Доступность ссылки

Мост раздора: к чему приведет перекрытие Россией Керченского пролива


Вид на строительство Керченского моста. Керчь, июль 2016 года

В Министерстве инфраструктуры Украины заявляют, что в августе-сентябре этого года Россия собирается закрыть проход судов через Керченский пролив на 23 дня в связи с очередным этапом строительства моста. Советник главы Главного управления Национальной полиции Украины в Одессе Руслан Форостяк опубликовал копию письма за подписью капитана Керченского порта. В письме указано, что после возведения арок моста суда высотой более 33 метров не смогут проходить через пролив и заходить в украинские порты Приазовья. Украинская сторона возмущена, так как это уменьшит заходы судов в Мариуполь и Бердянск, снизит грузооборот этих портов и затормозит их развитие.

Как строительство Керченского моста изменит украинскую акваторию Азовского моря? Может ли Россия перекрыть пролив и как это скажется на украинских портах?

Об этом говорим со старшим научным сотрудником Российской академии наук Юрием Медоваром, директором Центра транспортных стратегий Сергеем Вовком и экологом, представителем организации «Экология. Право. Человек» Алексеем Василюком.

Министерство инфраструктуры Украины готовит обращение к руководству государства по безотлагательному реагированию на ситуацию в Керченском проливе. Власти Украины планируют отправить ноту протеста в МИД России, а также обратиться в Международную морскую организацию. В прокуратуре АРК накануне сообщили, что ведут досудебное расследование в связи с нарушением правил экологической безопасности при строительстве моста через Керченский пролив.

–​ С нами на связи старший научный сотрудник Института водных проблем Российской академии наук Юрий Медовар. Юрий, в начале недели появился проект приказа Министерства транспорта Российской Федерации, предлагающий ввести запрет на движение судов через Керченский пролив в связи со строительством транспортного перехода, соединяющего Крым с соседней Россией. Строительство арки –​ это уже финальная часть работ или промежуточный этап?

Мы видим нарушение международного права, морского права. Это все равно что турки возьмут и закроют Босфор, а испанцы – Гибралтар
Юрий Медовар

Медовар: Для меня это большая загадка. Вчера давал интервью, мне не сказали, что перекрытие пролива связано со строительством моста, так я подумал, что это связано с визитом украинского президента Порошенко к Дональду Трампу. Вдруг, думаю, это такой ответ Кремля. Когда я узнал, что это связано со строительством арки, удивился еще больше. Мост, как правило, строится от берегов, с двух сторон. И центральная арка как раз является финалом любого мостостроительства. Но я не видел ни одного основания, которое стояло бы в проливе. Основание у моста вообще очень плохое. А тут уже арка. Это нонсенс. Зачем вообще начинать строить мост с середины? Кроме того, перекрытие пролива нужно согласовывать со всеми странами, в чью зону интересов этот пролив входит. Керченский мост соединяет Черное и Азовское море, а Азовское – не внутреннее море России. И надо было получить одобрение на перекрытие пролива со стороны Украины. А так мы видим нарушение международного права, морского права. Это все равно что турки возьмут и закроют Босфор, а испанцы – Гибралтар.

Вид на строительство Керченского моста. Россия, Краснодарский край, архивное фото
Вид на строительство Керченского моста. Россия, Краснодарский край, архивное фото

–​ Возможно ли построить арку моста за 23 дня?

Я бы ни за что не строил там мост, это колоссальные риски. Авантюра, откатывание денег
Юрий Медовар

Медовар: Зная, как мы строим, это крайне оптимистичные заявления. Построить, конечно, можно и за два дня. Вопрос – будет ли это сооружение работать. Но, думаю, строительство затянется гораздо дольше, чем на 23 дня. Я не знаю, откуда у нас вообще взялись специалисты, строящие этот мост. Дно пролива – это глины, которые плывут. Там грязевой вулканизм. Я вообще плохо понимаю, как этот мост будет стоять. Я бы ни за что не строил там мост, это колоссальные риски. Авантюра, откатывание денег. Такое же, как зимняя Олимпиада в субтропиках в Сочи.

–​ С нами на связи директор Центра транспортных стратегий Сергей Вовк. Сергей, есть опасения, что украинское судоходство и оборот в портах Приазовья пострадают из-за перекрытия Россией Керченского пролива. Действительно ли Россия может перекрыть пролив, насколько это соответствует нормам международного права и может повлиять на экономику украинских портов региона?

Возможно, будут ограничения по высоте и ширине заходящих судов, но вряд ли будет полное закрытие пролива – слишком уж это грубое нарушение системы международного и морского права
Сергей Вовк

Вовк: О полном закрытии пролива речи быть не может, это грубое нарушение норм международного права, которые регулируют проход по международным каналам. Россия может получить большие проблемы в международных судах и проблемы с проходом своих судов по другим каналам. Конечно, Керченский пролив очень важен для портов Бердянска и Мариуполя, они ключевые с точки зрения обслуживания грузопотока горно-металлургических предприятий Мариуполя. Кроме того, в последнее время в этом регионе активно развивается зерновая логистика. Говорить о конкретном влиянии на грузопоток можно будет после того, как станут понятны технические параметры будущего моста, который незаконно возводит Российская Федерация. Возможно, будут ограничения по высоте и ширине заходящих судов, но вряд ли будет полное закрытие пролива – слишком уж это грубое нарушение системы международного и морского права.

Сергей Вовк
Сергей Вовк

–​ Принесет ли перекрытие пролива на 23 дня ощутимый убыток украинским портам?

Вовк: Это нужно узнавать у грузоотправителей. Все зависит от того, как они перестроят свои логистические цепочки.

–​ Достаточно ли у Украины аргументов, чтобы спорить с Россией в вопросах перекрытия Керченского пролива?

Вовк: С точки зрения международного права не существует проливов, принадлежащих конкретной стране. Россия просто обязана предоставить Украине доступ к ее портам. Она не может блокировать пролив. Но для полного понимания ситуации обязательно нужно знать позицию украинских грузоотправителей.

–​ С нами на связи украинский эколог, представитель организации «Экология. Право. Человек» Алексей Василюк. Алексей, как, по вашему мнению, перекрытие Керченского пролива на 23 дня и строительство моста в принципе отразятся на флоре и фауне акватории Азовского моря?

Есть риск, что Азовское море превратится в постоянно переполняющееся озеро. Большая угроза для фауны, для нерестящейся рыбы. Но наиболее актуальна угроза того, что мост может разрушиться
Алексей Василюк

Василюк: Перекрыть пролив полностью, думаю, невозможно. Азовское море постоянно наполняется водами Дона, есть постоянное движение воды и фауны между морями. Но есть несколько угроз. Керченский пролив очень сложен в биологическом плане. Как поведет себя морское дно после постройки моста, в процессе работ, непонятно. Есть риск, что Азовское море превратится в постоянно переполняющееся озеро. Большая угроза для фауны, для нерестящейся рыбы, например, пеленгаса. В Азовском море очень хрупкая экосистема, малейшие ее изменения грозят вымиранием флоры и фауны. К слову, в Красной книге Украины очень много видов, обитающих только в Азовском море – например, азовский дельфин. И эти виды сейчас под угрозой. Но наиболее актуальна, как по мне, угроза того, что мост может разрушиться. Геологически формирование Керченского пролива продолжается до сих пор. И все ухищрения строителей в таких условиях – детская забава. Кроме того, я очень боюсь, что в случае появления моста Керченский полуостров, самая дикая и ценная часть Крыма и с биологической, и с историко-культурной точки зрения, превратится в бесконечные склады или сплошной туристический парк.

(Над текстовой версией материала работала Галина Танай)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG