Доступность ссылки

Невероятно утомительную историю вокруг кинопроизведения Алексея Учителя не совсем верно пытаются подвести под определение "общественный резонанс". Скандал вокруг "Матильды" напоминает быстро выгоревший костер, на угли которого, отчаянно надувая щеки, дует горстка видных политических маргиналов – пытаясь по новой разжечь из этих тлеющих углей "священное пламя народного гнева".

Со стороны все выглядит так, будто бы в России и правда немалая часть граждан крайне возмущена "поруганием исторических святынь". Происходит это еще и оттого, что информация о заведомо псевдоисторическом байопике не покидает заголовки российских новостей уже в течение многих месяцев. Как писал Виктор Пелевин, "в наше время люди узнают о том, что они думают, по телевизору". Насмотревшись телевизионных новостей, заглянув в информационные сводки теперь уже "правильного Яндекса", в конце концов, полистав глянцевый журнал, узнаешь: царя оскорбляют!

Каким образом? Вы еще спрашиваете? Что же, по-вашему, Русская православная церковь просто так будет над кем-то нимб святого зажигать? Последний император вместе с членами своей семьи уже почти двадцать лет как канонизирован. Сам факт канонизации априори подразумевает "абсолютную святость": супружескую верность, духовность, кротость вкупе с незлобивостью и много чего еще подразумевает, с реальностью слабо связанное. Исторических личностей канонизируют не просто так, а вроде как в назидание потомкам (читайте: прихожанам), которые, все едино, в большинстве своем в событиях прошлого не особо разбираются. Но уж если "разбираются", то как правило с радикально клерикальных позиций. Вот тогда на передний план, в случае "внештатной ситуации", и выходят "заступники" вроде бывшего крымского прокурора.

Никакого политического заказа в этой истории нет, иначе на фильм Учителя уже были бы вылиты ушаты помоев СМИ, идущих в авангарде кремлевской пропаганды. Откровенного осуждения киноленты, обобщающе говоря, из башен Кремля не доносится; со стороны властей есть разве что пассивная поддержка сторонней критики, потому что, с рядом оговорок, подобный православно-фундаменталистский взгляд на мир вписывается в систему идеологической обработки российских граждан. Все выглядит так, что где-то "в верхах" явственно понимают: Наталья Поклонская палку сильно перегибает, Натальи Владимировны стало очень уж много, но не знают, во-первых, что делать с этой ее бурной деятельностью, а во-вторых и в главных, не решили, надо ли что-то делать в принципе.

Группа неравнодушных сторонников Поклонской в Госдуме может разработать законопроект об ограничениях на изучение в стране отечественной, а еще лучше – мировой истории

Почему нет? Российский бомонд, простите, и так состоит из сплошных политических фриков. Люди, занимающие различные весомые государственные должности, патологически не находят времени заниматься своими прямыми обязанностями. Война идет на всех фронтах: то выяснится, что советский перестроечный рок был проектом ЦРУ, то оказывается, что борьба с коррупцией и изучение иностранных языков подрывают основы российской государственности. Очевидно, что прямой поддержки чрезвычайно решительным заявлениям Поклонской власть не оказывает и что Наталья Владимировна в итоге ничего ощутимого не добьется. Напротив, получит вместо этого бесчисленные тычки от "излишне" подкованных в вопросах истории граждан. Как следствие, группа неравнодушных сторонников Поклонской в Государственной думе может разработать законопроект об ограничениях на изучение в стране отечественной, а еще лучше – мировой истории. Архивы в библиотеках запереть покрепче, читательские абонементы сделать подороже, выдавать только с разрешения участкового священнослужителя, районного полицейского инспектора и минимум одного заверителя из "Общероссийского народного фронта".

Напоследок – яркий пример того, как в реальности выглядит ситуация "власть на кино про государя обиделась". Нечто подобное, только в несоизмеримо меньших масштабах, творилось в 2009-2010 годах вокруг фильма Павла Лунгина "Царь". Собственно, премьера картины прошла тогда относительно спокойно, православная церковь и верующие "не сразу распробовали". Но когда распробовали – люто поперхнулись. Ведь что демонстрировала лента? Иван Грозный (любимый исторический персонаж Сталина, между прочим), "собиратель земель", правитель богомольный – оказывается, немного не дружил с головой. Бился в религиозных припадках; правой рукой священное писание листал, а левой головы рубил. Возражений не слушал, подданных кромсал налево и направо, вел неудачные войны... Но главная ересь фильма была не в этом. "Самое ужасное" – отраженный на экране конфликт царя и митрополита Московского Филиппа II, который "богом данного" вседержителя нещадно за все зверства обличал. Как это вообще?! В России церковь власть критикует? Вот тогда были и водопады помоев, и толпы ангажированных историков, они с пеной у рта доказывали, сколь строгим, но справедливым правителем был Иоанн Васильевич. Не зря же товарищ Сталин про него в свое время такое хорошее и правдивое кино заказал. Смотрите фильм Эйзенштейна! А эту новую дрянь – сжечь всю до единой копии. Наталья Поклонская тогда работала в прокуратуре Евпатории; что характерно, занималась своими прямыми, предписанными университетским дипломом обязанностями. Будучи гражданкой другого государства. Она не ведала еще, какую важную историческую миссию ей предстоит взвалить на свои хрупкие плечи, чтобы отстоять духовные ценности в соседней стране.

Сергей Богданов, журналист и блогер

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG