Доступность ссылки

«Суд не просит – суд обязывает»: прекратит ли Россия нарушать права крымчан?


Заседание Международного суда ООН, Гаага, 19 апреля 2017 года

В Международном суда ООН в Гааге состоялось заседание по иску Украины против России. Суд не нашел оснований для введения дополнительных мер в отношении России согласно Конвенции о борьбе с финансированием терроризма, но поддержал позицию Украины в вопросе расовой дискриминации в Крыму.

Украина подала иск против России в суд ООН в январе 2017 года. Киев указывает на нарушение Москвой двух международных конвенций: о борьбе с финансированием терроризма, то есть поддержке боевиков на Донбассе, и о ликвидации всех форм расовой дискриминации – это касается арестов украинских и крымскотатарских активистов, запрета Меджлиса на территории Крыма. Украина просит Международный суд ООН добиться от России прекращения поддержки групп, обстреливающих мирное население Донбасса, воздержаться от дискриминации в Крыму и требует наказать Москву за сбитый малайзийский «Боинг». В качестве доказательств Украина использует доклады ООН, ОБСЕ, спутниковые снимки НАТО. Представители Москвы на суде в Гааге заявили: оружие на Восток Россия не поставляет, а вооружение группировки взяли на старых складах советской армии.

Согласно процедуре суда ООН, Москва и Киев предварительно должны обсудить проблемы на двустороннем уровне. Диалог по вопросам Донбасса страны ведут давно, а тему Крыма Россия обсуждать отказывается. По прогнозам экспертов, суд может затянуться на несколько лет, а для выполнения его решений нужны резолюции Совета Безопасности ООН – а в этом органе у России есть право вето. Однако суд ООН принял временную меру: до окончательного вердикта Россия обязана воздерживаться от нарушений прав крымских татар в Крыму, в частности, от ограничения представительства интересов, включая Меджлис. Также суд обязал Россию обеспечить право на обучение на украинском языке в Крыму.

Лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев в комментарии Крым.Реалии заявил, что решение суда очень важно для крымских татар – хотя в Меджлисе и не ждут, что Россия будет выполнять обязательства.

«Это решение Гаагского суда имеет очень большое значение. Моральная поддержка для тех крымских татар, которые подвергаются преследованию. Они же там (в России – КР) приняли положение, что если что-то их не устраивает, то они, россияне, не будут подчинятся. Такое хулиганское поведение еще определенное время будет продолжаться. Но, опять-таки, это решение для нас имеет очень важное значение», – отметил Джемилев.

Мустафа Джемилев
Мустафа Джемилев

Глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров считает, что решение Международного суда в Гааге поможет привлечь руководство России к суду.

«Уверен, что сегодня заложены первые практические меры, которые обязательно приведут высших российских чиновников во главе с Путиным на скамью подсудимых Международного трибунала по рассмотрению преступлений, совершенных Россией против Украины. А в том, что такой Международный трибунал будет создан, у меня нет никаких сомнений», – написал Чубаров в фейсбуке.

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

По мнению российского адвоката Николая Полозова, решение о введении временных мер по иску «Украина против России» является «безусловной победой украинских юристов и дипломатов». ​

«Трудности, сопряженные с вынесением решения о введении временных мер в связи с нарушениями Конвенции о запрете финансирования терроризма, были ожидаемы, поскольку «гибридная война», развязанная Кремлем, предполагала максимальное сокрытие доказательств участия России в конфликте на Донбассе. Однако это решение не лишает Украину права собирать и представлять в международном суде ООН доказательства до начала рассмотрения иска по существу», – написал Полозов в фейсбуке.

Николай Полозов
Николай Полозов

Выполнит ли Россия решение Международного суда? Как дальше будет развиваться рассмотрение этого дела? Об этом рассказывают юрист-международник, доцент кафедры международного права КНУ им. Шевченко Антон Кориневич, активист Украинского культурного центра в Крыму Леонид Кузьмин и политолог Петр Олещук.

– С нами на связи юрист-международник Антон Кориневич. Антон, каким образом предварительное решение Международного суда ООН будет приведено в действие?

Суд не просит – суд обязывает Россию исполнять временные меры
Антон Кориневич

Кориневич: Это очень важное решение. Оно говорит о том, что Россия уже не может уйти от этого спора в международной правовой плоскости, она обязана выполнять предписания международного суда. Конечно, Российская Федерация имеет некоторые бонусы – например, статус постоянного члена Совета Безопасности ООН. Этот статус – пережиток прошлого, и очень плохо, что пять государств имеют больше прав, чем остальные. И, тем не менее, даже они обязаны исполнять решения Международного суда ООН. И в решении четко сказано: суд не просит, суд обязывает Российскую Федерацию исполнять временные меры.

Антон Кориневич
Антон Кориневич

– А есть ли меры принуждения к исполнению решений суда ООН?

Если временные меры не будут исполняться, это большой козырь для Украины в отношениях с Западом
Антон Кориневич

Кориневич: С этим сложно. Механизмом принуждения, механизмом наблюдения за выполнением решений суда является Совбез ООН. А Россия имеет там статус постоянного члена и право вето. Однако если временные меры не будут исполняться, это большой козырь для Украины в отношениях с Западом. Можно использовать этот козырь для продления и ужесточения санкций. Кроме того, Международный суд ООН – главный суд в международном праве. Его решения нельзя просто игнорировать, и, думаю, Российская Федерация это понимает.

– С нами на связи активист Украинского культурного центра в Крыму Леонид Кузьмин. Леонид, как вы думаете, изменится ли положение УКЦ после того, как решение вступит в силу?

Кузьмин: Это решение – большой шаг вперед. Мы в Крыму понимаем, что можем решать мелкие локальные задачи. Но давление на сегодняшнюю крымскую и российскую власть возможно только со стороны международного сообщества. Важно, что суд по факту обязал Россию вернуться к изучению украинского языка в крымских школах. А не далее как вчера городская администрация дала ответ на мой запрос по поводу изучения украинского языка в школах Симферополя. Украинский изучается всего в 4 школах из более чем 40, это 174 человека. А теперь чиновники обязаны дать команду о введении факультативов. А в целом – все факты нарушения прав украинцев и крымских татар теперь задокументированы, однако мы каждый день можем сталкиваться с нарушениями прав человека в Крыму.

Леонид Кузьмин
Леонид Кузьмин

– С нами на связи политолог Петр Олещук. Петр, судя по вашей реакции на решение Международного суда ООН в соцсети, вы находите его не слишком оптимистичным. Что повергает вас в такой пессимизм?

Любое решение суда для Украины бесперспективно
Петр Олещук

Олещук: Я читаю устав ООН, статью 94: каждый член организации обязуется выполнять решения суда по делу, в котором он является стороной. Если какая-либо сторона не выполнит обязательство, наложенное судом, другая сторона может обратиться в Совет Безопасности, который может, если признает это необходимым, принять меры для приведения решение в исполнение. То есть, каким бы ни было решение суда, единственный механизм приведение его в действие в случае отказа России от выполнения – обращение в Совбез ООН, где Россия имеет право вето. Так что любое решение Международного суда ООН для Украины бесперспективно.

– Но есть еще один механизм: наложение на Россию дополнительных санкций за невыполнение решений. Кроме того, это может быть конфискация российского имущества за рубежом. Может ли этот механизм сработать?

Вопрос агрессии России находится за пределами правового поля
Петр Олещук

Олещук: На самом деле, этого механизма нет. Санкции – это не форма юридической ответственности, это политический жест той или иной страны. Никто не может наложить санкции через ООН, Совбез в лице России может ветировать любое решение. Все эти суды – переливание из пустого в порожнее, демонстрация для украинских граждан. Кроме того, Украина в суде говорит о финансировании терроризма. А имеем мы дело с прямой военной агрессией. И это уже уклонение от нашей основной позиции, нашей линии – Россия ведь не просто финансирует терроризм, она страна-агрессор.

– Есть ли более действенный механизм?

Олещук: Я не вижу судебных механизмов, которые повлияют на позицию России. Вопрос агрессии России находится за пределами правового поля. И нам надо определиться с политическими, экономическими и военными методами воздействия. Потому что юридически проблема нерешаема.

(Над текстовой версией материала работала Галина Танай)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG