Доступность ссылки

«ФСБ ищет поводы, статья всегда есть»: кого задерживают российские силовики в Крыму


Иллюстрационное фото

Российские сильвики защищают аннексированный Крым от терроризма, – такой вывод в своем материале от 4 сентября делает «Крымская газета», печатный орган подконтрольного России правительства полуострова. При этом до 2014 года в Крыму под украинским контролем не было совершено ни одного теракта.

В частности, в статье рассказывается о противодействии российских силовиков «украинским диверсантам» и о «делах «Хизб ут- Тахрир». Со ссылкой на секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева утверждается, что «правоохранительные органы за последний год предотвратили деятельность трех ячеек запрещенной в России террористической группировки «Хизб ут-Тахрир», а также «пресечена деятельность украинской диверсионно-разведывательной группы».

Журналисты «РИА Новости Крым» спросили симферопольцев, боятся ли они терактов, и вот какие ответы получили:

«Я думаю, нет. Думаю, что ребята (из ФСБ – КР) хорошо работают».

«Наверное, нет. Я как-то так уверена».

«Скорее нет, чем да. Считаю, что ситуация под контролем».

«Обстановка такая спокойная. Уверены, что все нормально будет, нас защитят».

«Терактов, наверное, боятся, не только в Крыму – везде боятся».

«Как-то, когда пришла Россия, стало не страшно. Раньше боялась».

Среди тех, кто якобы мог бы устроить теракты в Крыму, опрошенные, в том числе, назвали приезжих с материковой части Украины и «Правый сектор».

В мае 2019 года Николай Патрушев рассказал, что в 2018-м было возбуждено 62 уголовных дела в отношении «пособников террористов и активных участников националистического подполья Украины». По данным секретаря Совбеза России, по таким делам уже 20 человек получили реальные сроки лишения свободы.

Крымский адвокат Эдем Семедляев убежден, что все эти случаи не имеют отношения к терроризму.

Эдем Семедляев
Эдем Семедляев
Все эти обвинения виртуальные, потому что реального терроризма, конечно, нет
Эдем Семедляев

– Все эти обвинения виртуальные, потому что реального терроризма, конечно, нет. Нет реальных терактов, реальных пострадавших, нет подготовки к терактам или еще чего-то. Просто это участие в организации, которую Россия признала террористической. В решении Верховного суда России от 2003 года указано, что «Хизб ут-Тахрир» ведет «воинственную пропаганду». Что это такое? Как это проверить или опровергнуть? Сама власть России не говорит о том, что они совершили или взяли ответственность за какой-то теракт. Не было ни одного случая, чтобы «Хизб ут-Тахрир» где-то в мире организовала теракт. Они рассказывают об исламе, пропагандируют его – и только из-за этого признана террористической. Если ты не соответствуешь какому-то официальному направлению, тебя объявляют вне закона, либо если не идешь на какие-то соглашения. Это и «Хизб ут-Тахрир», и «Свидетели Иеговы».

Эдем Семедляев напоминает, что после того как Меджлис крымскотатарского народа выступил против российской оккупации Крыма, его признали экстремистской организацией.

Украинский активист из Севастополя Игорь Мовенко считает, что это российские власти проводят политику террора в Крыму.

Игорь Мовенко
Игорь Мовенко
То, что ФСБ и полиция делает в отношении граждан Украины в Крыму, это и есть террор
Игорь Мовенко

– Российская власть демонизирует украинцев в оккупированном Крыму, создавая такой образ, будто эти люди даже в условиях жесткого контроля способны проводить террористические акты. Когда в ФСБ попадается очередной активист, использовать против него статьи Уголовного кодекса, связанные с терроризмом, наиболее приемлемо. Просто международное право обычно не считает политзаключенными людей, осужденных по террористическим статьям. Так карательной власти проще объяснять своим гражданам целесообразность преследования того или иного человека. Но мы понимаем, что в России могут посадить только за сами мысли и планы, причем доказать это очень легко. То, что ФСБ и полиция делает в отношении граждан Украины в Крыму, это и есть террор.

Украинский политолог Виктор Каспрук уверен, что в ряде западных стран понимают суть обвинений, выдвинутых российскими силовиками гражданам Украины в Крыму.

Прикрываясь борьбой с терроризмом, Россия борется с патриотами, которые не согласны с незаконной оккупацией полуострова
Виктор Каспрук

– Россия, по сути, вычищает патриотов, которые готовы бороться за то, чтобы Крым вернулся под контроль Украины. Мне кажется, это смещение акцентов прекрасно понимают на Западе – что, прикрываясь борьбой с терроризмом, Россия борется с патриотами, которые не согласны с незаконной оккупацией полуострова.

Сам Игорь Мовенко был осужден российским судом по обвинению в экстремизме за несколько комментариев в группе «Крым – Украина» в социальной сети ВКонтакте. Однако еще до этого преследования, в сентябре 2016 года Мовенко избили, как он утверждает, из-за символики украинского батальона «Азов», наклеенной на велосипед. Уголовное дело в итоге возбудили против самого пострадавшего. Игорь Мовенко объясняет на своем примере, как проходят подобные процессы.

Они преследуют цель посадить человека, наказать его. ФСБ ищет поводы, статья всегда есть
Игорь Мовенко


– Мне в ФСБ объяснили, что если вы написали слово «расстрелять», то это уже считается экстремизмом – не важно, в каком контексте. Они сами принимают решения, очень трудно с ними спорить, потому что они преследуют цель посадить того или иного человека, наказать его. ФСБ ищет поводы, статья всегда есть. В суде решения штампуют – судья может сделать вид, что слушает адвоката, сторону защиты и обвинения. В процессе все вроде бы адекватно происходит, но приговор явно написан не судьей и заранее, до суда.

Народный депутат Украины, заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз называет Россию государством-террористом.

Ахтем Чийгоз
Ахтем Чийгоз
Все исходит из доктрины этого государства, которое несет репрессии и дает баснословные сроки сотням людей
Ахтем Чийгоз

– Ничего странного нет в том, что оккупант, террористическое государство Россия, которая в XXI веке убивает невинных женщин и детей и захватывает территории, нарушая все международные нормы и правила, и на этих территориях продолжает лить кровь безвинных людей – вешает ярлыки террористов и пытается продать миру и, в первую очередь, своему населению, что это она борется с какими-то экстремистами, террористами. Все исходит из доктрины этого государства, которое несет репрессии и дает баснословные сроки сотням людей. Тысячи людей подверглись разного рода административным, как они это называют, наказаниям, а на самом деле беспощадным принуждениям, унижениям, штрафам, предупреждениям. Это говорит о политике террора в отношении мирного населения, которое не воспринимает оккупацию.

Российский правозащитник Сергей Шаров-Делоне полагает, что наиболее публичные дела по терроризму в России сфабрикованы или не имеют к нему отношения.

– Значительная часть дел по терроризму – закрытые. Когда потом вдруг проскакивает маленькое сообщение, что ФСБ обезоружило и повязало террористическую группу, и больше ничего – скорее всего, в этих случаях речь идет о реальных террористах. Они тоже есть, конечно. Но как только дело становится публичным и очень активным, как правило, это все липовый терроризм. Это и дело «Сети», и дело «Нового величия». Там ничего нет. Дело о взрыве в питерском метро: есть реальный террорист, он одиночка, а как мы смогли понять по материалам дела, все остальные абсолютно непричастны. Это раздули, для того чтобы сделать мощную террористическую организацию, получить звездочки за ее раскрытие.

Представитель российского аналитического центра «Сова» Мария Кравченко рассуждает о готовности граждан поступаться правами и свободами в связи с террористической угрозой.

– Я думаю, что это очень сильно зависит от группы населения, от того, какую информацию потребляет человек, и производит ли на него впечатление пропаганда – или же он получает информацию из независимых источников. Сейчас такая обстановка, что невозможно сказать за всех. Если сейчас большому количеству людей продемонстрировать, что такая угроза есть, возможно, это произведет впечатление – а, может, уже не произведет. Сейчас люди довольно остро реагируют на экономические, экологические проблемы. Возможно, другие вещи их заботят меньше, чем десять лет назад.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG