Доступность ссылки

«Общество больно». Что стоит за массовыми убийствами в Перми и Керчи


Студенты покидают территорию кампуса, Пермь, Россия, 20 сентября 2021 года

В Пермском крае России 21 сентября объявили днем траура по жертвам стрельбы, которая произошла накануне в Пермском государственном национальном исследовательском университете. Российские власти Крыма выразили соболезнования родным погибших.

По официальным данным Следственного комитета России, в Пермском государственном национальном исследовательском университете погибли 8 человек, более 20 человек пострадали. В Следкоме России утверждают, что стрельбу в университете открыл 18-летний Тимур Бекмансуров. По данным силовиков, стрелка задержали сотрудники ГИБДД, прибывшие на место происшествия, при задержании его ранили. Как сообщил телеграм-канал «База», после того как нападавший убил одного из охранников в кампусе, второй охранник дважды нажимал тревожную кнопку, однако она не сработала. На странице Тимура Бекмансурова а соцсети «ВКонтакте» подробно описана подготовка к нападению, в том числе детали получения разрешительной документации и приобретения оружия. Предыдущий случай массового убийства в учебном заведения произошел в России в мае 2021 года в Казани. А в октябре 2018 года в аннексированном Крыму произошли взрыв и стрельба в керченском колледже, где погибли более 20 человек. Тогда Следком России заявил, что стрелком в керченском колледже был 18-летний керчанин Владислав Росляков. О проблеме массовых убийств в учебных заведениях шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

На странице в соцсети «ВКонтакте» Тимура Бекмансурова был опубликован пост, позднее заблокированный, в котором сообщается об отсутствии каких-либо идеологических мотивов, и описываются некоторые психологические проблемы:

«Произошедшее не является терактом (по крайней мере с юридической точки зрения). Я не состоял в экстремистских организациях, был не религиозен и аполитичен. Никто не знал о том, что я собирался сделать, все действия я проводил самостоятельно… Все вокруг выглядит так искусственно, как во сне, словно я наблюдаю за действиями моей оболочки от третьего лица. Каждый день является повторением прошлого, все начинается со звона в голове. Всегда сложно было общаться с людьми, непонятны их эмоции… Сколько бы я не спал, энергию сон не прибавляет. Как же я устал… Приходилось подавлять желание уничтожить все вокруг себя, но я понял, что не смогу так существовать, если бы я не сделал это сейчас, то в будущем все равно убил бы кого-нибудь».

Российский политолог, бывший консультант фонда «Антитеррор» Руслан Мартагов высказал Крым.Реалии мнение, что подобные трагедии отражают современные проблемы российского общества и что предотвратить их практически невозможно.

Общество больно: это отсутствие социальных лифтов, дикое расслоение на богатых и бедных
Руслан Мартагов

– Общество больно: это отсутствие социальных лифтов, дикое расслоение на богатых и бедных. Такие вещи в первую очередь давят на людей с ослабленной от природы психикой, они первыми слетают с катушек. Так что подобные казусы будут повторяться. У таких людей накапливается ненависть ко всему окружающему, у нее нет выхода, и потому она переносится на тех, кто ближе всех. Может, кто-то пошутил над ними неудачно или как-то обидел. В итоге они видят источник зла в окружающих и начинают как-то вредить. И там уже какие бы вы охранные сигнализации ни ставили, все равно. В конце концов, стрелок может залезть на крышу какой-нибудь высотки, как это было не раз в Америке, и расстреливать оттуда прохожих. На самом деле мы сейчас обсуждаем случай из ряда вон, но ведь есть тысячи и тысячи незаметных суицидальных случаев, когда молодые люди вешаются и стреляются – но об этом не говорят нигде.

Студенты после стрельбы в университете Перми, Россия
Студенты после стрельбы в университете Перми, Россия

По мнению Руслана Мартагова, для того чтобы уменьшить вероятность повторения подобных трагедий, необходимы глобальные изменения.

– Первое и главное – оздоровление общества а для этого нужна смена власти. Самый дикий вариант, пожалуй – разрешить оружие вообще всем, для самообороны, но на это никто не пойдет.

В свою очередь, эксперт Крымской правозащитной группы Ирина Седова считает, что хотя керченская трагедия в политехническом колледже до сих пор досконально не изучена, важную роль в подобных массовых убийствах играет милитаризация образования.

Это культ насилия, культ войны: детям внушают, что решать проблемы с помощью оружия это хорошо и правильно
Ирина Седова

– Осталось очень много вопросов к тому, что произошло на самом деле в Керчи, кто повлиял на этого парня и что ему внушили, были ли у него сообщники. Провести независимое расследование, к сожалению, нет никакой возможности, потому что у нас нет доступа в Крым, а свидетелей запугали и запретили общаться с посторонними людьми. Вообще, когда дети или подростки берут в руки оружие и убивают других, это очень комплексная проблема, и говорить о том, что здесь сыграло решающую роль что-то одно, нельзя. Нужно более глубоко это все анализировать, но, мне кажется, одним из катализаторов подобных трагедий служит то, что происходит в идеологическом плане в школах России и оккупированного Крыма. Это культ насилия, культ войны: детям внушают, что решать проблемы с помощью оружия это хорошо и правильно, рекламируют российскую армию и учат собирать автоматы.

Оцепленная территория университета в Перми, Россия
Оцепленная территория университета в Перми, Россия

По оценке Ирины Седовой, военная пропаганда как бы подсказывает подросткам легкий способ решения всех их проблем.

Родители должны на своем уровне бороться с российской милитаризацией
Ирина Седова

– Единственное, что тут можно сделать, это просто поменять пропагандистскую риторику, но России сейчас это невыгодно, ей надо воспитывать военных, которые готовы умереть за нее с оружием в руках. Поэтому милитаризация будет продолжаться, к сожалению. Сейчас разве что родители могут пытаться воспитывать детей в духе ненасильственных ценностей, как предписывает конвенция ООН по правам ребенка. Там сказано, что нужно растить детей в атмосфере мира и учить мирным ценностям: уважать всех, быть толерантным к другим людям, к другим расам, религиям, ни с кем не воевать, ни в кого стрелять и никого не убивать, а вместо этого договариваться. То есть родители должны на своем уровне бороться с российской милитаризацией, не отдавать своих детей в «Юнармию», не быть толерантными к культу насилия и не ходить на все эти шабаши, где демонстрируется военная техника.

Руководитель Центра психологической безопасности в Казани Александр Дакинов высказал мнение, что один из главных факторов, толкающих людей на массовые убийства – длительное накопление стресса.

Мы относим подобные трагедии к категории массовых убийств
Александр Дакинов

– Мы относим подобные трагедии именно к категории массовых убийств. Тут есть влияние стрессовых факторов: у человека в данном случае долго-долго формировался стресс, он не получал, скорее всего, разрядки и в итоге привел к трагедии. Сначала это просто хроническое напряжение, потом идет неконтролируемое напряжение, и когда нет вот этой разрядки в друзьях, в окружении – потом происходит какое-то событие, которое запускает реакцию, чтобы человек спланировал свои действия. Нужно искать как раз событие, запустившее подобное поведение. Я согласен с тем, что очень сложная и комплексная проблема. Тут может быть даже очень много факторов влияния, соответственно, и подходить к этому надо комплексно. Включая то, как должны работать СМИ: больше рассказывать о героях, которые в таких ситуациях защищали людей, брать у них интервью. В этот раз они действовали хорошо.

Трагедия в Перми: очевидцы стрельбы рассказывают подробности (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:53 0:00

Александр Дакинов советует родителям больше интересоваться психологическим состоянием подростков.

Можно попросить детей, чтобы они информировали родителей, если кто-то в школе сказал нечто агрессивное в форме угрозы
Александр Дакинов

– Обращайте внимание на то, появляется ли у него хроническое напряжение, но это еще не такой сильный фактор. Можно подумать, как с этим напряжением работать. В качестве профилактической меры можно водить детей в кружки, где они получат чувство значимости и некоторого признания, где они смогут реализовать свой потенциал. Это уже снимает напряжение, так что ребенок может там развиваться и становиться специалистом в какой-то области. Можно также попросить детей, чтобы они информировали родителей, если кто-то в школе сказал нечто агрессивное в форме угрозы. Пусть родители требуют от педагогов хотя бы провести беседу с такими учениками.

Кроме того, Александр Дакинов указывает на то, что существуют методики раннего выявления агрессивных молодых людей, которые впоследствии могут стать стрелками. По его словам, ранее Центр психологической безопасности предоставил методические пособия по этой теме педагогам и российским силовым структурам Крыма.

Следственные действия на месте происшествия, Пермь, Россия
Следственные действия на месте происшествия, Пермь, Россия

В начале сентября руководитель Аппарата подконтрольной России Антитеррористической комиссии Крыма Александр Булычев сообщил, что на полуострове выявили четверых школьников, которые, как сообщает РИА «Крым», проявляли «склонность к массовым убийствам в школе». По словам Булычева, силовики помогают выявлять детей, находящихся в зоне риска, и проводят психологическое тестирование. Так, по его данным, только за 2021 год в Крыму выявлены 165 таких неблагополучных учащихся, которых затем ставят на учет и работают с ними, чтобы они «пересмотрели свои взгляды».

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

СПРАВКА: Утром в понедельник 21 сентября появились сообщения о стрельбе в одном из корпусов Пермского государственного национального исследовательского университета. Как утверждают в Следкоме России, стрелком оказался студент юрфака Тимур Бекмансуров. Погибли шесть человек, 24 пострадали. Напавшего ранили при задержании и госпитализировали. Возбуждено уголовное дело об убийстве.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG