Доступность ссылки

«Милитаризация детей в ОРДЛО набирает обороты» ‒ правозащитница


Так СМИ группировки «ДНР» освещают мероприятие в детском саду Донецка

«Восточная правозащитная группа» смонтировала ролик под названием «Милитаризация детей на оккупированной территории в Донецкой области». Видео брали из открытых источников. Позже Генпрокуратура Украины возбудила уголовное дело по факту совершения преступления на оккупированной территории.

Зачем в Донецке и Луганске системно воспитывают детей в пророссийском духе? Можно ли детей, которые уже выросли, убедить в том, что Украина ‒ их родина? И в чем разница между военно-патриотическими клубами в свободной Украине и в оккупации?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили заведующая лабораторией психологии малых групп и межгрупповых отношений Института социальной и политической психологии АПН Украины Лидия Черная и исполнительный директор «Восточной правозащитной группы», украинский адвокат Вера Ястребова.

‒ Вера, ваша организация смонтировала этот ролик. Откуда вы брали кадры и с какой целью это было сделано?

Вера Ястребова: В фокус деятельности нашей общественной организации «Восточная правозащитная группа» с 2014 года попадает соблюдение прав человека на территории Донецкой и Луганской областей как на подконтрольных, так и на временно неподконтрольных территориях. Наша информационная и аналитическая группа действует постоянно и обнаруживает такие нарушения прав человека и ребенка. Мы обнаружили факт, что эта милитаризация набирает уже системные обороты и направлена на детей со школьного возраста и до 18 лет. Различными средствами и этапами втягивают их в гибридную войну.

Сегодня нарушаются права ребенка, а завтра эти дети, держащие в руках российское оружие, будут потенциально иметь навыки убивать, идти на смерть и защищаться от мифического врага
Вера Ястребова

Видео из открытых источников, в том числе из СМИ, подконтрольных боевикам. К сожалению, наше общество не понимает, что происходит на территории Украины, временно ей неподконтрольной. И мы должны понимать, что сегодня нарушаются права ребенка, а завтра эти дети, держащие в руках российское оружие, будут потенциально иметь навыки убивать, идти на смерть и защищаться от мифического врага. Мы должны понимать, каким образом нам строить политику работы с молодежью.

‒ Вы сказали, что милитаризация детей стала системной. Когда это началось?

Вера Ястребова: Эта система строилась постепенно. Согласно нашей информации, за последние два года возникали сначала «военно-патриотические лагеря», но это не носило такого массового характера. А сейчас уже построена четкая система. Например, есть образование «Горловские амазонки», в него входят девочки-подростки, которых учат обращаться с холодным и огнестрельным оружием, навыкам минирования.

Мы систематизировали эту информацию, и по этому факту было возбуждено уголовное производство в отношении боевиков так называемой «ДНР».

‒ Лидия, как вы это охарактеризуете?

На детском доверии истины, которые выгодны руководству «ЛДНР», ребенку впихивают в сознание, как аксиому, идет милитаристская социализация сознания, что нормально стрелять в кого-то, что это как игра
Лидия Черная

Лидия Черная: Это совершенно ненормально. Детское восприятие искреннее, непосредственное. Оно воспринимает то, что говорят взрослые здесь и сейчас, как истину. Критическое мышление формируется в более зрелом возрасте, в позднем подростковом возрасте. Когда ребенок задает контрвопросы, проверяет информацию. На этом детском доверии истины, которые выгодны руководству «ЛДНР», ребенку впихивают в сознание, как аксиому, идет милитаристская социализация сознания, что нормально стрелять в кого-то, что это как игра.

‒ Непонятно, как взрослые люди на это идут, давая оружие детям в Луганске и Донецке. Вы понимаете эту логику?

Лидия Черная: Люди, которые пришли туда – с пророссийской идентичностью. Все учебные заведения направлены на то, чтобы сформировать эту пророссийскую идентичность, преданность русскому народу и Путину. И взрослые тоже. Они чувствуют себя теми же детьми, они не являются самостоятельными лицами.

‒ Почему?

Лидия Черная: После Второй мировой войны в психологии был предпринят ряд исследований авторитарной личности. Был вопрос, откуда взялся фашизм. Пришли к выводу, что формируется авторитарная личность, любящая прислуживаться перед начальством. С другой стороны, с людьми, которые зависимы от нее, с подчиненными она ведет себя очень жестоко. Поэтому политика воспитания направлена не только на детей, но и на воспитателей, которые это делают.

‒ Российские СМИ обратили внимание, что на подконтрольной Украине территории работают другие лагеря, где, по их информации, воспитанников в возрасте от 8 до 16 лет обучают украинские националисты. Эти лагеря молодежного крыла партии «Свобода» и организации «С14» были профинансированы государством. В чем разница между тем, что происходит на оккупированной территории и на территории свободной Украины? Российские пропагандисты часто об этом говорят.

Лидия Черная: Все может быть. Но это имеет массовый характер? Я изучала сайты так называемого «министерства образования» «ЛНР» и пришла к выводу, что большинство мероприятий «воспитательной работы» с детьми касаются «патриотического идеологического воспитания». А насколько тот пример, о котором вы говорите, характерен для Украины? Я об этом услышала впервые. Да, все может быть, у нас демократическая страна, мы не можем все проконтролировать.

‒ Лидия, такое обучение молодежи и детей на оккупированных территориях происходят систематически. Даже в так называемых лагерях отдыха уже учат «любить родину». Насколько это влияет на мировоззрение ребенка? Можно ли с этим дальше что-то сделать?

Лидия Черная: Очень трудно. Аксиомы поведения в обществе, которые заложены в юном возрасте, очень трудно изменить. Тем более в основном эти идеологемы, способы поведения создаются на подсознательном уровне, не включая критическое мышление. Здесь должна быть государственная большая программа деидеологизации системы воспитания.

‒ Как это может выглядеть? Эти люди, когда вырастут и будут пророссийски настроены, не виноваты в том, что с ними сейчас происходит. Об этом бы рассказать другим украинцам.

Лидия Черная: Конечно. Если на уровне государства будут существовать аксиомы, которые будут маркерами: что такое плохо, почему так произошло – то люди будут задумываться, почему государство имеет такие постулаты.

Аксиомы поведения в обществе, которые заложены в юном возрасте, очень трудно изменить
Лидия Черная

Все время я возвращаюсь к Германии после войны. Денацификация нации постоянно всплывает, когда правительство Германии последовательно проводило воспитательную работу, рассказывая, что произошло, почему, как исторически так сложилось. Даже на законодательном уровне ввели рамки поведения. Были прописаны идеологические установки воспитания следующего поколения.

Прошло много времени, социологи, психологи, философы работали над этим, не только политики. Все население Германии прошло определенный период.

‒ Возможно, сейчас Украина проходит определенное испытание, потому что можно предположить, что даже взрослые люди в ОРДЛО имеют такие убеждения не потому, что они их выбрали, они были сформированы определенными политиками, олигархами, СМИ.

Лидия Черная: Конечно. И это было выгодно олигархам, политикам формировать массовое сознание, которое их поддерживало. Очень сложная историческая ситуация. То есть у людей в Донецкой и Луганской областях прежде всего была сформирована региональная идентичность, в меньшей степени уделялось внимание формированию целостной проукраинской идентичности.

Еще один интересный момент воспитания: события Второй мировой войны идут в связке с теми событиями, которые происходят в «ЛДНР». Та ситуация, которая была во время Второй мировой войны, искусственно связывается с тем, что происходит сейчас. Там во время «Дня победы» зачитывались «письма маленьких дончан и луганчан во время фашистской оккупации». Делается такой перенос, что дети там страдают, и вырисовывается образ нападающей Украины, размыты смыслы.

‒ Можно ли при такой массированной атаке на психику, на воспитание детей, каким-то образом ребенку сохранять свою идентичность, держать «дулю» в кармане? Для родителей с проукраинскими настроениями что бы вы посоветовали для воспитании ребенка, который ходит в эти лагеря?

Лидия Черная: Возможно, рассказы о своих личных историях, своей жизни, истории о той же войне, и рассказывать ребенку, что все бывает не так однозначно, как это представлено в учебниках.

Еще в советское время была официальная история и была история наших бабушек и дедушек, рассказывавших, что было не так, как пишется в учебниках. Они очень бьют по эмоциональной сфере ребенка. Надо разгружать эту сферу, дать ребенку детство, без этих идеологических конструктов.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG