Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

За три года аннексии украинский полуостров превратился в территорию страха и беззакония. Российские спецслужбы рассматривают активных крымчан исключительно как врагов или потенциальных агентов. Против нелояльного населения фабрикуют уголовные дела, незаконно обыскивают, пытают и всячески склоняют к сотрудничеству.

Телеканал «1+1» показал небольшой документальный фильм о методах работы кремлевских спецслужб в аннексированном Крыму и попытках вербовки коренного населения. Свидетелем выступил крымский предприниматель Шевкет Велиляев, брат которого воевал добровольцем на Донбассе. Сотрудники ФСБ задержали предпринимателя на «границе» с Крымом и попытались завербовать. Мужчину продержали несколько часов в закрытом помещении, забрав документы и телефон. После пришли два оперативника. Они показали Велиляеву три папки с материалами на его брата, жену и старшего сына. Их интересовала информация о связи с руководством Меджлиса, товарной блокаде и дислокации батальона «Айдар». Мужчине угрожали, что он может «потеряться» в нейтральной полосе, запугивали, что сын может исчезнуть, как и другие крымские татары. Велиляев сказал, что ему вкололи какое-то вещество. Дабы прекратить пытки и издевательства, предприниматель согласился.

«Экстремистом» может стать любой человек, не согласный с действиями властей

Авторы фильма утверждают, что ФСБ поручило Велиляеву войти в доверие к лидерам крымских татар и убить их. Также он должен был привезти брата в Крым. После этого мужчина в течении недели перевез семью на материковую Украину, и рассказал все украинским спецслужбам. По закону, лица, сразу сообщившие о попытках вербовки и не совершившие преступления, освобождаются от уголовной ответственности.

Аннексированный Крым наводнен российскими спецслужбами. Сотрудники стремятся получить премию, очередное звание или награду. Расплывчатые рамки российского «антиэкстремистского» законодательства открывают перед ними широкие возможности. В нынешних условиях «экстремистом» и «террористом» может стать любой человек, не согласный с действиями властей, что особенно актуально для крымчан. Машина политического сыска нацелена прежде всего на людей, ведущих публичную деятельность: оппозиционеров, активистов, журналистов и блогеров. Из всего обилия поступившей за три года аннексии информации можно сделать выводы относительно наиболее типичных методов работы российских «органов».

Итак, преследованием «неблагонадежных» занимаются профильные подразделения МВД и ФСБ. В первом случае это Центр противодействия экстремизму (ЦПЭ), во втором – Управление защиты конституционного строя. «Чекисты» редко действуют открыто. Обычно они маскируются под сотрудников полиции. Если на обыск пришли четверо оперативников МВД, а документы показали только трое – значит четвертый представляет ФСБ. Как правило, этот сотрудник и руководит действиями всех остальных. В протоколе обыска его фамилию не указывают. ФСБ открыто занимается только громкими делами или «крупной рыбой». Все остальное сваливают операм из ЦПЭ. Кстати, в полицейской среде служба «по экстремизму» считается непрестижной. Равно как наиболее грязные дела московские чекисты поручают так называемым «интегралам» – крымским перебежчикам из СБУ в ФСБ.

В числе «экстремистов» можно оказаться за внешне безобидный комментарий во «ВКонтакте»

Попасть в поле зрения спецслужб в Крыму несложно. Достаточно «засветиться» на уличной акции с критикой «власти» или регулярно публиковать общедоступные записи в социальных сетях. Оперативники тщательно просматривают профили. Они находят «клиента» в социальной сети самостоятельно или по наводке «стукачей». Особенный интерес у силовиков вызывают публикации и картинки с символикой Третьего рейха («пропаганда нацизма») или изображения символики радикальных мусульманских организаций – «пропаганда терроризма». Например, в начале года российские силовики задержали крымского адвоката Эмиля Курбединова. Поводом стали якобы размещенные им в фейсбуке посты за 2012-2013 годы с изображением символики ИГИЛ, «Хизб ут-Тахрир» и «Фронт ан-Нусра».

Вывод: нужно фильтровать список подписчиков, публиковать «рискованные» посты исключительно с опцией «для друзей», отказаться от российских сервисов или свести общение в них исключительно к бытовым темам. Как показывает практика уголовных дел, гражданин может оказаться в числе «экстремистов» за внешне безобидный комментарий во «ВКонтакте». Кстати, указанная сеть лидирует по числу сфабрикованных дел, что дает активистам и правозащитникам повод подозревать администрацию в сотрудничестве с «органами».

Нужно фильтровать список подписчиков, публиковать «рискованные» посты исключительно «для друзей»

С задержанным на допросе поступают в зависимости от степени публичности лица. Если это политик, известный общественник или адвокат, то, как правило, обходятся без рукоприкладства, опасаясь шумихи в СМИ и негативной реакции международных организаций. Со всеми остальными не церемонятся. Сотрудники ФСБ избивают «экстремистов», пытают электрическим током, душат, надев пакет на голову, шантажируют изнасилованием. Излюбленный прием – угрозы сделать «потеряшкой». Задержанного запугивают тем, что он исчезнет, и никто не узнает, что именно с ним произошло. Соответствующий опыт «чекисты» наработали на Северном Кавказе. Пытками и давлением хотят добиться признательных показаний или склонить к сотрудничеству в качестве осведомителя и провокатора. Обвинительное заключение на 90% состоит из информации, которую жертва сама предоставила в первые часы допроса.

Несмотря на «пакет Яровой», средства СОРМ и прочие технические «навороты», сотрудники ФСБ предпочитают действовать по старинке. Наиболее ценные оперативные данные поступают от завербованных граждан. Агенты не только докладывают о настроениях и планах в среде активистов, но и помогают организовать слежку и сфабриковать дело. Например, записывают разговоры на диктофон или устанавливают видеокамеры. По информации адвоката Курбединова, в крымском деле «Хизб ут-Тахрир» обвинение базируется на распечатке аудиозаписи. Якобы на ней зафиксирован разговор активистов, назвавших Крым украинским. Велика вероятность, что «доказательства» были добыты через подсадное лицо.

Руководство ФСБ, прежде всего, заинтересовано в том, что выдавить из Крыма максимальное число нелояльных граждан; а тех, кто рискнет остаться – посадить. Такими способами Кремль имитирует якобы тотальную поддержку среди крымчан российской аннексии полуострова. Если человек не сломался, не оговорил себя или отказался работать на «контору», оперативники бьют по самому слабому месту – семье. Тут они готовы на любую подлость. Могут, например, пригрозить сфабриковать документы и через органы опеки отобрать ребенка. Поэтому у крымчан, которые попали в такую ситуацию, только один выход: максимально быстро покинуть полуостров, пока они не оказались под подпиской о невыезде.

Сергей Стельмах, крымский политобозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG