Доступность ссылки

Крымская неделя: блокпост с Россией и топонимика Симферополя


Какими были главные события уходящей недели? Что больше всего потрясло жителей Крыма? Радио Крым.Реалии выделило несколько резонансных тем в информационном поле полуострова.

В оккупированном Крыму введен режим карантина – чтобы не допустить на полуострове массового заражение новым коронавирусом. Крымчанам разрешили выходить из дома только в случае крайней необходимости. Например, чтобы обратиться за медицинской помощью или сходить за продуктами. Можно выгуливать домашних животных, но не более чем за 100 метров от дома. Можно ходить на работу – если деятельность организации, где человек работает, не ограничена принятыми ранее решениями местных, подконтрольных России, чиновников. Общественный транспорт будет ходить только в определенные властью временные промежутки.

В то же время подконтрольный России глава Крыма Сергей Аксенов не исключил, что ограничительные меры могут продлить. Эта неделя в России и оккупированном Крыму была «нерабочей». Так ее назвал президент России Владимир Путин. 2 апреля он выступил с обращением и заявил о продолжении этих «нерабочих» дней до конца месяца.

Кроме этого, российские власти Крыма со 2 апреля ввели карантинные меры на Керченском мосту: будут досматривать весь автомобильный транспорт, въезжающий на полуостров. Такое решение подконтрольный Кремлю глава Крыма Сергей Аксенов озвучил на заседании оперативного штаба по предотвращению распространения коронавируса 1 апреля.

Ранее на полуострове уже звучали призывы закрыть мост, однако российские власти Крыма выразили сомнение, что эта мера может предотвратить распространение на полуострове коронавируса. При этом въезд на полуостров со стороны Херсонской области был ограничен еще в марте, а в Краснодарском крае соседней России карантин начался с 31 марта. Также Сергей Аксенов спрогнозировал, что выходные, которые ввели в России и аннексированном Крыму на эту неделю в связи с угрозой распространения коронавируса, вероятно, будут продлены.

Глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров еще 29 марта настаивал, чтобы российские власти Крыма перекрыли мост через Керченский пролив. По его мнению, они допустили бесконтрольную миграцию на полуостров со стороны России в условиях пандемии.

Рефат Чубаров
Рефат Чубаров

– Как нам отсюда видится, когда коронавирус уже активно распространялся по всем странам, российские власти просто успокаивали собственное население, а тем временем со всего мира возвращалось много путешественников. Не надо думать о том, что оккупированный Крым расположен вдалеке от остальных регионов страны, где могут быть больные – все-таки люди активно мигрируют. Потом Кремль уже спохватился и начал закрывать внешние границы, но при этом не предпринимал никаких действий, чтобы ограничить перемещение людей внутри собственной территории. Было очевидно, что часть россиян может поехать в Крым: в соцсетях и СМИ было много информации о том, что финансово обеспеченные люди из мегаполисов собираются выехать в другие регионы и переждать – и в числе таких регионов называли оккупированный полуостров. К сожалению, мы не ошиблись.

Рефат Чубаров добавил, что запоздалые карантинные меры уже не способны остановить распространение инфекции.

Крымский экономический обозреватель и бывший президент Торгово-промышленной палаты Крыма Александр Басов утверждает, что малый и средний бизнес на полуострове обречен понести убытки в сложившейся ситуации. В то же время он выразил надежду на то, что поставки продовольствия в Крым не прекратятся.

Я боюсь, что многие могут просто не возобновить деятельность, когда карантин будет снят
Александр Басов

– Нужно понимать, что мы впервые сталкиваемся с такой ситуацией, во всяком случае в текущем веке: меры могут быть или избыточными, или недостаточными, или адекватными угрозе – но все это можно будет оценить только по прошествии времени. Конечно же, то, что делают на федеральном и местном уровнях, очень сильно ударит по бизнесу, прежде всего по малому и микробизнесу. Это парикмахерские, кафе, другие места досуга с маленьким коллективом. Я боюсь, что многие могут просто не возобновить деятельность, когда карантин будет снят. А в том, что его продлят, у меня нет никаких сомнений, потому что Крым с опозданием входит в кризис, и мы еще не достигли пика. На этом фоне меры по поддержке бизнеса, да и населения в целом, должны быть тотальными и всеобъемлющими. Того, что предлагают сейчас, недостаточно.

Эксперт рынка продовольственных товаров Андрей Александров рассказал Крым.Реалии, что ограничения экономического взаимодействия с регионами России – если такое будет – создаст для Крыма большие проблемы.

По факту Крым сам себя не прокормит
Андрей Александров

– Где-то есть перепроизводство гречки, но может не хватать муки, и это нормально – везти оттуда гречку и поставлять взамен муку. Если каждый регион сейчас начнет закрываться – и я тут, конечно, утрирую – то там начнут есть одну гречку, а там одну муку. Разумеется, остается желание чиновников «не пущать, абы чего не вышло», чтобы им не надавали по шапке. По факту Крым сам себя не прокормит. Без российских поставок там не будет того достатка, который есть сейчас. То, что цены повышаются, – в отдельных случаях явление объективное, в других – какая-то спекулятивная игра и желание быстрого заработка. Но в целом товар движется, приходит, прилавки не пустые. Словом, если Крым закроется сам по себе, то крымчанам очень не повезет. Да, перекосы имеют место, но они связаны с ажиотажным спросом. Все это отрегулируется само собой с помощью повышения цен.

Руководитель общественного объединения «Ассоциация общественности Симферополя» Сергей Дудченко рассказал Крым.Реалии, что обстановка в городе в целом спокойная.

Сергей Дудченко
Сергей Дудченко

– Людей на улицах стало значительно меньше. Какие-то предприятия, у которых есть разрешения, работают, строительные работы продолжаются. Кафе и все развлекательные заведения закрыты. При этом церкви, мечети, синагоги почему-то работают, хотя в мире они считаются одним из основных источников распространения инфекции. Как я понял, для них ограничения не прописаны. В целом я не сказал бы, что жители Симферополя сильно напуганы. Конечно, определенная часть граждан считает, что она над законом, что закон для других: у кого-то есть «крыша» в муниципалитете, у кого-то – в полиции, кто-то просто наглый. Я считаю, что полицейские должны не бабушек в переходе гонять, которые молоком торгуют – хотя они тоже в зоне риска – а сделать целевой обход тех же торговых точек с шаурмой, ломбардов. Пусть и работники Совмина выезжают на место – их совещания никому не нужны.

В Прокуратуре АРК считают, что Россия, которая аннексировала Крым, сейчас несет полную ответственность за распространение коронавирусной инфекции на полуострове.

Топонимика Симферополя

Имена главаря группировки «ДНР» Александра Захарченко и экс-мэра Москвы Юрия Лужкова появятся на российских картах Симферополя. Подконтрольный Кремлю Симферопольский городской совет в конце прошлой недели присвоил названия 29 новым улицам города.

В результате, помимо Лужкова и Захарченко, в городе появились улицы имени убитого посла России в Турции Андрея Карлова, покойного постоянного представителя России при ООН Виталия Чуркина, покойного ректора Таврического национального университета имени Вернадского Николая Багров​а и покойного основателя «Русской общины Крыма» Владимира Терехова. Украинские власти не признают каких-либо решений российских органов власти на полуострове, в том числе в части переименований.

Доктор исторических наук, автор книги «Улицы Симферополя» Владимир Поляков высказал Крым.Реалии мнение, что в современной топонимике следует избегать политизации.

То, что происходит сейчас, – это шаг на столетие назад
Владимир Поляков

– Город расширяется, появляются новые микрорайоны, и придумывать названия улицам – та еще головная боль. Лично я в свое время придумал до 50 названий. Тогда старались уходить от политизации, чтобы не было раздражения. Улица должна ориентировать: улица, ведущая в сторону Феодосии, была Феодосийской и так далее. То, что происходит сейчас, – это шаг на столетие назад, когда к власти пришли большевики. Я считаю, что улицы Воровского и Войкова – аналог появившихся сейчас улиц в честь убитых дипломатов и убитых на Донбассе. Имя само по себе не работает, через какое-то время оно забывается. Так что все это производит на меня грустное впечатление. Я лет двадцать был членом комиссии по топонимике и вышел из нее, потому что было трудно сопротивляться засилью национал-коммунистов. Они остались там и полностью правят бал.

Владимир Поляков считает, что для наименования улицы в честь какого-либо деятеля с его смерти должно пройти не менее 50 лет.

Российский политолог Дмитрий Орешкин также видит в последних симферопольских переименованиях возвращение советской практики.

Дмитрий Орешкин
Дмитрий Орешкин

– Трудно менять реальную жизнь, но очень легко менять символическое пространство, и этот принцип как раз эксплуатировали большевики. Назовите Луганск Ворошиловградом, Царицын – Сталинградом и так далее, но от этого город не изменится. Перевод реальной жизни из пространства событий в метафизически-символическое пространство – очень характерная черта, которая означает только одно: у властей руки коротки улучшить реальную жизнь. Переименовать – раз плюнуть, и вроде бы это какое-то событие, вот мы его обсуждаем. А стало ли обывателям лучше жить на улице Захарченко? Этот вопрос уходит на второй план. Я думаю, что симферопольцы достаточно рациональные люди, чтобы не восторгаться этими идеями. В «ДНР» перебили много уголовных героев, так что можно еще много улиц строить и называть. Но насколько для этого должна деградировать социокультурная реальность?

Между тем крымский историк и политолог Евгения Горюнова уверена, что для большинства крымчан и россиян названия улиц в Симферополе не имеют значения.

Евгения Горюнова
Евгения Горюнова

– Для российских властей Крыма Александр Захарченко, безусловно, герой: вспомните траурные мероприятия на полуострове после его смерти. Насколько я понимаю, эта улица находится в новом строящемся микрорайоне «Крымская роза». Квартиры там покупают в основном россияне, которые сегодня массово оккупируют Крым. Мне кажется, им будет все равно, на какой улице жить – они не будут даже вдумываться, кто такой был Захарченко. Что касается крымчан, большинству это тоже будет безразлично, и когда улицу потом будут переименовывать, никто слова не скажет. Мне кажется, на сознание крымчан сейчас влияет не столько российская идеологическая политика, сколько пустые желудки и социально-экономические проблемы.

Дело Олега Приходько

На этой неделе российский суд продлил арест проукраинскому активисту из Крыма Олегу Приходько до 15 сентября. В Симферопольском СИЗО он провел почти полгода, и теперь крымчанина этапировали в российский Ростов-на-Дону. Там, в Южном окружном военном суде его дело собираются рассматривать по существу. Обвиняемому 61 год, он пенсионер.

Олег Приходько
Олег Приходько

В октябре 2019 года ФСБ России по итогам обыска обвинила Олега Приходько в подготовке к террористическому акту и незаконном изготовлении взрывчатых веществ: по версии силовиков, активист якобы собирался взорвать администрацию Сак. До этого Приходько привлекали к ответственности по административному делу за то, что он якобы «пропагандирует и публично демонстрирует нацистскую атрибутику и символику». В феврале 2019 года у активиста провели дома обыск, изъяв украинскую символику и портрет Степана Бандеры.

Адвокат Олега Приходько Назим Шейхмамбетов рассказал Крым.Реалии, что российские силовики вменяют его подзащитному уже четыре обвинения.

Назим Шейхмамбетов
Назим Шейхмамбетов

– Изначально его обвиняли в том, что он самостоятельно изготовил взрывчатое вещество и потом хранил его в своем гараже. Впоследствии, в конце 2019 года следствие выдвинуло еще одно обвинение, по сути, формальное – это приобретение и хранение взрывчатых веществ. Оно исходило из той логики, что раз он изготовил взрывчатку, значит купил и хранил где-то ее элементы, однако факт сделки так и не был не установлен. Далее Олегу Приходько вменили приготовление к совершению террористического акта, только здесь речь уже идет о Генеральном консульстве России во Львове: якобы он планировал совершить поджог, опять же с тем же намерением. В дальнейшем обвинение дополнили еще и покушением на незаконное изготовление взрывчатых веществ. Потом дело было передано в прокуратуру и в суд.

По словам Назима Шейхмамбетова, российские силовики могли подбросить улики его подзащитному.

У ФСБ была бы возможность проникнуть в тот гараж беспрепятственно
Назим Шейхмамбетов

– Взрывчатка была изъята в одном из гаражей в Саках, который Олег Приходько периодически использовал. Он занимался кузнечным ремеслом, изготавливал из металла различные изделия и хранил там решетки, электроды и так далее. Однако этот гараж не принадлежит Олегу Приходько, и к нему имел доступ любой человек для серьезных манипуляций. Двери часто были открыты, потому что этот гараж стоял в ряду других, и не было рисков, чтобы его закрывать. Таким образом, Олег Приходько полагает, что взрывчатку ему подбросили сотрудники российских спецслужб. За несколько недель до задержания его вызвали в ФСБ и со второй половины дня до позднего вечера беседовали на пространные темы. При входе в здание у него отобрали связку ключей – он считает, что именно тогда был сделан их дубликат. После этого у ФСБ была бы возможность проникнуть в тот гараж беспрепятственно.

Кроме того, Назим Шейхмамбетов утверждает, что у Олега Приходько незаконно взяли образцы слюны, чтобы впоследствии нанести их на взрывчатку и сделать вывод о присутствии на ней ДНК обвиняемого.

Жена Олега Приходько Любовь Приходько пообщалась с мужем накануне и отмечает, что он настроен оптимистично, хоть и страдает от проблем со здоровьем.

– Вчера он позвонил из Краснодара, куда его перевели, и сказал, что тяжело перенес переезд, что у него очень болит спина. Спрашивал об обстановке: как в Украине, как дела, как политическая ситуация. Я объясняла ему по мере возможностей про коронавирус и так далее. Олегу хочется слышать какие-то новости. За все время, что он находился в СИЗО Симферополя, нам дали свидание только уже напоследок, перед его этапированием. Олег запрашивал также встречу с архиепископом Климентом, но и это не разрешили.

Между тем журналист, главный редактор издания «Ґрати» Антон Наумлюк рассуждает о сходстве дела Олега Приходько с другими политическими преследованиями в Крыму.

Антон Наумлюк
Антон Наумлюк

– И в деле Олега Сенцова и его группы, и в деле Владимира Балуха, и в деле Приходько есть обнаруженные при обыске взрывчатые вещества. У Сенцова это были части пистолета и гранаты, у Балуха и Приходько – взрывчатка. Все трое отрицали, что это принадлежит им, и утверждали, что сотрудники ФСБ подбросили улики во время обысков. В общем-то прямых доказательств – отпечатков пальцев, следов ДНК – которые бы напрямую связали обвиняемых с этими предметами, в суде так и не представили. Это технические сходства, приоткрывающие завесу над методиками спецслужб. С идеологической точки зрения, все уголовные дела такого характера преследуют цель не только устранить конкретных людей с активной проукраинской позицией, но и создать соответствующий информационный контекст. Так, Олег Сенцов олицетворял «националистов», которыми Россия пугала крымчан в 2014 году.

Украинский офицер и крымское ФСБ

Служба безопасности Украины заявила о предотвращении особо тяжкого преступления со стороны высокопоставленного украинского военного офицера, который на протяжении последних лет поддерживал связи с сотрудниками Федеральной службой безопасности России в Крыму. В СБУ подчеркнули, что негативные последствия для национальной безопасности удалось предотвратить.

Имя офицера не называется, однако известно, что ранее он занимал должность заместителя командующего Военно-морских сил Украины. По данным украинской спецслужбы, он посещал полуостров после аннексии и общался там с бывшими сотрудниками СБУ, которые изменили присяге и перешли на службу в управление ФСБ России по аннексированному Крыму. Теперь офицеру грозят утрата доступа к государственной тайне и увольнение с военной службы.

СБУ опубликовала на своем сайте видео разговора с неназванным офицером, однако его лицо там заретушировано, а голос изменен. Все подробности контактов украинского военного с сотрудниками ФСБ собраны в официальном пресс-релизе:

«Бывшие военнослужащие СБУ Андрей Гапоненко, Петр Зима, Дмитрий Пилипченко в 2014 году во время аннексии АР Крым перешли на сторону врага. В марта 2014 Гапоненко и Пилипченко, действуя по заданию российской спецслужбы, предложили офицеру перейти на службу в вооруженные силы врага и способствовать россиянам в захвате Академии ВМС Украины в Севастополе. Офицер отказался от этой «предложения». После выхода на материковую Украину он был назначен на должность заместителя командующего ВМС ВСУ. Сейчас он занимает другую должность в ВМС. Военнослужащий имеет доступ к секретной информации особо важного характера в сфере обороны, но даже осознавая, что находится в вербовочной разработке российской спецслужбы, продолжал поддерживать контакты с Гапоненко, Зимой и Пилипченко. Они происходили во время личных встреч во временно аннексированных Крыму и Севастополе, куда военный осуществлял систематические выезды к родным, а также по мобильной связи».

Как утверждают в СБУ, во время этих контактов «представители ФСБ РФ узнавали у офицера информацию о морально-психологическом состоянии украинских военных моряков, об уровне их финансового и материального обеспечения, а также о конкретных должностных лицах в командовании ВМС Украины».

Экс-сотрудник Главного управления СБУ в Киеве, консультант комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны Иван Ступак высказал Крым.Реалии мнение, что спецслужба в данном случае провела профилактическую работу для всех украинских военных, которые продолжают общаться с российскими и крымскими сослуживцами.

У СБУ нет самоцели обязательно арестовать и посадить
Иван Ступак

– Люди на материковой Украине поддерживают связи со своими родными, близкими, сослуживцами, однополчанами, которые остались в Крыму. Точно такие же прочные связи есть и с Россией: кто-то служил в Москве, в Мурманске, в Архангельске, а потом всех раскидало по бывшему Советскому Союзу. Не все такие случаи, как с этим морским офицером, предаются огласке – обычно спецслужбы выявляют и не задерживают, а берут в работу. Словом, происходит такая оперативная игра. Здесь офицер вроде бы и не сотрудничал, вроде бы ничего не передавал, но поддерживал связь, так что с ним провели скорее профилактическую работу. У СБУ нет самоцели обязательно арестовать и посадить. Его вызвали, «засветили», хоть и не показали лицо – и мы можем быть уверены на 99,9%, что этот офицер больше ни в жизни не будет общаться ни с кем из Крыма или России. Для других украинских военных это тоже сигнал.

Иван Ступак
Иван Ступак

Иван Ступак полагает, что вообще не назначать на высокие должности военных, имеющих связи в Крыму – это слишком строгая мера.

Политический аналитик украинского фонда «Демократические инициативы» Мария Золкина убеждена, что Украине необходимо законодательно урегулировать вопросы связей с оккупированными территориями для госслужащих и военных.

– К сожалению для Украины, сотрудники правоохранительных органов и силовых структур в основном делали выбор в пользу своего постоянного места проживания. При этом многие не просто остались на территории Крыма или на оккупированной части Донецкой и Луганской областей, но и начали работать непосредственно с местными властями, то есть остались в системе. У нас законодательно не урегулировано взаимодействие между теми, кто изменил присяге, и теми, кто остался верным Украине, хотя Россия официально считается страной-агрессором, а территории – оккупированными. Я считаю, что порядок работы наших государственных служащих в связи с этим тоже должен быть изменен. Россия будет гораздо более жестко реагировать, если обнаружит подобные связи своих госслужащих с кем-то на подконтрольной Киеву территории – их обязательно накажут.

Мария Золкина напоминает, что год назад в украинской Службе разведки разразился скандал вокруг ее первого заместителя Сергея Семочко: журналисты нашли у членов его семьи российские паспорта и связи с Россией, выявили факты поездок в аннексированный Крым. Впоследствии офицера уволили с военной службы.

Российский политический эксперт Андрей Окара уверен, что в свете событий последних шести лет у украинских и российских военных, либо же тех, кто присоединился к ним, нет оснований чувствовать общность.

Андрей Окара
Андрей Окара

– Есть множество историй о том, как эта граница прошла между близкими людьми, внутри семей и так далее. Это не могло не затронуть и украинское, и российское общество, где начались внутренние размежевания относительно оценки событий 2014 года. Мне кажется, каждый сам должен решить этот вопрос, с кем он считает себя «единым народом». Россию и Украину стоит рассматривать как исторические сущности, существующие не с 1991 года, а на протяжении столетий. В 17-м веке между ними был заключен некий пакт, известный как Переяславская рада. После этого не только Украина изменила траекторию своего развития, но и Россия – вспомните церковный раскол. Так вот, этот исторический пакт, на основании которого были созданы и Российская империя, и Советский Союз, в 2014 году был ликвидирован. После этого Россия и Украина превратились во врагов, желающих друг другу уничтожения.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG