Доступность ссылки

100 лет без примирения: Крым и революция. Врангель и Украина


Плакат «Да здравствует революция!», весна 1917 года

Формально от лозунга о единой и неделимой России никто в Крыму не отказывался. Но жизнь внесла свои коррективы – и вместо войны с Украиной пришлось с ней договариваться. Особого результата это не дало, но сам факт показателен.

(Продолжение, предыдущую часть читайте здесь)

Воевать с советской Россией Петр Врангель не хотел – это было очевидно проигрышным делом. Его стратегия, изложенная газете «Крымский вестник» 24 апреля 1920 года, заключалась в следующем: «Я вижу к воссозданию России совершенно новый путь. Пусть среди разлагающегося больного тела свободно оживают отдельные клеточки, и долг искусного врача должен быть в объединении их, не разрушая каждой в отдельности… Не триумфальным маршем из Крыма к Москве можно освободить Россию, а созданием хотя бы на клочке Русской земли такого порядка и таких условий жизни, которые потянули бы к себе все помыслы и силы стонущего под красным игом народа».

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.


Однако для большевиков такое размежевание было неприемлемым. Кремль без проблем признал независимость национальных республик на окраинах, но согласиться на сохранение альтернативного общероссийского правительства, пусть даже на крохотном полуострове, не мог. На предложение Британии 17 апреля выступить посредницей в переговорах Владимир Ленин согласился лишь на общую амнистию белых при занятии Крыма, но до переговоров дело не дошло. Лондон решил умыть руки. С другой стороны, Франция, оставшись единственной покровительницей Врангеля, требовала от него возобновления военных действий, чтобы помочь Польше. Война стала неизбежной.

Врангелю были нужны союзники, и в этом деле он руководствовался принципом: «хоть с чертом, лишь бы против большевиков»

А раз так – Врангелю были нужны союзники, и в этом деле он руководствовался принципом: «хоть с чертом, лишь бы против большевиков». В отличие от Антона Деникина, враждовавшего со всеми, новый правитель твердо стоял на позиции «тактического федерализма». Он однозначно признавал независимость Польши и Финляндии здесь и сейчас, допускал отделение стран Балтии, установил связь с фактически суверенной Грузией – т.е. лишил красных их главного интернационального козыря. После победы Врангель собирался утвердить в России федерацию.


И именно поэтому вопрос взаимоотношений с УНР вышел на передний план. Деникин в войне с украинской армией и повстанцами потерял шанс на победу в походе на Москву и, по сути, толкнул Симона Петлюру в объятия Польши. Врангелю предстояло исправить положение, и он завязал сношения и с Петлюрой, и с его политическими оппонентами, и даже попробовал договориться с Нестором Махно. Последнее не удалось – «батька» казнил парламентеров. Ну и, наконец, следует иметь в виду, что больше половины врангелевской армии составляли уроженцы Украины – и среди них немало число симпатизировали Петлюре. Есть сведения о существовании в Крыму подпольного украинского штаба, координировавшего деятельность национальных организаций, – вначале из Феодосии, затем из Севастополя.

21 мая (3 июня) 1920 года, воспользовавшись тем, что советские войска втянулись в битву за Киев с польско-украинской армией, Врангель объявил наступление на север. Задачей-минимум было овладение хлебом Северной Таврии и ресурсами Донбасса. Красные были наголову разгромлены.

Врангель 13(26) июня издал приказ, в котором требовал от своих командиров «считаться с повстанческими отрядами Махно»

Памятуя о проблемах Деникина с украинскими крестьянами, Врангель 13(26) июня издал приказ, в котором требовал от своих командиров «считаться с повстанческими отрядами Махно» и в случае встречи с антибольшевистскими отрядами не применять оружия. Более того, правитель передал атаманам Левобережья 15 пулеметов, 400 винтовок и миллион патронов к ним. Ну и самое главное – исполнялся закон о земле, так что помещичьи имения не возвращались хозяевам. Сам же Махно, еще 9 января объявленный красными вне закона, ушел далеко на север. В итоге в тылу Врангеля не было крупных восстаний, а лишь мелкие волнения, связанные с мобилизацией.


27 июля (9 августа) в Севастополе состоялось общее собрание представителей украинских военных организаций Крыма, на котором было решено просить правителя назначить генерала генштаба УНР Григория Янушевского командующим повстанческими отрядами в Украине.

12(25) августа было опубликовано воззвание Врангеля к украинцам, в котором «сыны Украины» были названы «братьями». Правитель не стал обвинять украинцев в «предательстве» и «раскольничестве», а отмечал общность задач обоих движений: борьбу «за счастье, свободу и величие Родины» против врагов. Врангель признал право украинского правительства бороться за «Родную Украину» и не противопоставлял ее «единой России». Термин «Малороссия» был изъят из употребления.

Референт Врангеля по украинским делам генерал Василий Кирей, бывший сподвижник Петлюры, набросал план условий соглашения белого правительства с Украиной. За украинцами признавалось право на выборы своей власти из своей среды и собственные воинские формирования.

Во исполнение соглашения Врангель 20 сентября (3 октября) издал приказ, запрещающий пропаганду национальной розни

12(25) августа в Крым прибыла официальная делегация главного командования украинской армии во главе с полковником Иваном Литвиненко. Он писал: «Все, без исключения, жалеют о войне с Украиной в 1919 году и обвиняют в ней генерала Деникина и его политику». Однако Врангель был на фронте, так что встреча состоялась лишь две недели спустя – 29 августа (11 сентября). Как сообщал «Крымский вестник», договорились «бить общего врага» и обуздывать «шовинистов той и другой стороны». Во исполнение соглашения Врангель 20 сентября (3 октября) издал приказ, запрещающий пропаганду национальной розни.

Однако правитель не пожелал складывать все яйца в одну корзину и 8(21) сентября принял делегацию Украинского национального комитета (УНК) – расположенного в Париже объединения федералистов, которым было не по пути с «самостийниками» Петлюры. На встрече Врангель заявил, что правительство Юга России «готово поддерживать развитие всех демократических национальных образований на тех же принципах, которые положены в основание соглашения, заключенного с казачеством, и решительно отказывается от общения с каким бы то ни было течением, носящим сепаратистский характер».

Тем временем 30 сентября (по новому стилю) Совет Народных Министров УНР принял решение «признать возможность подписать военную конвенцию с генералом Врангелем с политическими гарантиями, а именно: при условии признания правительством Врангеля независимости Украинской Народной Республики и ее нынешнего правительства».


12(25) октября советником по делам Украине при Врангеле был назначен крымский украинец Иван Леонтович, а для организации восстаний в тылу большевиков был создан секретариат по делам Украины.

Затем 20 октября (по новому стилю) в Бухаресте, наконец, начались переговоры между представителями крымского и украинского правительств, на которых петлюровцы предложили заключить военную конвенцию и политическое соглашение. Врангелевцы ответили, что на это не уполномочены, так что переговоры зашли в тупик.

26 октября (8 ноября) Врангель легализовал на подконтрольной себе территории украинский язык

Правда, совсем бессмысленными эти контакты не были – они, по крайней мере, облегчали положение украинцев в Крыму. 26 октября (8 ноября) Врангель легализовал на подконтрольной себе территории украинский язык: «Признавая, что украинский язык является, наравне с российским, полноправным языком Украины, приказываю: всем учебным заведениям, как правительственным, так и частным, в коих преподавание ведется на украинском языке, присвоить все права, установленные существующими законоположениями для учебных заведений той и другой категории с общегосударственным языком преподавания». С целью популяризации украинского языка и культуры возникают общества «Кримська освіта» и «Украинская хата».

Центром украинской жизни в тот период стал Севастополь, в котором действовали представители всех направлений, кроме, разумеется, коммунистов. Интересно, что если в 1918 году большинство украинских организаций Крыма стояли на республиканских антигетманских позициях, то в 1920-м «хлеборобы»-гетманцы стали доминирующей партией. Осенью украинские организации города объединились в Национально-демократический блок (НДБ). 2-3 (15-16) октября в гимназии имени Тараса Шевченко прошел первый (и последний) съезд блока, на который прибыли представители других украинских обществ: громад Симферополя, Феодосии и Поти, Екатеринославского землячества, «Днепросоюза» и даже «Украинской народной армии».


На съезде были определены задачи блока – «Объединение украинской общественности: 1) за независимую украинскую государственность, федеративно входящую в состав единой России; 2) за объединение всего славянства и 3) за подготовку наступления Русской армии на Украину». Было принято решение обратиться с соответствующими предложениями к Врангелю, а вот идея слияния НДБ с УНК поддержки не нашла.

Съезд избрал президиум из 6 человек (один из них – Вячеслав Лащенко, тот самый, который возглавлял Черноморскую громаду в 1917 году, в самом начале революции), принятый 11(24) октября Врангелем. Правителю был передан меморандум такого содержания: «1) Провозглашение Украины совершенно самостоятельной во внутренней жизни, но находящейся в федеративной связи с Россией. Окончательное утверждение конституции Украины произойдет на Украинском Учредительном Собрании, а конституции России – на Учредительном Собрании всех народов России; 2) Дела, касающиеся внутреннего гражданского и военного управления Украины, ведаются специальными украинскими учреждениями, подчиненными непосредственно ген. Врангелю, в порядке Главного Военного командования и Верховного управления; 3) Возможно скорейшее формирование на особых основаниях украинской национальной армии под Верховным водительством».

Однако ситуация в тот момент складывалась настолько неблагоприятно, что решать «украинский вопрос» правителю было некогда. Удалось лишь сформировать несколько подразделений из украинцев в Польше, вошедших в расположенную там 3-ю армию.

Оставшись с большевиками один на один, Украина и Крым сделали последнюю попытку сближения

Но еще 12 октября (по новому стилю) между Польшей и советской Россией было подписано перемирие. Варшава вышла из войны победительницей и больше не нуждалась в поддержке украинцев или белых. Оставшись с большевиками один на один, Украина и Крым сделали последнюю попытку сближения. Представитель Врангеля в Польше генерал Петр Махров 26 октября сделал сенсационное заявление – российское правительство признаёт независимость УНР и руководство Петлюры вплоть до созыва Украинского Учредительного собрания. В свою очередь, правительство УНР отправило на переговоры с Врангелем еще одну делегацию во главе с министром Станиславом Стемповским. Но решение это было принято 27 ноября – спустя целых 10 дней после того, как последний крымский город был занят Красной армией.

Таким образом, Врангель сделал не просто шаг, а огромный скачок вперед в «украинском вопросе» в сравнении с Деникиным. Но даже его частичного признания независимости УНР было уже недостаточно. Идея бело-украинского союза, способного свергнуть большевиков в 1919 году, через год безнадежно устарела.

Продолжение следует.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG