Доступность ссылки

Что может Украина противопоставить армии России: заместитель секретаря СНБО Кривонос о ВСУ и территориальной обороне


Первый заместитель командующего Сил специальных операций ВСУ Сергей Кривонос

В конце июня Транспортное командование США подготовило к отправке в Украину очередной груз военной помощи. Речь, в частности, идет о рациях, боеприпасах и противотанковых ракетах Javelin.

До этого Конгресс США утвердил предоставление нового пакета военно-технической помощи по программе «Инициатива безопасностной помощи Украине». Речь идет о $ 250 млн, которые будут использованы в течение этого финансового года. Согласно сообщению Пентагона, пакет предусматривает предоставление Украине средств контрбатарейной борьбы, транспортных средств, медицинского оборудования, осуществление подготовки подразделений ВСУ. Значительная часть помощи будет направлена и на усиление украинских ВМС. Помощь также будет содержать мобильные радарные системы для выявления ракетных и артиллерийских обстрелов.

О том насколько Вооруженные силы Украины и ее обороноспособность зависят от помощи Соединенных Штатов и какие шаги пока делает Украина для того, чтобы обеспечить надежную защиту суверенитета ‒ в интервью «Голосу Америки» с заместителем секретаря Совета национальной безопасности и обороны Сергеем Кривоносом. Беседовала Ирина Соломко.

Сергей Кривонос на линии разграничения. Донбасс, Украина. Март 2019 года
Сергей Кривонос на линии разграничения. Донбасс, Украина. Март 2019 года

‒ В средине июня Конгресс США одобрил выделение Украине $ 250 млн военной помощи. Насколько эта помощь является критической для обороноспособности страны?

‒ Из-за санкций, которые имеет Украина как участница конфликта, мы ограничены в закупке некоторых образцов техники и вооружения. Некоторые вещи мы просто технологически не можем сделать, поэтому те образцы вооружения и техники, которые мы получаем от американского правительства, очень важны.

Нам нужны средства радиоэлектронной и акустической разведки на море

Сама система начала работать не сразу. В начале люди, отвечавшие за этот процесс, просили что-нибудь, не изучив тщательно проблему. Но со временем удалось наладить работу, и мы начали просить те вещи, которые мы не можем или купить, или сделать. Запросы на получение помощи сначала непосредственно обрабатываются в Минобороны, затем передаются через американское посольство и советников в Вашингтон. Там они изучаются. Не все, что мы просим, мы получаем. Процесс растягивается и во времени

Для России мы ‒ полигон. Все новые разработки она апробирует на нас

Сейчас наш фокус ‒ на усилении морского компонента. Нам нужны средства радиоэлектронной и акустической разведки на море. Это морское направление требует развития. И американцы нам в этом очень помогают.

Кроме того, нам до сих пор нужны, например, приборы ночного видения и радиостанции Harris. За них отдельное спасибо, потому что они помогают нам противостоять российским радиоэлектронным средствам, которые враг значительно развил в последнее время и тестирует на востоке.

Для России мы ‒ это полигон. Все новые разработки она апробирует на нас.

‒ Во время слушаний по делу импичмента президента США Дональда Трампа республиканцы неоднократно отмечали, что Украина очень коррумпированная страна, и приостановление предоставления военно-технической помощи Киеву было связано именно с этим. Насколько эти обвинения реальны, и есть ли основания для коррупции в контексте помощи США?

‒ Контроль за использованием имущества и техники ‒ очень жесткий. Честно говоря, я не уверен, что здесь можно найти поле для коррупции. Потому что наши американские коллеги четко и постоянно контролируют эти вопросы. Я знаю, что были проблемы по использованию помощи, когда некоторые вещи лежали на складах неиспользованные, но, чтобы оно распродавалось или продавалось в другие страны, не думаю.

Например, приборы ночного видения ребятам очень нужны. Продать их просто невозможно.

‒ Вы на своей должности находитесь уже более года и отвечаете именно за усиление обороноспособности. Раздаются голоса, что пока это направление не является приоритетным для власти. Учитывая это, что вам все же удалось сделать?

‒ В мае прошлого года, еще при предыдущем руководстве государством, нам удалось подготовить и принять решение по внедрению программы «Пять шагов». Я начал работу над ней еще в 2017-18 годах, когда был заместителем командующего Силами специальных операций ВСУ.

Эта программа включает пять шагов, идущих параллельно и дополняющих друг друга:

  • Первое ‒ организация сопротивления в случае открытой агрессии.
  • Второе ‒ создание мощной и жизнеспособной системы территориальной обороны внутри страны.
  • Третье ‒ военно-патриотическое воспитание молодежи.
  • Четвертое ‒ организация информационного сопротивления.
  • И пятое ‒ военная подготовка населения.

Почему выполнение этой программы необходимо для страны?

Как военный я понимаю, что в случае открытой агрессии со стороны России, у нас будет небольшое количество времени, чтобы удержать территорию. Я не сомневаюсь в храбрости украинских воинов, но в контексте техники и вооружения, наш потенциал значительно меньше.

Да, украинская армия может проиграть определенные кампании, но никогда российская армия не сможет победить подготовленный украинский народ.

Что такое территориальная оборона?

Это надежный тыл в любой точке страны. Военные будут воевать на фронте, а тероборона ‒ внутри страны.

Тероборона работает по принципу: я защищаю себя, свой дом, улицу, город, область. То есть люди ответственны за защиту местности, которую они знают.

Граждане, которые будут участвовать в теробороне, будут подписывать контракты.

После прохождения курса подготовки они будут иметь право на владение нарезным оружием. Я понимаю, что у многих этот вопрос вызывает беспокойство или панику, но опыт других государств показывает: владение подготовленного населения оружием ‒ гарантия существования государства.

Почему также важно военно-патриотическое воспитание молодежи?

Работая с молодежью, мы выращиваем новое поколение с новыми ценностями и подходами к жизни

Поскольку почти за 30 лет на уровне государства не решен вопрос национальной идеи и ценностей: что мы за нация, чего хотим достичь? В результате часть молодежи выросла безыдейными потребителями.

Работать со взрослым населением практически невозможно, у него уже сформирована точка зрения и ценности. А вот работая с молодежью, мы выращиваем новое поколение с новыми ценностями и подходами к жизни. Таким путем движется много успешных стран. Мы изучали их опыт и взяли лучшие практики.

По каждому из этих шагов мы разработали концепции, которые были представлены на профильных комитетах Верховной Рады.

Сейчас идет активная работа по законопроекту о территориальной обороне. Мы практически вышли на финишную прямую. Во время работы мы почувствовали большое сопротивление от «пятой» пророссийской медийной колонны», которая пыталась облить нас грязью.

Для нас сейчас важно, чтобы законопроект был принят до сентября, чтобы в бюджете на 2021 были заложены средства для первого этапа создания системы.

‒ Какую численность теробороны вы закладываете в законопроекте?

У нас огромное количество объектов внутри страны, требующих контроля и защиты, а численность Нацгвардии ‒ 54 тысячи, Нацполиции ‒ 115 тысяч

‒ Структура будет строиться поэтапно. Нам нужно время, чтобы людей научить, объединить и сформировать один действенный организм.

Сейчас речь идет об одной бригаде на область, плюс город Киев. То есть на первом этапе ‒ 80 тысяч.

Со временем, через три-четыре года, эта цифра должна увеличиться до 160 тысяч, а затем и до 250 тысяч.

Почему? Потому что у нас огромное количество объектов внутри страны, требующих контроля и защиты, а численность Нацгвардии ‒ 54 тысячи, Нацполиции ‒ 115 тысяч.

Мы рассматриваем тероборону не просто как военный компонент. Речь идет и о ее привлечении в борьбе с природными и техногенными чрезвычайными ситуациями.

Наши коллеги ‒ Вооруженные силы Польши, которые сейчас также активно развивают эту систему и уже фактически вложили в нее миллиард долларов, рассчитывают, что к 2022 году количество контрактников составит 54 тысячи с последующим увеличением.

Кстати, они уже апробировали систему в борьбе с коронавирусом.

‒ Сколько средств должно быть заложено в бюджет, чтобы начался первый этап создания теробороны? И сколько будут получать люди, которые подпишут контракты?

‒ Мы предполагаем широкую мотивационную систему, но не денежную. Конечно, когда люди будут призываться на сборы, они будут получать денежное содержание. Но это все.

Мы предполагаем широкую мотивационную систему, но не денежную

Что касается средств в бюджете, эту цифру я смогу назвать только через две недели, когда закончится планирование. До этого не хочу никого вводить в заблуждение.

Принятие закона ‒ это только первый шаг, ведь настоящая реализация проекта начинается после принятия соответствующих подзаконных актов Кабмина. И здесь затягивание может быть даже большим, чем в Верховной Раде.

Да, конечно, мы осознаем эти риски. Но пока есть хорошие новости из Кабмина.

12 июня правительство приняло постановление, где одним из основных пунктов значится ускоренное и активное создание теробороны.

‒ Есть ли поддержка со стороны президента?

‒ Глава государства неоднократно подчеркивал, что ее необходимо создавать. Поэтому поддержка задекларирована. Я надеюсь, что она будет и дальше.

‒ Как вам вообще работается с командой президента Владимира Зеленского, ведь в СНБО вас пригласил президент Порошенко?

Я служил при всех президентах. Военные ‒ люди вне политики, главное для них ‒ это профессионализм

‒ Я уже 32 года служу своей стране, защищаю свой народ, и для меня самое главное, чтобы в моей стране был порядок. Поэтому неправильно расценивать меня в контексте, чей я человек.

Я служил при всех президентах. Военные ‒ люди вне политики, главное для них ‒ это профессионализм.

‒ После коррупционного скандала с Олегом Гладковским вы возглавили комиссию по военно-техническому сотрудничеству и экспортному контролю. Государственный концерн «Укроборонпром» всегда был закрытой и коррупционной структурой. Президент Зеленский привел туда команду реформаторов. Как вы оцениваете ее работу?

‒ Этот вопрос проблематичный. К решению ситуации нельзя подходить исключительно с точки зрения продажи продукции.

В оборонной промышленности главное ‒ это разработки, производство и только потом продажа. Есть структуры в рамках концерна, где руководство это понимает. Например, Конструкторское бюро «Луч», которое занимается разработками ракет «Вільха» и противокорабельного комплекса «Нептун».

Руководство собрало замечательную команду, соединив опыт старых кадров и задор молодых. В результате мы меньше чем за четыре года с минимальным капиталовложением разработали противокорабельные ракеты.

Но проблема заключается в том, что сейчас вопрос оборонно-промышленного комплекса завис. Позиция, которую я вижу ‒ это ступор.

Нет развития. Те люди, которые пришли, они не знают, куда идти.

Мустафа Найем, заместитель генерального директора ГК «Укроборонпром» сообщил в июне, что вскоре в структуре правительства может появиться новый вице-премьер и новое министерство, которые будут заниматься оборонно-промышленным комплексом.

Найем также написал на своей странице в сети Facebook, что 1 июля на заседании парламентского комитета по вопросам безопасности и обороны был представлен законопроект о реформировании «Укроборонпрома».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG