Доступность ссылки

Александр Попков: Конституция России на стороне Николая Семены


Адвокат Александр Попков

Адвокат Александр Попков

В аннексированном Симферополе 20 марта 2017 года начинается судебный процесс над автором Радіо Свобода, украинским журналистом Николаем Семеной. Его публикацию, в которой Крым рассматривается как часть Украины, следователи ФСБ расценивают как призывы к нарушению территориальной целостности России. Накануне первого судебного заседания российский адвокат журналиста Александр Попков в интервью Крым.Реалии рассказал, что он ожидает от процесса, на чем будет строиться защита крымчанина и на какой результат он рассчитывает.

– Александр, расскажите, как, по вашим прогнозам, будет проходить первое судебное заседание по делу Николая Семены?

– Первое заседание состоится в понедельник, 20 марта. Оно будет носить организационный характер. Там зачитывается обвинительное заключение, рассказывается, в чем (Семену – КР) обвиняют, устанавливается порядок исследования доказательств, выясняется, кто в каком порядке выступает, какие свидетели, кого и когда допрашивают. И, возможно, допросят каких-нибудь свидетелей.

«Дело связано с интересами Украины»

– На чем строятся обвинения против Николая в обвинительном акте?

– В обвинениях у них, в общем-то, техническая задача – доказать, что Семена писал текст, который стал поводом для открытия дела. Мы этого, в общем-то, не отрицаем. Потом они с лингвистической точки зрения пытаются доказать, что были призывы к нарушению территориальной целостности России. И будут некие свидетели-ФСБшники, которые будут говорить: «Да, это Семена, мы за ним следили, и он написал такую статью». Будет другая категория свидетелей – пророссийски настроенные журналисты. Они будут говорить, что Семена «ай-ай-ай» какой нехороший, он занимал проукраинскую позицию. Один из свидетелей говорит, что Семена за деньги мог написать любую статью, какую ему закажешь. Вот такой он беспринципный, нехороший человек.

Николай Семена

Николай Семена

– А что это за свидетель? Как его зовут?

– Не хочу я говорить сейчас.

– Будут ли свидетели со стороны защиты, и можете ли вы сказать, кто это?

– Да, мы заявили свидетеля Владимира Притулу (главный редактор проекта Крым.Реалии – КР), который, в общем-то, по делу проходит. И его пытались найти «наши» следователи. Даже следователь давал поручение на его поиск, но они не смогли узнать, где он находится. Все розыскники, оперативники бились-бились над этой задачей, но так и не смогли его найти, вызвать и допросить. Наши робкие попытки предложить, чтобы его допросили, ни к чему не привели. Мы его заявили как свидетеля, будем хлопотать о его допросе.

Владимир Притула

Владимир Притула

– Но Притуле небезопасно появляться в Крыму, как вы собираетесь его допросить? По видеосвязи из здания суда на материковой Украине?

– Да. Можно его допросить в суде.

– Украинские суды могут на это не пойти, потому что это косвенное признание легитимности крымского суда…

– Это другой вопрос. Наша задача этих свидетелей представить. У нас еще с нашей стороны есть эксперт – Михаил Савва – российский профессор, который получил убежище в Украине, который с политологической точки зрения разбирает эту статью и говорит, насколько она соответствует принципам нарушения территориальной целостности России.

– Если он получил убежище в Украине, он тоже не сможет представить свои показания.

Украина должна поддерживать человека, который отстаивает проукраинскую точку зрения

– Да, но все же мы его заявили. Мы же вначале будем от российского суда добиваться допросить Притулу и Савву. Если они на это пойдут, то тогда мы уже будем договариваться с украинскими судами. Януковича-то допросили для украинского суда. Мы можем выехать и допросить в Ростове-на-Дону, в ростовском суде по связи с киевским каким-то судом. Это же все возможно. Дело очень серьезное, дело связано как раз-таки с интересами Украины. Я считаю, что Украина должна поддерживать человека, который отстаивает проукраинскую точку зрения.

Семена – за территориальную целостность

– Расскажите о вашей правовой позиции. Что вы думаете об обвинениях, которые выдвинуты журналисту Семене?

Крым – украинский: это закреплено в российско-украинском договоре о государственной границе

– Даже в российском законодательстве еще не до конца отрегулирован вопрос присоединения Крыма. Потому что есть Конституция России, в которой закреплено превалирование международно-правового договора, в частности, договора о государственной границе между Россией и Украиной, который гласит, что государственная граница проходит не между Херсонской областью и Крымом, она проходит от Беларуси до Азовского моря и по Керченскому проливу. Крым – украинский: это закреплено в российско-украинском договоре о государственной границе. Затем федеральный закон «О государственной границе Российской Федерации» говорит о том, что границы Российской Федерации устанавливаются по границам РСФСР 1991 года, либо международно-правовыми договорами. Все! Две возможности! И по той, и по этой у нас выходит, что граница как раз-таки пролегает не между Херсоном и Крымом. Поэтому мы делаем вывод о том, что граница там пока не находится. А принцип территориальной целостности может распространяться исключительно на внутренние пределы, заключенные в границы.

Николай Семена никогда не подвергал сомнению легитимность нахождения Хабаровского края или, например, Республики Коми в составе Российской Федерации. Он говорит о Крыме. А Крым – с точки зрения даже российского законодательства – пока спорная территория.

– Но они же легко на это ответят, что, по Конституции России, Крым – это часть России. А Конституция выше, чем закон о границе.

– Но в Конституции написано, что международно-правовой договор превалирует над российским федеральным законом. Как раз-таки Конституция опять же – за нас. И они не могут изменить эту часть. Потому что там нужно изменить первые две главы. А для этого нужно собрать конституционное собрание. Они его не собрали, и пока собрать его не могут, потому что это не отрегулировано. Конституция тоже за нас, а уж международное право полностью за нас: резолюции ПАСЕ, Совета Европы, Венецианской комиссии. Генассамблея ООН напрямую высказалась. Только 6 стран признали Крым российским. Причем страны достаточно неавторитетные, грубо говоря: КНДР и другие страны, которые практически являются изгоями.

Мы не в политическом смысле работаем за Украину или за Россию. Мы говорим, что нельзя человека сейчас, пока Крым находится в таком статусе, преследовать в уголовном смысле. Нельзя сажать человека за то, что он высказал такое мнение. Во-первых, он журналист. А, во-вторых, он пока не покушается на территориальную целостность. Когда вы заключите договор с Украиной о том, что «Крым – наш», только тогда вы можете преследовать людей. Сейчас это делать нельзя, это не обосновано.

Чем закончится суд?

– Такие аргументы выглядят логичными, но насколько убедительными они покажутся для суда?

– Для российского суда любые аргументы в политическом деле не имеют никакой силы. Но, к сожалению, мы вынуждены в этом участвовать. Мы можем где-то побороться с лингвистами, мы можем побороться с иными экспертами-специалистами.

В России, в Майкопе, сейчас проходит не крымское дело эколога Бриниха, который написал статью «Молчание ягнят» и якобы разжигал рознь между россиянами. И приходит милицейский эксперт-лингвист в суд и говорит: «Ягнята – это оскорбительное высказывание в отношении адыгейских женщин». Мы спрашиваем: «Почему?». А он: «Вот представьте ситуацию: идет молодая женщина, переходит дорогу, а тут машина останавливается, резко тормозит, из нее высовывается мужик и говорит: «Ах ты овца!». А ягненок – это сын овцы, и, соответственно, у него это негативное отношение к этой овце, и оно на ягненка распространяется».

С точки зрения лингвистики – это нулевая трактовка. Потому что коннотация одного слова не наследует признаки другого слова, даже произнесенного с негативным значением. И эти эксперты судят людей! Человеку грозит до пяти лет лишения свободы! Мы привезли трех наших экспертов в этот адыгейский суд, и судья, скрипя сердцем, согласился назначить повторную экспертизу.

Мы не можем гарантировать, что в крымских судах мы сможем побороть местных экспертов, но, с международно-правовой точки зрения, преследование Семены очень ущербно.

– Какой ваш прогноз, чем закончится суд?

– Прогнозы – дело неблагодарное. По уголовным делам я не имею права их высказывать. Вообще, по убеждениям я – пессимист.

– Переформулирую вопрос. Насколько реальна возможность получения срока для Николая Семены?

– Тоже не хочу я на эту тему… Потому что мы очень всего этого боимся. И понятно, что Николай Семена с одной стороны не хочет отступать от своих принципов, от того, что он сказал, от своих слов. Но, с другой стороны, он очень не хочет сидеть в российской тюрьме.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...
XS
SM
MD
LG