Доступность ссылки

О правах коренных народов


Книга Натальи Белицер «Крымские татары как коренной народ: История вопроса и современные реалии»

Межнациональные отношения – одна из сложнейших сфер человеческого общежития и государственного устройства. Если послушать рассуждения о проблемах этой сферы некоторых современных политиков и активистов, то становится понятно, что это уровень детского сада, как говорил один мой знакомый, «детский лепет на лужайке». Это касается и утверждения о множестве автономий в Украине, и не понимания разницы между диаспорой и коренным народом, и тезиса о «территориальной» автономии, и непонимание сущности и роли автономий вообще.

Дело в том, что при СССР теория межнациональных отношений редко изучалась в вузах. Причина проста – практика межнациональных отношений и ее теория грубо расходились, поэтому факты неблагополучия в этой сфере просто скрывались. Официально марксистская партия руководствовалась теорией классовой борьбы, утверждавшей, что в каждой нации, как и в каждой национальной культуре, есть как бы две нации и две культуры – буржуазная для богатеев и пролетарская для бедняков, и что они противоположны по своим целям.

Недостаточность этой теории стала очевидной в ходе подготовки переворота в России. Сталин, как утверждает Троцкий в своей книге «Сталин», по тезисам и под жесткой редактурой Ленина (помните, в 1913 году Ленин в письме Горькому: «У нас один замечательный грузин засел и пишет для «Просвещения» большую статью...»?), пишет статью «Марксизм и национальный вопрос». Но это уже теория не марксистской, а марксистко-ленинской партии. Сталин впервые дает определение нации – общность людей, связанных единой историей, экономикой, культурой, обычаями, языком, территорией проживания. Позже, после постыдного рукоприкладства Орджоникидзе, Владимир Ленин сам напишет две статьи «О праве наций на самоопределение» и «О национальной гордости великороссов», которые и станут, якобы, теоретической основой государства в национальном вопросе. В ней Ленин за каждой нацией отстаивает право на самоопределение вплоть до отделения. На этой основе в 1922 году будет построен СССР, состоящий из 15-ти крупных республик, множества автономных республик, областей, округов, районов.

Но затем тезис об отделении даже в теории начинает замалчиваться. А на практике его проводники подвергаются жестоким репрессиям, вплоть до расстрела. Значительно позже, уже в брежневское время, это дало возможность национальным меньшинствам и некоторым коренным народам, как, например, крымским татарам и другим, развернуть национальные движения за освобождение под лозунгом устранения нарушения ленинской национальной политики в СССР, что заставляло правящую партию умерить репрессии и относиться к таким требованиям более лояльно. Именно нарушение «ленинской национальной политики» и стало в конце концов одним из факторов, которые привели к распаду СССР на национальные государства.

Конечно, при этом практика правящей в СССР партии грубо игнорировала другие наработки в области межнациональных отношений. А сюда надо отнести книгу Дмитрия Донцова «Национализм», Николая Сциборского «Нациократия», его же набросок конституции, а также и пассионарную теорию этногенеза Льва Гумилева, изложенную им во многих книгах, а также работы многих других авторов. Они много добавили к пониманию процесса образования национальных государств и коллективных прав наций.

Дальнейшее развитие теории межнациональных отношений на базе международного опыта дано в международном праве. Расскажем об этом ниже, но именно его основы являются сегодня руководством для межнациональной практики всего мира.

Политики, президенты, члены правительства, депутаты иногда просто импровизируют в вопросах теории межнациональных отношений, говорят такие вещи, от которых уши вянут

Стыдно, но до сего времени для многих людей все это остается terra incognita, и политики, президенты, члены правительства, депутаты иногда просто импровизируют в вопросах теории межнациональных отношений, говорят такие вещи, от которых уши вянут.

Эти пробелы в образовании украинских политиков и активистов взялась ликвидировать доктор биологических наук, известный эксперт-исследователь Института демократии им. Пилипа Орлика Наталья Белицер. Автор много лет изучает теорию и практику борьбы за признание прав наций и особенно коренных народов. Она глубоко изучила работы классиков, детально знает документы международного права в этой области. На практике принимала участие во многих событиях в Крыму и в Киеве с начала 90-х годов и доныне. Это позволило ей изучить не только теорию, но и осмыслить практику межнациональных отношений в Украине. Книга «Крымские татары как коренной народ» – итог ее многолетних исследований. Она выдержала уже два издания, содержит много уточнений и доработок, излагает и историю вопроса, и современные реалии.

Наталья Белицер
Наталья Белицер

Интересна история международного права в этом вопросе. Оно многогранно, но однозначно. Оно развивалось, опираясь на потребности практики. Например, принцип самоопределения как основное правило межнациональных отношений был изложен уже в Уставе ООН 1945 года. В 1966 году его содержание было конкретизировано в Международных Пактах о гражданских и политических правах, а также об экономических, социальных и культурных правах. В 1975 году он был утвержден в Заключительном Хельсинском акте. Опыт распада Югославии внес более глубокое понимание в теорию о самоопределении, и этот принцип был уточнен в Декларации о руководящих принципах признания новых государств от 16 декабря 1991 года, и в Декларации ООН о правах коренных народов от 2007 года, наиболее совершенном документа международного права в этой сфере.

Терпеливо и доходчиво Наталья Белицер разъясняет, почему именно крымскотатарский народ имеет право на национально-территориальную автономию, и почему в Украине не может быть много автономий. Румыны, болгары, венгры, армяне, греки, русские не имеют оснований требовать автономии в Украине, поскольку являются в стране не коренными народами, их этногенез состоялся не на нашей территории, они являются меньшинствами, или диаспорами, которые имеют свои материнские государства, которые способны обеспечить их национальные права. В то же время Украина не может игнорировать их национальные потребности и должна удовлетворять их по мере приемлемости и возможности на основе договоренности и толерантности друг к другу.

Автор подробно не только разъясняет нормы международного права в этой чувствительной области, но излагает и теоретические разработки современных мировых ученых в этой области, сотрудничающих с ООН и другими международными организациями, – Эрики Даес, Макса Ван дер Стула, Карла Реннера, Александра Осипова, Билла Бауринга, Ники Тороде и многих других.

Значение этой книги в нашей практике настолько велико, что каждый украинский политик, депутат или чиновник, прежде чем что-то сказать или сделать в области межнациональных отношений, должен ее прочесть, чтоб не попасть впросак. Особенно большое значение положения и выводы этой книги должны иметь при создании крымскотатарской национально-территориальной автономии в Украине.

Взять, например, экс-президента Украины Виктора Ющенко, которого крымские татары после избрания принимали в Бахчисарайском дворце как главу государства. Понятно, на бухгалтерских факультетах теорию межнациональных отношений не преподают, но, как говорил в свое время Евгений Марчук, «на президента надо учиться специально». Что, естественно, касается и всех остальных президентов Украины. А Виктор Андреевич в тот день просто потребовал от меджлиса отменить Декларацию о национальном суверенитете крымских татар, принятую на втором курултае в 1991 году. Конечно, он не был знаком с Декларацией ООН о правах коренных народов 2007 года, в статье 26 которой говорится, что коренные народы имеют право на земли, территории и ресурсы, которыми они владели традиционно.

Особенное значение книга имеет для украинских и крымскотатарских активистов в Крыму, поскольку с ее помощью легко раскрываются все нарушения прав человека и прав наций, допущенные Россией на оккупированном полуострове. Это не только неравенство языков, это еще и миф о существовании некоего «народа Крыма», которому якобы Устав ООН предоставляет право на самоопределение. Во-первых, устав под понятием «народ» имеет в виду не разномастное население, а целостный народ, нацию, этническую общность. Во-вторых, почему же Россия, в таком случае, не предоставит права на самоопределение «народу Курщины», «народу Рязанщины», «народу Сибири», другим «народам» в областях, в конце концов народам Кавказа? Кстати, изучение теории межнациональных отношений и международного права помогло бы российским политикам определиться как в отношении к Украинскому государству, так и к вопросу об отсутствии в Украине фашистов, нацистов, «хунты» и «переворота» 2014 года.

Теперь о «территориальной автономии». Дело в том, что у каждой автономии должен быть субъект, то есть определенное нацменьшинство в интересах которого, и для обеспечения прав которого и создается автономия. Понятно, что субъектом автономии не может быть территория, то есть земля, степи, горы, скалы, море. У них нет интересов и прав. Поэтому автономия создается в интересах тех или иных людей. Поэтому Крымская территориальная автономия была обманом ее жителей с самого начала. Под видом территориальной была создана обычная автономия в интересах русского населения Крыма, более того, в интересах Москвы, ибо именно Россия воспользовалась автономным положением Крыма в Украине в полной мере.

Следует сказать и о необходимости восстановления реального значения понятия «национализм». Международное право и юридические словари определяют национализм как патриотизм той или иной нации. Термин имеет положительное значение. Однако советская практика специально внесла в это понятие негативное, даже ругательное содержание. По версии советских коммунистов национализм бывает, во-первых, только буржуазным, во-вторых, он есть во всех народов, кроме... русского. Советская власть от имени русских, якобы не подверженных национализму, клеймила национализм всех других народов как преступление. В то же время сам этот процесс осуждения «окраинных» национализмов превращался в махровый русский шовинизм, угнетающий другие нации СССР. Фактически посредством этого процесса был возрожден образ того «великорусского держиморды», о котором Ленин в своих статьях говорил как о крайнем выражении шовинизма, и резко осуждал такое поведение чиновников. Национализм чей бы то ни было, если он не посягает на права других наций, это патриотизм. Поэтому истинные националисты, скажем, украинские и российские, могли бы спокойно договариваться, но дело в том, что в России национализм почти всегда посягает на интересы соседей, будь то украинцев, прибалтов или кавказцев, и в силу этого он превращается в шовинизм, а при его радикализации – в фашизм. Поэтому не стоит осуждать национализм как таковой, это чувство, цементирующее все народы, делающее их нациями, и это положительный процесс.

Наталья Белицер поставила перед собой сложную цель – развязать, пусть пока в теории, сложные узлы межнациональной политики, научить людей, соприкасающихся с ней, мыслить системно и ответственно, владеть глубиной вопроса. У нее это получилось. Получится ли у наших политиков?

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG