Доступность ссылки

Силовой разгон сторонников независимости Каталонии ‒ это моральное поражение Мадрида, уверен специалист по международному праву Геннадий Друзенко. А украинский журналист в Испании Андрей Якубув указывает на многочисленные нарушения в ходе проведения плебисцита и сложности, с которыми связано отделение региона. Впрочем, независимо от результатов противостояния, «каталонский кейс» ставит перед Европой новые вызовы, говорят эксперты.

Украинский журналист и общественный деятель в Испании Андрей Якубув считает события в Каталонии признаком общеиспанского политического кризиса. При этом дальнейший ход событий, признает он, во многом зависит от каталонского правительства. Однако реальную перспективу отделения Каталонии Якубув оценивает как довольно призрачную.

Это одна большая авантюра, потому что отделение Каталонии от Испании вовсе не представляется возможным
Андрей Якубув

«На самом деле это одна большая авантюра, потому что отделение Каталонии от Испании вовсе не представляется возможным. Или, по крайней мере, это очень проблематично хотя бы с той точки зрения, что автономная область Каталонии имеет большой внешний долг как область», ‒ утверждает общественный деятель.

Кроме того, отмечает он, даже по внутреннему каталонскому законодательству прошедший опрос нельзя считать полноценным референдумом из-за многочисленных нарушений.

Подсчет бюллетеней после окончания голосования. Барселона, 1 октября 2017 года
Подсчет бюллетеней после окончания голосования. Барселона, 1 октября 2017 года

«Специалисты насчитали более двух десятков нарушений, начиная с того, что не было центральной избирательной комиссии, которая могла бы объяснить результаты этого референдума», ‒ сказал он в эфире «Утренней Свободы».

Кроме того, добавляет журналист, показательна явка: по данным Якубува, на голосование пришло на 80 тысяч меньше каталонцев, чем во время аналогичного опроса в 2014 году.

Были устроены «карусели», то есть голосования на нескольких участках одними и теми же лицами

«Мы видели наглядные доказательства того, что были устроены «карусели», то есть голосования на нескольких участках одними и теми же лицами, некоторые урны для голосования уже были наполнены бюллетенями перед тем, как открылись участки, и так далее», ‒ добавляет он и заключает, что все эти факторы не позволяют воспринимать результаты плебисцита всерьез.

По словам Якубува, политические силы, которые акцентировали свою программу на получении регионом независимости, не получили большинства в каталонском парламенте в 2014 году, но из-за особенностей избирательной системы сторонники независимости таки получили парламентское большинство. Причем в этой большинстве ‒ и левые, и правые политики, отмечает он:

«То есть это коалиция правых и левых: несмотря на разногласия относительно своих внутренних вопросов социально-экономической политики, они объединились за эту идею независимости», ‒ комментирует журналист.

Эксперт корпорации стратегического консалтинга «Гардарика» Константин Матвиенко считает, что Европейский Союз должен отдельно урегулировать права народов, не имеющих своего государства и параллельно ‒ подтвердить незыблемость границ в Европе. По его словам, ЕС оказался не готовым к вызовам, которые ставят перед ним события в Каталонии.

Константин Матвиенко
Константин Матвиенко

Референдум в Каталонии запретил Конституционный суд Испании, поэтому его правовые последствия минимальны
Константин Матвиенко

«С правовой и юридической точки зрения ‒ референдум в Каталонии запретил Конституционный суд Испании, поэтому его правовые последствия минимальны. С другой стороны, то, что происходит в Каталонии ‒ это колоссальная дестабилизация в Испании и в целом в Европе. И так, как было раньше, не будет », ‒ уверен Матвиенко. Поэтому, заключает он, Евросоюзу предстоит искать новые способы урегулировать представительства наций, не имеющих собственных государств, так, чтобы не увеличивать их количество.

Юрист-международник Геннадий Друзенко считает, что целью волеизъявления каталонцев и не было немедленное обретение независимости, а стратегически Барселона обыграла Мадрид.

Он напоминает, что до 2010 года отношения Каталонии и центрального правительства ‒ тогда возглавляемого социалистами ‒ были вполне мирными. А потом Конституционный суд Испании признал неконституционными ряд положений Устава Каталонской автономии, до тому утвержденного соответственно каталонским парламентом, парламентом Испании и референдумом в Каталонии.

Геннадий Друзенко
Геннадий Друзенко
Если бы в Мадриде хватило мудрости и дальше сидеть за столом переговоров, мы бы имели сегодня мирную Каталонию
Геннадий Друзенко

«Оттуда началось радикальное движение за независимость Каталонии, ‒ уверен Друзенко. ‒ Если бы в Мадриде хватило мудрости и дальше сидеть за столом переговоров и находить сложные компромиссы, а не применять легалистский подход, мы бы имели сегодня мирную Каталонию. Тем более, что в отличие от Страны басков, современный каталонский процесс всегда был мирный».

Несмотря на силовое подавление каталонского волеизъявления и тот факт, что Мадрид официально отрицает его результаты, Друзенко уверяет, что каталонское правительство, вполне вероятно, достигнет своей цели: заставит Евросоюз выступать посредником в переговорах между Каталонией и центром страны, превратит регион в квазисубъект международного права. В этом плане, рассуждает он, силовой разгон является еще одним просчетом испанских властей.

«Кадры, где полиция, жандармерия бьет мирных протестующих, бьет их дубинками, таскает женщин за волосы, пожилые люди в крови ‒ они, конечно, возмутят любое западное демократическое общество. Морально Мадрид проиграл», ‒ констатирует Друзенко.

Международный обозреватель издания «Новое время», эксперт фонда «Майдан иностранных дел» Иван Яковина предполагает, что Европа однозначно почувствует на себе негативные последствия событий в Каталонии независимо от того, получит эта провинция независимость от Испании или нет.

Иван Яковина
Иван Яковина

«Если каталонская независимость произойдет, а именно к этому идет, то будут другие примеры, в частности Страна басков в той же Испании, в Бельгии ‒ Валлония, а также Южный Тироль, а в перспективе ‒ даже Бавария. То есть открывается некий ящик Пандоры, закрыть который будет очень трудно», ‒ прогнозирует он.

Впрочем, особых последствий для Украины в этой ситуации эксперт не видит:

«Никакой связи между Каталонией и так называемыми «ДНР» и «ЛНР» нет, поскольку история Каталонии древнее истории Испании. Она имеет свой язык, культуру и идентичность, то есть это не какие-то вымышленные квазиобразования, рожденные чьим-то воспаленным мозгом», ‒ объясняет разницу Яковина.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG