Доступность ссылки

Кто «владеет» Черным морем? На что способен Черноморский флот России


Российский военный крейсер «Москва» в бухте Севастополя

В воскресенье 26 июля в аннексированном Севастополе Россия отметила День военно-морского флота. Российские военные устроили показательное уничтожение минных заграждений, продемонстрировали действия авиационной разведки, «нашли и уничтожили» подводную лодку, «высадили» десант и «освободили заложников от террористов».

По информации российской власти Севастополя, в военно-морском параде и спортивном празднике задействовали 57 кораблей и вспомогательных судов, 20 БТРов, 28 самолетов, вертолетов и беспилотников. После парада на площади Нахимова устроили выставку вооружений и агитировали служить в армии России. Власти Украины после 2014 года считают нахождение российского Черноморского флота в Крыму незаконным, а страны Запада неоднократно осуждали милитаризацию полуострова и наращивание российского военного присутствия в Черном море. О военных возможностях Украины и России в регионе шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Журналист из Севастополя Давид Аксельрод рассказал Крым.Реалии, что для города – базы российского флота этот праздник был и остается значимым.

Несмотря на пандемию, в центре города было достаточно большое количество людей
Давид Аксельрод

– Еще со времен Советского Союза в Севастополе было два масштабных праздника, которым уделялось много внимания – это 9 мая и День Военно-морского флота России в последнее воскресенье июля. К нему всегда готовились заранее, всегда продавали места – в кафе и ресторанах, которые имеют мансарды или террасы с панорамным видом на бухту. Программа самого действа менялась из года в год: как-то придумали «Вальс кораблей в бухте», а сейчас – «Бессмертный полк на воде». Но в целом этот событийный туризм, который привлекал в Севастополь много туристов из Крыма, из других регионов постсоветского пространства, остается развитым. Вчера, несмотря на пандемию, в центре города было достаточно большое количество людей. Возможно, в силу политических тенденций этому празднику сейчас уделяется больше внимания, но существенных изменений я не вижу.

По наблюдениям Давида Аксельрода, вопрос о переносе празднования Дня Военно-морского флота России из-за пандемии коронавируса в городе даже не обсуждался.

Бывший командующий Военно-морскими силами Украины Сергей Гайдук, который занимал эту должность в 2014-2016 годах, полагает, что Черноморский флот России стал инструментом внешней политики России и за пределами Черного моря.

Говорили так: кто имеет Черноморский флот, тот и владеет Черным морем, Крымом и Севастополем
Сергей Гайдук

– Вообще, говорили так: кто имеет Черноморский флот, тот и владеет Черным морем, Крымом и Севастополем. Правда, во время захвата полуострова россияне отвели основную роль силам специальных операций и десантно-штурмовым войскам, которые имели опыт боевого применения. Военнослужащим Черноморского флота отвели вспомогательную функцию, хотя его морская пехота принимала активное участие в тех событиях. Уже после 2014 года, в соответствии с указом российского президента, функции Черноморского флота были четко очерчены: это не только создание мощной группировки, которая способна действовать на отдельном стратегическом направлении, а и «длинная рука» для действий в Северной Африке, на Ближнем Востоке и противостояния восточному флангу НАТО.

Сергей Гайдук
Сергей Гайдук

Сергей Гайдук отмечает, что, несмотря на потери из-за российской аннексии Крыма, украинский Военно-морской флот на Черном море имеет потенциал для возрождения и развития.

Для меня самая большая потеря – утрата фактически 70% личного состава из-за непродуманной кадровой политики
Сергей Гайдук

– Еще до оккупации из 140 единиц кораблей и военной техники было списано 65, а достроены лишь пять – и то по постсоветским проектам. То есть уровень вооружений и военной техники был соответствующим. Флот всегда был высокотехнологичным – тем видом Вооруженных сил, который по уровню технологий и современных разработок занимал одно из первых мест. Поэтому для меня самая большая потеря – утрата фактически 70% личного состава из-за непродуманной кадровой политики. Мы потеряли ценных специалистов, поэтому одним из направлений развития после Крыма стала именно подготовка экипажей и развертывание системы учебных заведений. Кстати, через наш флот прошло пять батальонов территориальной обороны, которые потом уходили для выполнения задач в антитеррористической операции. Но без политической воли системное построение национального флота невозможно.

Между тем 27 июля в Черном море в районе Одессы завершаются военные учения «Си Бриз 2020», которые продлились неделю. В рамках их программы 25 июля в одесский порт зашли пять кораблей НАТО. В самих учениях в числе прочих принял участие американский ракетный эсминец типа «Арли Берк» USS Porter, а с украинской стороны привлекались корабельно-катерные тактические группы ВМС и морской охраны Госпогранслужбы.

Россия же через два месяца, в конце сентября намерена провести военные учения «Кавказ-2020», в рамках которых планирует перебросить к границе с Украиной около 120 тысяч военных, не менее 500 танков, 300 самолетов и сотни единиц другой техники и вооружения. Об этом в интервью газете «Сегодня» сообщил представитель Главного управления разведки Минобороны Украины Вадим Скибицкий.

Несмотря на захват Крыма и наращивание военно-морских сил и прочих видов войск, Россия здесь все равно остается игроком с более слабой позицией – убежден военный эксперт Национального института стратегических исследований Николай Белесков.

Оккупация Крыма открыла перед Россией новые возможности для проведения своей политики в Черном море
Николай Белесков

– Конечно, оккупация Крыма открыла перед Россией новые возможности для проведения своей политики в Черном море. В последние годы она наращивала и военно-морской потенциал, и вообще возможность влиять на ситуацию на море с помощью авиации, противокорабельных ракет, систем ПВО. Но все же есть разница между возможностью не давать проецировать силу другим странам – Украине, участникам НАТО – и способностью проецировать силу самостоятельно. Россияне развивают и это направление, вводят в строй новые корабли разных классов, но разница все же чувствуется. В первую очередь все, что есть у россиян в Крыму, нацелено на то, чтобы в случае чего помешать НАТО использовать силу. Тем не менее в Альянсе демонстрируют, что при необходимости имеют потенциал и готовность его использовать, поэтому Россия должна быть осторожнее – об этом как раз говорят учения «Си Бриз».

Николай Белесков указывает на то, что в ходе своих учений Военно-воздушные силы США отрабатывали, в том числе, удары по наземным целям, которые в Черноморском регионе могут подразумевать Россию.

Американцы четко показывают, что черноморская безопасность для них важна
Николай Белесков

– Американцы четко показывают, что черноморская безопасность для них важна и что, несмотря на все усилия России по милитаризации Крыма, по наращиванию потенциала для эскалации, Вашингтон имеет абсолютно разные опции для гибкого и очень быстрого ответа Москве. Конечно, в Азовском море ситуация другая, учитывая возможности и потенциал России, но и ставки здесь не так высоки для Запада. Однако я бы не сказал, что Украина на Азове осталась один на один с Россией. В рамках запланированной материально-технической помощи от США 6 из 16 военных катеров, скорее всего, отправятся именно в этот регион и будут выполнять свою функцию – демонстрацию флага и присутствия. Хотя, конечно, тут многое зависит от самой Украины. Если мы развернем на побережье дивизион противокорабельных ракет «Нептун», то у нас будет потенциал для эскалации.

По мнению Николая Белескова, Украина в последние годы успешно выполнила свою стратегическую задачу привлечь в регион внешние силы для сдерживания России – поскольку причерноморские страны в основном небогатые, или же, как Турция, не ориентированы именно на Черное море.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG