Евросоюзу, Шенгену, Еврозоне, нелюбовью к беженцам и жестокой антиисламской риторикой, правые европейцы приготовились к сезону выборов. Которые, как тогда, в январе, казалось, перерисуют карту Европы.

Так уж случилось, что одна из «скреп», которые объединяют правых европейцев, ‒ симпатии к Владимиру Путину. Очарование российским президентом ‒ такая любовь к образу Путина как популистского лидера, который бросает вызов Западу, который игнорирует приемлемые там политические условности. В результате отношение к внешней политике Кремля стало лакмусом новых европейских правых. У них и «Крым ‒ это Россия», и «война в Сирии ‒ это хорошо».

Великобритания

В Великобритании Владимира Путина поддерживает правая Британская национальная партия. Ее предыдущий лидер Ник Гриффин даже был наблюдателем на выборах в Госдуму России в 2011-м ‒ тех самых, где «146 процентов». И гордо отрапортовал потом, что «российские выборы намного честнее британских».

С большой симпатией к российскому президенту относится бывший председатель Партии независимости Великобритании и главный вдохновитель «Брекзита» Найджел Фарадж. В 2014 году он говорил, что восхищается Путиным и его вмешательством в сирийскую кампанию.

Германия

Больше правых, а порой и неонацистских политических сил, для которых Владимир Путин ‒ образец для подражания ‒ в Германии. Самая известная ‒ Pegida (Патриотические европейцы против исламизации Запада).

Ее активисты любят вооружаться на демонстрациях российским триколором. Одевать футболки с портретами Путина. На демонстрациях движения кричат: «Меркель ‒ в Сибирь, Путина ‒ в Берлин», и известны, среди прочего, тем, что раскрутили скандал с якобы «изнасилованием» российской девочки Лизы арабами, которое «случилось» в Берлине. Акции в поддержку Лизы превращались в антимигрантские погромы.

Но если Pegida ‒ совсем маргинальное движение, то лидер системных правых немцев, Фраука Петри, имеет все шансы если и не стать канцлером, то изрядно попить крови у Ангелы Меркель.

Лидера партии «Альтернатива для Германии» тоже причисляют к правой колонне Путина. В конце февраля Петри летала в Москву ‒ на переговоры со спикером Госдумы России Вячеславом Володиным. Правда, вернувшись, убеждала журналистов, что никаких денег у России на предвыборную кампанию не просила.

Венгрия

Самый статусный правый путинист в Европе ‒ венгерский премьер Виктор Орбан. Орбан критикует политику Брюсселя, выступает против антироссийских санкций, а иногда даже копирует законы Госдумы.

Правая партия «Йоббик» ‒ местные неонацисты ‒ тоже поддерживает Путина. А их лидер Габор Вона даже предлагал выйти из Евросоюза и присоединиться к Евразийскому экономическому сообществу под эгидой Кремля.

Австрия

Правая австрийская «Партия свободы» стала одной из немногих европейских политических сил, которые признали «легитимным» «референдум» в Крыму. А некоторые ее члены присутствовали в качестве наблюдателей.

В декабре руководство партии в полном составе летало в Москву и подписало договор о сотрудничестве с «Единой Россией», в котором обещало уделять особое внимание «воспитанию молодого поколения в духе патриотизма и любви к труду». В Австрии неоднократно писали о том, что партия получает финансирование в Кремле, правда, сами националисты это опровергают.

На знаменитой фотографии, сделанной после крымского «референдума» в 2014 году, люди, представленные в российской прессе как «независимые наблюдатели», в основном члены всех этих правых европейских сил от австрийской «Партии свободы», например, Йохан Штадлер (в прошлом ‒ ее упорный активист), а также Бело Ковач с «Йоббика».

Все остальные ‒ не исключение. Политики более мелких европейских сил обычно сопровождаются эпитетами от «ультранационалистических» и «неофашистских» до «расистских», «антисемитских» и «гомофобных». Но они так нужны России для распространения своего влияния хотя бы в правых рядах.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG