Доступность ссылки

Алексей Гончаренко: Украина не может вернуть Крым и Донбасс силой оружия


Алексей Гончаренко

Какие шаги предпринимает украинская власть для деоккупации Крыма? Все ли сделала Украина для защиты полуострова во время российской аннексии в 2014 году? Может ли Украина вернуть свои оккупированные территории силой оружия?

Об этом говорили в эфире «Дневного шоу» на Радио Крым.Реалии с народным депутатом Украины Алексеем Гончаренко.

– Вы возглавляете парламентскую группу «Крым», расскажите о ее деятельности.

– В эту группу входят депутаты, которые так или иначе связаны с Крымом. Это и Мустафа Джемилев, и Рефат Чубаров, и Юлий Мамчур, и другие депутаты. Я предлагал Мустафе Джемилеву возглавить эту группу, но он сказал, что у него много обязанностей, и получилось, что возглавил группу я. Мы не имеем каких-то особых полномочий, это не комитет, не фракция Верховной Рады. Наша цель – чтобы такая группа была, потому что Крым – это Украина. Мы поднимаем темы, которые важны для Крыма. В частности, наша группа инициировала отмену свободной экономической зоны «Крым» еще до того, как начали блокаду… В годовщину оккупации Крыма мы проводим тематические выставки, инициировали проведение парламентских слушаний по Крыму.

– Крымчане считают, что теме аннексированного полуострова на материковой части Украины уделяют недостаточно внимания. Что вы думаете об этом?

– Я тоже так считаю.

– Что надо делать?

– Каждый может что-то сделать, находясь на своем месте. Мы создали группу, поднимаем эти вопросы. Я являюсь депутатом в ПАСЕ, наряду с Мустафой Джемилевым, и на каждом заседании в Страсбурге я поднимаю темы Крыма, крымских политзаключенных. Счастлив из-за возвращения Ильми Умерова и Ахмтема Чийгоза, мы много раз поднимали вопрос о них, Сенцове, мы знаем много фамилий (политзаключенных – КР), постоянно эти темы поднимаем. Надо добиваться, чтобы в Крыму соблюдались права человека, мы на постоянном контакте с комиссаром по вопросам прав человека Совета Европы Нилсом Муйжниексом. Скоро будут избирать нового комиссара, и мы обязательно будем ставить задачу Крыма, как первоочередную.

– Вы можете назвать какие-либо шаги, которые украинская власть предприняла для деоккупации Крыма?

– На наших парламентских слушаниях была министр образования Украины Лиля Гриневич, и сейчас выпускники крымских школ могут приезжать в Украину (на материковую часть страны – КР), им понятно, как сдавать ЗНО, поступать в украинские ВУЗы – это бесплатно. Я считаю, что это конкретный пример.

На уровне СНБО Украины должна быть утверждена «Стратегия деоккупации Крыма» – системный, комплексный документ

В то же время, я считаю, на уровне СНБО Украины должна быть утверждена «Стратегия деоккупации Крыма» – системный, комплексный документ. Насколько я знаю, такой стратегии, официально утвержденной, на данный момент нет. Я говорю «насколько мне известно», потому что существуют определенные документы под грифом «Секретно», принятые СНБО. Но нет комплексного документа, который бы охватывал социальные, административные и другие вопросы, это плохо.

Алексей Гончаренко
Алексей Гончаренко

– Существует законопроект о реинтеграции Донбасса, есть разные мнения украинских политиков относительно того, нужно ли в этот документ включать положения о Крыме. Каково ваше мнение?

– Мы бы все хотели, чтобы вопросы Донбасса и Крыма обсуждались вместе. Но Россия отказывается говорить о Крыме, и это надо признать. У нас есть острая ситуация на Донбассе, где каждый день гибнут люди. Ситуация там и похожа на Крым, и не похожа. И там, и там, есть российские войска, но в случае с Крымом мы имеем дело с классической аннексией, когда Россия объявила Крым своей территорией, а в случае с Донбассом мы имеем дело с гибридной войной, потому что Россия не объявляет Донбасс своей территорией, и явно не собирается это делать. То есть ситуация отличается и в юридическом, и в фактическом, и в военном смысле.

У Украины нет другого выхода, мы должны говорить про Донбасс, потому что не можем вернуть Донбасс и Крым силой оружия. Мы имеем дело с крупнейшей армией в континентальной Европе, с ядерным государством. В случае с Донбассом мы имеем Нормандский формат, в котором участвует лично Путин. Потому в законопроекте говорится о Донбассе, и там мало внимания уделяется Крыму. Политически мы, конечно, обязаны упомянуть Крым в этом законе, и упоминание есть. Я знаю, что Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев принимают участие в разработке правок к этому закону, чтобы тема Крыма была рельефнее там обозначена. Но, конечно, это политические вещи, к юридической составляющей они не имеют никакого отношения.

– Давайте поговорим о скандальном заявлении, которое сделал на заседании сессии ПАСЕ в Страсбурге президент Чехии Милош Земан. Он выступил против санкций в отношении России и предложил отдать Крым в обмен на некие преференции для Украины. Делая это заявление, президент Чехии отвечал на ваш вопрос. Расскажите, как это было.

Крым не продается, и люди не продаются

– Да, это был ответ на мой вопрос. Я сказал, что продолжается грубейшее попрание прав человека в Крыму, и спросил, какие действия должна предпринять мировая общественность. Он сказал, что это процесс завершенный, и что Украина может взять компенсацию. Его ответ, действительно, шокировал. Пусть он продаст Прагу или Карловы Вары Путину, тоже может деньгами взять, если у него есть такие идеи. Безусловно, Крым не продается, и люди не продаются.

Земан приезжал, как лоббист Кремля. Когда он получил слово, то начал говорить о России. Не говорил о Чехии, Евросоюзе, Совете Европы. Говорил о России и о том, что нужно снимать санкции. Его заявление по Крыму, даже на фоне пророссийского лоббизма, было особо циничным.

У нас есть звонок нашего радиослушателя из Харькова: Бытует мнение журналистов-расследователей и военных, что Крым сдал Турчинов, есть заявления генералов СБУ. Как вы на это смотрите, вы будете это расследовать?

– Я не являюсь следователем или прокурором, и вести расследования я тоже не могу. Насколько я понимаю, когда такие заявления делаются, то это является основанием для проверки соответствующих служб. Когда человека назначали главой Совета по национальной безопасности и обороне, я имею в виду Турчинова, то он проходил проверки наших спецслужб, и там решили, что он достоин этого звания.

В любом случае, бороться за свою территорию надо было, и не все из того, что должно быть сделано, было сделано

Что касается части вашего вопроса о том, что Крым «был сдан», как вы сказали. Я могу согласиться с тем, что украинская власть не предприняла всех мер, которые могла бы предпринять на тот момент. Другой вопрос, каким был бы результат этого, могли бы мы остановить… Мы сейчас уходим в сферу альтернативной истории, но, наверное, учитывая состояние, в котором Украина находилась в тот момент, учитывая, что Россия явно не просто импровизировала, а исполняла четкий план – прямо вскрыли пакет и начали реализовывать, учитывая массовое предательство крымских СБУшников, прокуроров, милиции, мы, наверное, не смогли бы отстоять Крым военным путем. Но в то же время, если бы мы тогда дали бой, возможно, не было бы Донбасса. В любом случае, бороться за свою территорию надо было, и не все из того, что должно быть сделано, было сделано.

Я не понимаю, даже при всех сложностях, которые были, почему Украина не взяла силами спецподразделений под контроль в Крыму Перекоп, аэропорт Симферополя, Верховный Совет Крыма и Совет министров Крыма. Если бы это произошло, то не смогли бы российские спецназовцы так легко захватить аэропорт, Верховный Совет. Как минимум, был бы бой, и после этого никто бы уже не смог сказать, что вот видите, Верховный Совет (Крыма – КР) сам голосует и объявляет так называемый референдум.

Но нужно также понимать, в каком состоянии была Украина в тот момент. Был полный развал. Армию целенаправленно разрушали, несколько лет, не было спецслужб, бежал президент. Мы все помним события в Одессе 2 мая, кроме Донбасса полыхали и Днепр, и Харьков, и только постепенно удалось все остановить. Все было непросто, но Украина могла бы сделать больше.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG