Доступность ссылки

За решетку по ошибке: как афганец с украинским гражданством оказался в крымском СИЗО


Иллюстрационное фото

Афганца с украинским гражданством Кабира Мохаммада незаконно держат в крымском СИЗО и собираются экстрадировать в Иран как особо опасного преступника. Жена арестованного Оксана Мохаммад уверяет, что в Крыму его перепутали с другим человеком. В сентябре прошлого года Кабира Мохаммада задержали на пункте пропуска в Армянске, решив, что он – разыскиваемый Интерполом по заявлению Ирана Ниязи Мохаммад Кабир, сын Абдулатифа. В российском консульстве Афганистана подтвердили, что арестованный – не тот человек, и направили письмо в суд города Армянска, но это не изменило ситуацию.

Судьбу заключенного под стражу и возможные пути его освобождения в эфире Радио Крым.Реалии обсуждают жена заключенного Кабира Мохаммада – Оксана Мохаммад, руководитель пресс-службы Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Михаил Чаплыга и представитель Крымской правозащитной группы Ирина Седова.

– Сколько лет ваш муж Кабир прожил в Украине, Оксана?

Мохаммад: Он приехал в 1986 году, учился в Донецке на врача. Гражданином Украины стал в 2012-м. Мы с ним познакомились за пять лет до этого, у Кабира уже был один брак. У него есть дочь, внук в Украине. Конечно, он ездил в Афганистан к родственникам, но никаких проблем в связи с этим не возникало.

– Как происходил арест?

Мохаммад: Это случилось 14 сентября 2016 года. Мы решили поехать в Крым на отдых вместе с двумя нашими детьми. До этого мы много ездили по Европе, по мусульманским странам, где понимают, что Мохаммад Кабир – это фамилия и имя, а не двойная фамилия, как у преступника. Муж перенес инсульт, поэтому мы решили съездить отдохнуть недалеко, в Крым. Сначала российские пограничники ничего не говорили, потом рассказали про розыск Интерпола и о том, что они ждут подтверждения от Ирана.

Оксана Мохаммад
Оксана Мохаммад

– В Иране тоже ошиблись, рассматривая запрос?

Сказали вот что: если бы у Кабира был паспорт не Украины, а, например, Германии, его выпустили бы сразу
Оксана Мохаммад

Мохаммад: Нет. Насколько мне известно, пограничники упомянули в запросе имя преступника Ниязи. Если бы они написали, что задержан Кабир Мохаммад, арест не состоялся бы. С тех пор, уже девять месяцев российский пограничники ждут каких-то подтверждающих документов из Ирана, а Кабир сидит в СИЗО. Мы ждем суда, чтобы моего мужа наконец отпустили, но в июне заседание пока не назначено. Мне кажется, россияне боятся признать свою ошибку и ждут, вдруг из Ирана что-то придет. Сказали еще вот что: если бы у Кабира был паспорт не Украины, а, например, Германии, его выпустили бы сразу.

– Вы виделись с мужем в СИЗО? Говорили со следователем?

Мохаммад: Мужа я видела только на суде, а следователя ему не назначили. Дело Кабира закреплено за Генеральной прокуратурой России, а пробиться в Крыму к ее представителям практически невозможно.

– Обращались ли вы к кому-то в Украине?

Мохаммад: Да, мне помогают правозащитники Мария Томак, Ольга Скрипник. Я обратилась в Европейский суд по правам человека, и когда оттуда стали приходить запросы о содержании Кабира, его перевели в санчасть. Он ведь недавно перенес инсульт. Справки из Крыма, даже без подписи врача, устроили Европейский суд, и на этом тема была закрыта. Я писала еще Уполномоченному Верховной Рады Украины по правам человека, приходил ответ.

– Спасибо, Оксана. Может ли офис уполномоченного повлиять на эту ситуацию, Михаил?

До деоккупации Крыма мы не можем ничего сделать физически. Нам доступно только политическое давление
Михаил Чаплыга

Чаплыга: До деоккупации Крыма мы не можем ничего сделать физически. Нам доступно только политическое давление через международные структуры. По договоренности с российским уполномоченным нам удалось встретиться в СИЗО с некоторыми политзаключенными крымскими татарами, а также вывезти на материковую Украину 12 граждан, которые находились в крымских тюрьмах во время аннексии.

Михаил Чаплыга
Михаил Чаплыга

– Вы можете договориться, чтобы украинских граждан выдали из крымского СИЗО?

В любом регионе России украинский гражданин имеет право на консульскую помощь, а в Крыму он этого лишен
Михаил Чаплыга

Чаплыга: К сожалению, не можем. Нет даже такого понятия, как обмен. На оккупированной территории действенных инструментов влияния просто не существует. В любом регионе России украинский гражданин имеет право на консульскую помощь, а в Крыму он этого лишен.

– Спасибо, Михаил. Имеет ли проблема Кабира Мохаммада правовое решение, Ирина?

Седова: Его нужно просто выпустить, потому что у того, кого они разыскивают, другая фамилия. Мы имеем дело с классической схемой так называемого российского правосудия: задержали не того человека, но вину свою признавать не хотят, потому что исполнителям это грозит уголовным преследованием. Незаконное удержание человека под стражей – это статья.

Ирина Седова
Ирина Седова

– Разве не суд решил оставить Кабира под стражей?

Классическая схема так называемого российского правосудия: задержали не того человека, но вину свою признавать не хотят, потому что это грозит уголовным преследованием
Ирина Седова

Седова: Суд, но в Крыму он всегда действует в связке с другими силовиками и по указаниям от ФСБ. Мы видели это в делах так называемых украинских диверсантов и прочих политзаключенных. Ничего общего с правосудием это не имеет. Мы составили список из более чем 40 судей, которые выносят неправосудные решения.

– Как можно противостоять такому произволу?

Седова: Нанять хорошего московского адвоката. Это большие деньги, не каждый потянет. Договориться о выдаче украинского гражданина можно, такие прецеденты были, но не на этапе содержания в СИЗО. Сначала ему должны вынести приговор.

(Над текстовой версией материала работал Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG