Доступность ссылки

«На него давят из-за отказа сотрудничать»: как отбывает наказание в России крымчанин Каракашев


Евгений Каракашев в суде в российском Ростове-на-Дону. Архивное фото

Крымский политзаключенный, евпаторийский левый активист Евгений Каракашев заявляет о давлении со стороны администрации колонии в Кабардино-Балкарии соседней России. Ранее уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова уже обращалась к российской коллеге Татьяне Москальковой из-за суровой изоляции осужденного активиста.

В 2016 году Евгений Каракашев с группой левых активистов организовал акцию в поддержку крымских политзаключенных Олега Сенцова и Александра Кольченко. Кроме того, активист выступал против застройки лимана с лечебной грязью в поселке Заозерном под Евпаторией. В итоге 1 февраля 2018 года российские силовики задержали Каракашева в Евпатории по подозрению в экстремистских высказываниях в соцсетях. Российский суд приговорил его к 6 годам колонии за публикации в соцсети «ВКонтакте». Правозащитный центр «Мемориал» признал Евгения Каракашева политзаключенным. О его изоляции в колонии шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Российская журналистка Софико Арифджанова рассказала Крым.Реалии о том, что российские тюремщики пытаются как можно сильнее изолировать Евгения Каракашева от внешнего мира.

Видимо, администрации что-то от него надо, но мы не можем утверждать это наверняка. Согласно его письмам, на него сейчас оказывают давление за отказ сотрудничать с ней
Софико Арифджанова


– С тех пор как Евгения этапировали в колонию в Кабардино-Балкарии в начале осени, его уже дважды отправляли в штрафной изолятор на 15 суток. В начале ноября 2019 года его определили в единое помещение камерного типа – по его описаниям, это была комната три на четыре метра, где содержалось три человека. Евгению не передают прессу, на которую его подписали – «Новую газету». Насколько я могу судить, ему также на передают все письма. Больше ничего про это сказать не могу, но крымских политзаключенных часто отличают сомнительные условия содержания. В остальном, из описанного, давление в колонии выглядит обычной практикой. Видимо, администрации что-то от него надо, но мы не можем утверждать это наверняка. Согласно его письмам, на него сейчас оказывают давление из-за отказа сотрудничать с ней.

Правозащитная организация «РосУзник» 1 декабря 2019 года опубликовала письмо Евгения Каракашева, где он в том числе рассказал об условиях содержания:

«Два раза в неделю открывают душевую комнату («баня»), она расположена вне камеры, рядом. Каждое утро, после завтрака, выводят на прогулку в прогулочные дворики примерно на полтора часа. У каждой камеры свой прогулочный дворик. Прогулочный дворик примерно в два раза больше камеры, но уже. Во дворике нет ни турника, ни брусьев, только голый бетонный пол, стены, скамейка, прикрепленная к стене, противостоящей входу, сверху решетка из арматуры, сверху сетка рабица (металлическая сетка из стальной проволоки). Везде установлены видеокамеры (в камере, в прогулочных двориках, коридорах), кроме душевой и санузла. Кормят неплохо, намного лучше чем в Симферопольском СИЗО-1, и лучше, чем в Ростовском СИЗО-1 в России (и не только в России многие на свободе питаются гораздо хуже). Свежих, сырых овощей, фруктов, зелени нет. Сырой квашеной капусты нет».

Журналистка из Керчи Елена Лысенко считает, что политзаключенный не рассказывает обо всех проблемах.

Во всех колониях людей пытаются поломать. Скорее всего, это говорит о том, что Евгений – несгибаемый человек, он не хочет прогибаться перед сотрудниками и руководством колонии
Елена Лысенко


– Евгений такой человек, что не хочет расстраивать своих близких, маму, поэтому очень мало жалуется, хотя мы понимаем, что на самом деле ему гораздо тяжелее. Он находится в тюрьме внутри самой колонии. У него сейчас проблемы со здоровьем, мучает высокое давление. Родителям и адвокату удалось передать ему необходимые лекарства. Возможно, у него даже обостряются болезни из-за плохого питания. Администрация колонии утверждает, что в ЕКПТ Евгения поместили за нарушение формы одежды, но такие объяснения очень часто встречаются и у других политзаключенных – например, Андрея Коломийца по точно таким же надуманным основаниям помещали в ШИЗО. Во всех колониях людей пытаются поломать. Скорее всего, это говорит о том, что Евгений – несгибаемый человек, он не хочет прогибаться перед сотрудниками и руководством колонии.

Елена Лысенко отмечает, что в таких условиях письма играют важнейшую роль в поддержании духа политузника.

Чем больше будет писем с хорошими словами, с новостями из обычной мирной жизни, тем легче Евгению будет перенести все трудности
Елена Лысенко


– Для него это единственная надежда, единственный глоток свежего воздуха. Ему пишут люди из Украины, недавно он даже получил письмо из Финляндии. Чем больше будет писем с хорошими словами, с новостями из обычной мирной жизни, тем легче Евгению будет перенести все трудности. Как правило, в колониях дополнительное негативное отношение к гражданам Украины, потому что всей России по телевизору внушают, что украинцы – враги и недолюди. В колониях тоже смотрят это, пропаганда влияет на заключенных, так что украинцам там особенно тяжело. Поэтому я очень сильно призываю всех писать. Есть такая услуга – ФСИН-письмо, когда можно через сайт отправить письмо заключенному за небольшую плату, около 50 рублей.

Освобожденный из российского заключения крымский анархист Александр Кольченко уверен, что Евгения Каракашева пытаются изолировать, чтобы сломить морально.

– На одном из свиданий мама рассказала мне, что крымские активисты, в том числе Евгений, вышли с акцией под здание ФСБ в Симферополе за мое освобождение. Для Крыма это очень отчаянная акция. Я был знаком с Евгением с 2011 года. У нас с ним были схожие взгляды – анархические, антифашистские. Все это время он занимался защитой окружающей среды на локальном уровне, в районе Евпатории: против постройки порта и дноуглубительных работ, против застройки прибрежной территории около озера Мойнаки. Это и явилось фактической причиной его политического преследования. Относительно содержания в колонии, в первое время меня тоже пытались изолировать. Мне не выдавали прессу, корреспонденцию, но благодаря давлению местных правозащитников сотрудники администрации были вынуждены все выдать. Изолировать пытаются, чтобы сломить морально.

Александр Кольченко также предлагает отправлять письма Евгению Каракашеву, а правозащитникам – настойчиво требовать объяснений от администрации колонии по поводу наказаний крымского политзаключенного.

Справка: Верховный суд России 15 августа 2019 года оставил в силе приговор левому активисту из Евпатории Евгению Каракашеву, обвиняемому в призывах к терроризму в соцсети «ВКонтакте».

Ранее Северо-Кавказский окружной военный суд (ныне Южный окружной военный суд) в российском Ростове-на-Дону приговорил Каракашева к 6 годам колонии общего режима.

1 февраля 2018 года сотрудники российского Следкома задержали Каракашева в Евпатории по подозрению в экстремистских высказываниях в соцсетях. Позже суд арестовал его. Каракашев считает ложными и сфабрикованными обвинения, выдвинутые против него.

Позже в Севастополе по «делу Каракашева» прошли обыски в домах левых активистов Алексея Шестаковича, Алексея Присяжнюка, Игоря Панюты, Ивана Маркова и Артема Воробьева.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG