Доступность ссылки

Москва под властью Крыма 500 лет назад


Осада Москвы крымским ханом Мехмедом I Гераем в 1521 году. Миниатюры из Лицевого летописного свода XVI века

О том, что Крым в 1783 году окончательно попал под власть России, знают все. Гораздо меньше известно о том, что за 262 года до этого Москва оказалась в крымском подданстве – пусть и на несколько месяцев. 500-летнему юбилею нетривиального события и посвящен новый цикл на Крым.Реалии.

Вступление. Крым между Литвой и Москвой

Первый полностью независимый правитель Крымского улуса – Хаджи Герай – был в 1441 году избран ханом и позже закрепился на полуострове при поддержке Великого княжества Литовского. Это определило политическую ориентацию нового государства. Хаджи называл тамошнего князя Казимира IV покровителем и противодействовал ордынским нападениям на польско-литовское государство.

Его сын и наследник Менгли I Герай вначале поддерживал союз с Литвой и в 1472 году выдал ярлык, подтверждающий передачу Казимиру бывших золотоордынских владений в Восточной Европе. Но литовский князь пренебрег дружбой с Крымом и стал искать опору в недавнем противнике – Большой Орде. Это вынудило хана переориентироваться на союз с набиравшим силу Великим княжеством Московским. В марте 1474 года в Крым прибыло московское посольство просить у Менгли шертную грамоту о «братстве» и совместной борьбе против врагов. Грамота была дана, и хотя вскоре хан ненадолго потерял престол, начало крымско-московскому союзу было положено.

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение Крым.Реалии для iOS і Android.



В 1478 году произошли два важных события. Во-первых, Менгли Герай вновь стал крымским ханом, но теперь уже в статусе вассала османского султана. Это ничуть не ограничивало его власти на полуострове, зато усиливало на внешнеполитической арене. Во-вторых, Москва завоевала Новгород, силой подтвердив свои претензии на титул повелительницы «всея Руси». Это, а также невыплата дани Орде в течение нескольких лет, неизбежно вело княжество к конфликту с соседями и на востоке, и на западе.

«Боевое крещение» крымско-московского союза наступило в 1480 году, когда войско ордынского хана Ахмата через территорию Литвы двинулось на Москву. Литовское войско должно было прийти на помощь ордынцам, но Менгли стремительным маршем ворвался на Подолье, вынудив Казимира защищать свои владения. Силы Ахмата и московские войска сошлись на реке Угре, постояли месяц, да разошлись. На обратном пути ордынский хан был убит.

Менгли был выгоднее реальный союз с Москвой, нежели неопределенное соглашение с Казимиром, давно показавшим себя ненадежным партнером

На рубеже 1481 и 1482 года Менгли «помирился» с польско-литовским правителем, что вызвало обеспокоенность в Москве. Там решили надавить на хана, шантажируя его Нур-Девлетом – братом и претендентом на крымский престол, который с 1479 года служил у князя Ивана ІІІ. Менгли был выгоднее реальный союз с Москвой, нежели неопределенное соглашение с Казимиром, давно показавшим себя ненадежным партнером. Результатом этого выбора стало взятие и сожжение 1 сентября 1482 года литовского тогда Киева. Часть награбленного – золотые предметы для богослужений – была отправлена в подарок Ивану ІІІ.

Партнерство Московии и Крыма объяснялось наличием общего грозного врага – Большой Орды и ее ситуативного литовского союзника. Но летом 1502 года Менгли нанес ордынцам разгромное поражение, после чего геополитическая ситуация в Восточной Европе в очередной раз кардинально изменилась.

Война за ордынское наследство

В течение почти всего следующего века на юге Восточной Европы полыхала грандиозная война – война за обладание как материальным, так и символическим наследством Золотой Орды. На первом этапе (1502-1556 гг.) в ней принимали участие разнообразные преемники и соседи Орды, на втором (1556-1594 гг.) остались лишь Крымское ханство да выросшее из Московского княжества «Российское царствие».

Крым и Москва предлагали Восточной Европе два интеграционных проекта, драматически несовместимые между собой

Видеть в крымско-российском конфликте банальную борьбу соседей за территории или население наивно – у противников даже не было общей определенной границы. И вовсе нелепо описывать ту ситуацию в терминах якобы извечной борьбы «леса со степью». На самом же деле, Крым и Москва предлагали Восточной Европе два интеграционных проекта, драматически несовместимые между собой.

Крымцам было достаточно признания собственного верховенства со стороны прочих ордынских осколков – с соответствующей уплатой дани, разумеется, и военной помощью. Во внутренние дела младших партнеров крымские ханы вмешиваться не собирались. Получалось нечто вроде полукочевой конфедерации с номинальным главенством Гераев как главных наследников Чингисхана на этой территории. Достигалось желаемое не столько войной, сколько переговорами и занятием престолов родственниками.

Однако эта модель исключала Москву и потому была для нее неприемлемой. Не будучи Чингизидами вообще, ее князья не могли рассчитывать на признание своего главенства среди других правителей. Различия в религии, языке и общественном укладе были непреодолимым препятствием для ведения Московией-Россией игры по «крымским правилам». Поэтому там взяли курс на силовое подчинение остальных участников войны за ордынское наследство. На первом этапе проигравшим навязывались невыгодные договоры, на втором – подконтрольные Москве правители, на третьем происходило полное завоевание и включение в состав России. Кому особенно не везло – с полным разрушением бывших столиц, традиционного быта, а то и массовой резней.

Именно этим фундаментальным противоречием в подходах к государственному устройству и объясняется непримиримость главных сторон в той войне. Попытка договориться где-то посередине изначально была обречена на провал. И завершилась война потому, что из десятка ее участников уцелели лишь двое – Россия и Крым – на тот момент неспособные завоевать друг друга. Окончательное решение того спора было перенесено на два столетия.

От союза к войне

Неудивительно, что антиордынский союз разладился очень скоро. В 1505 году начинается война Москвы с Казанским ханством, которая весьма обеспокоила Менгли Герая. Кроме того, новый князь Василий ІІІ под различными предлогами уклонялся от помощи Крыму в борьбе с Хаджи-Тарханским (Астраханским) ханством, которым правили враги Гераев. Все это привело к тому, что весной 1507 года Менгли и новый польский король (он же великий литовский князь) Сигизмунд І заключили союз, и уже летом крымские войска напали на московские города – впервые в истории. В 1508 году было заключено перемирие и восстановлен союз, но ненадолго. С 1511-го по 1517-й крымские войска чуть ли не ежегодно совершали рейды на московскую территорию.

Весной 1515 года хан Менгли І Герай умер, и ему наследовал Мехмед І Герай. И если отец когда-то был связан с Московским княжеством союзом, скрепленным кровью общих врагов, то сын, наоборот, проливал московскую кровь, руководя недавними походами. Послы Василия ІІІ провели весь 1518 год в попытках заключить с Крымом новый договор… и преуспели. Подписанная тогда, и утвержденная весной следующего, 1519 года князем грамота обещала крымскому хану «дружить его друзьям и враждовать неприятелям».

В декабре прошлого, 1518 года умер казанский хан Мухаммед-Эмин, не оставив наследников. Династия прервалась, и встал вопрос о выборе нового правителя

Но буквально в том же году дух договора был нарушен. В декабре прошлого, 1518 года умер казанский хан Мухаммед-Эмин, не оставив наследников. Династия прервалась, и встал вопрос о выборе нового правителя. Крымцы желали видеть на престоле Сахиба Герая, сводного брата покойного. Москва, будучи не в восторге от такой перспективы, выставила своего претендента – Шаха-Али. Проблема заключалась не только в том, что ему было 13 лет, но и в его родословной. Шах-Али был потомком ханов Большой Орды – непримиримых врагов Гераев. И пользуясь случаем, 1 марта 1519 года в Москве новым казанским ханом провозгласили именно Шаха-Али. Крымское посольство заявило протест, но безрезультатно.

Новый правитель не пользовался популярностью в Казани – и это еще мягко сказано. Из-за молодости Шаха-Али реальным правителем города был московский воевода, опиравшийся на отряды стрельцов. Недовольные местные аристократы быстро оказывались в тюрьме или на эшафоте.

И тогда Мехмеду не оставалось ничего другого, как выступить против Москвы. Чтобы обезопасить свой фланг, хан начал переговоры с польско-литовским государством, завершившиеся подписанием 25 октября 1520 года польско-крымского договора о мире и дружбе. Одним из важнейших его пунктов было решение сторон развернуть совместные военные действия против России.

Едва Герай в апреле появился в городе, как там вспыхнуло восстание. Московские войска были перебиты, Шах-Али свергнут

С другой стороны, попытка вовлечь в союз Хаджи-Тарханское ханство ожидаемо закончилась провалом, да и Османская империя, что неожиданно, высказалась решительно против большой войны. Султан дважды присылал хану грамоты, запрещавшие поход, но зря.

Однако важнейший успех на дипломатическом фронте Мехмед все же одержал. Ранней весной 1521 года он отправил Сахиба с 300 лучших воинов в Казань. Едва Герай в апреле появился в городе, как там вспыхнуло восстание. Московские войска были перебиты, Шах-Али свергнут и отпущен к своим хозяевам. Сахиб стал новым казанским ханом, а война с Москвой – неизбежной.

Продолжение следует.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG