Доступность ссылки

Фиолент закатывают в бетон: чем опасна «реконструкция» заказника


Власти Севастополя занялись реконструкцией и благоустройством территории мыса Фиолент. Вместо вулканических пейзажей здесь вскоре появятся парковки, смотровые площадки, газоны, беседки и амфитеатр. Проектировщики уверяют, что строительные работы не нанесут вреда ландшафту. Но геологи опасаются оползней и обвалов.

В 2016 году крымские СМИ уже писали об опасности для ландшафтных построек. Тогда в районе мыса Фиолент, недалеко от туристической базы «Каравелла», обрушилась часть берега – площадь пострадавшей территории составила около 250 квадратных метров. Еще во время СРСР на территории турбазы пробурили лифтовую шахту и подземный тоннель для прохода к морю, после чего на побережье участились оползни. Как же выглядит «реконструкция» мыса Фиолент? Могут ли строительные работы на этих участках вызвать оползни?

Журналист из Севастополя Андрей Васильев говорит, что ответственность за возможные последствия строительства на мысе Фиолент несет не компания-застройщик «Ривьера», а власти, утвердившие проект «реконструкции».

Насколько я понимаю, один из заказчиков этих работ ‒ монастырь
Андрей Васильев

‒ «Ривьера» лишь выполняет согласованный правительством Севастополя план работ. Еще в 2016-м практически без конкурса, в последние рабочие дни года, был подписан госконтракт на проектные работы. Победителем формального конкурса выступила единственная компания ‒ ООО «Технологии строительства и ландшафта», зарегистрированная в Москве. А спустя год по такой же схеме был разыгран тендер на выполнение работ на сумму около 200 миллионов рублей, на котором победила компания «Ривьера».

Монахи монастыря святого Георгия, на территории которого проводится значительная часть работ, всегда были недовольны тем, что через их территорию проходят люди на пляж в купальных костюмах. И, насколько я понимаю, один из заказчиков этих работ ‒ именно монастырь.

Васильев заявляет, что мнение жителей города никто не учитывает.

Просто так уже не помитингуешь ‒ это не Украина 2000-2010-х
Андрей Васильев

‒ Мнение горожан сейчас мало кого интересует. В начале 2000-х севастопольцы «любили» выходить на митинги против застроек коммерческих фирм. И все эти митинги имели свой бюджет. Сегодня при отсутствии политической конкуренции, бюджетов на такие акции не будет. Тем более, правовое поле сегодня уже не то. Просто так уже не помитингуешь ‒ это не Украина 2000-2010 годов. Единственное, что осталось севастопольцам ‒ писать кое-что в прессе и в соцсетях. Но я думаю, что это ненадолго и к следующему избирательному периоду закончится.

Крымский эколог Маргарита Литвиненко предупреждает, что строительство на мысе Фиолент может привести к оползням и обвалам.

‒ Уже по тому небольшому строительству двух последних лет видно, как происходят оползнеопасные процессы.

Литвиненко утверждает, что проект так называемой «реконструкции» мыса Фиолент не был представлен общественности и вряд ли проходил государственную экологическую экспертизу.

Уже по строительству двух последних лет видно, как происходят оползнеопасные процессы
Маргарита Литвиненко

‒ Возникает вопрос: кто этот проект видел до того, как начались эти работы, кто его обсуждал? Информация об этом отсутствует. Второй вопрос ‒ есть ли там государственная экологическая экспертиза? Потому что такая экспертиза по российскому законодательству должна проводиться в том случае, если работы будут вестись рядом с заказником, заповедником и другими градоохранными территориями. Там находится заказник «Мыс Фиолент». Даже если не на территории заказника, то в буферной зоне наверняка эти работы ведутся. Действительно, последствия будут непредсказуемы.

Очень большая часть Крымского полуострова, особенно Севастополя, ‒ это оползнеопасные и обвалоопасные территории. Но я ни разу не видела, чтобы на обсуждение общественности выносились противооползневые мероприятия. Есть Геологическая партия. Насколько активно она сейчас работает ‒ не известно.

На мысе Фиолент ‒ слой глины и известняка. Сейчас фундамент этих капитальных строений создает дополнительную нагрузку, и эти куски известняка по глине, как по санкам, могут поплыть вниз.

В то же время, говорит Литвиненко, к местным властям достучаться практически невозможно.

Эти куски известняка по глине, как по санкам, могут поплыть вниз
Маргарита Литвиненко

‒ Были нарекания на ситуацию до 2014 года. Но все было более открыто и было больше возможности контролировать работу. Например, когда предотвратили попытку построить на мысе Сарыч гостиницу под видом берегоукрепляющих сооружений. Теперь информация во многом закрыта. Что возле строительства на мысе Фиолент делают военные – тоже не известно.

Нынешнее руководство слушает только ту общественность, которая идет в одном политическом русле с ними. Во-вторых, деньги из Федеральной программы («Социально-экономическое развитие Крыма и Севастополя до 2020 года» ‒ КР) идут на непонятно какие мероприятия, и эти преобразования во многом ‒ абсурдные... Когда говоришь людям, что берегоукрепление нужнее, чем красивые скамеечки в парке через каждые полтора метра, в ответ слышишь, что это красиво и удобно. Это бытовой пример, который показывает, что у местных чиновников и общественных деятелей, которые рядом с ними, отсутствует всякая логика.

Эколог советует крымчанам, которые опасаются за свою жизнь из-за подобных «реконструкций», попытаться привлечь внимание местных властей.

‒ Людям, которые видят, что их дома находятся в оползнеопасной зоне и неразумные действия чиновников могут привести к катастрофе, следует запастись документами, что они живут именно в таком районе. Во-вторых, застраховать свое имущество – желательно, на материковой части Украины. В-третьих, регулярно следить и требовать вызова на место своего жительства инспекторов и чиновников, чтобы фиксировали все, что там происходит. Чтобы это было на контроле у чиновников.

(Над текстом работала Мария Юзыч)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG