Доступность ссылки

«Страха не осталось»: волна пикетов крымских татар «Наши дети не террористы»


Зарема Мамутова, мать фигуранта «дела «Хизб ут-Тахрир», проводит одиночный пикет в Бахчисарае

В Крыму – новая волна одиночных пикетов «Наши дети не террористы». Люди начали выходить на улицы после того, как российские силовики в феврале и марте провели очередные массовые обыски и задержания крымскотатарских активистов по обвинению в связях с запрещенной в России организации «Хизб ут-Тахрир». Против чего протестуют крымчане и как на это реагируют силовики, читайте в материале Крым.Реалии.

С начала года силовики ФСБ России почти каждый месяц проводят зачистки в домах крымских татар. 14 февраля по обвинению в причастности к «Хизб ут-Тахрир» в Красногвардейском районе были задержаны трое крымских татар. А 27 и 29 марта представители ФСБ задержали по таким же обвинениям 24 крымских татарина в поселках Строгоновка и Каменка под Симферополем, а также в Белогорском районе. Все они арестованы, большинство отправлены в СИЗО соседней России.
Через несколько дней после задержаний и арестов крымчане начали выходить на одиночные пикеты. Протестуют родные фигурантов «дел «Хизб ут-Тахрир», которые считают эти преследования несправедливыми. С начала апреля в различных регионах полуострова прошли уже шесть пикетов с одинаковым посылом – «Крымские татары не террористы».

«Разве террористы такие бывают?»

Первой на одиночный пикет вышла 70-летняя Зера Сулейманова – мать Руслана Сулейманова, который арестован по обвинению в связях с «Хизб ут-Тахрир». Сулейманов был задержан сотрудниками ФСБ 27 марта. Он находится в СИЗО № 4 российского Ростова-на-Дону. Ему вменяют часть 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса России (организация деятельности террористической организации).
Оставшись без сына, Зера Сулейманова 5 апреля вышла на перекресток у села Строгоновка Симферопольского района с плакатом «Мой сын не террорист!».

Зера Сулейманова, мать фигуранта «дела Хизб ут-Тахрир» Руслана Сулейманова, проводит одиночный пикет в Строгоновке
Зера Сулейманова, мать фигуранта «дела Хизб ут-Тахрир» Руслана Сулейманова, проводит одиночный пикет в Строгоновке
Мой сын университет окончил, школу на золотую медаль. Разве террористы такие бывают?
Зера Сулейманова

«27 марта рано утром пришли с обыском и забрали моего ребенка. Осталось трое маленьких детей. По всей Строгоновке прошли обыски, нас всех напугали. Мне стало плохо, пришлось вызвать «скорую». За эту неделю немного в себя пришли. Мы должны делать все от себя зависящее, поэтому я вышла с этим плакатом. Мой сын университет окончил, школу на золотую медаль. Разве террористы такие бывают?», – рассказала Зера Сулейманова активистам «Крымской солидарности».

«Забрали ни в чем не виновных ребят»

Поступок Зеры Сулеймановой вдохновил многих. В Строгоновке в защиту своего сына вышел на улицу Дилявер Салединов. Он – отец Айдера Салединова, который с октября 2016 года находится в СИЗО по обвинению в участии в «Хизб ут-Тахрир».

Дилявер Салединов, отец фигуранта «дела Хизб ут-Тахрир» Айдера Салединова, проводит одиночный пикет в Строгоновке
Дилявер Салединов, отец фигуранта «дела Хизб ут-Тахрир» Айдера Салединова, проводит одиночный пикет в Строгоновке
У нас в Крыму среди крымских татар нет террористов и не было
Дилявер Салединов

«Более 2,5 лет держат в СИЗО без всяких доказательств, по надуманному делу. На днях у нас в селе забрали одиннадцать ни в чем не виновных ребят. Я видел, стояла здесь 70-летняя бабушка – мать Руслана Сулейманова. Я в солидарность с ней вышел поддержать наших ребят. У нас в Крыму среди крымских татар нет террористов и не было», – заявил Дилявер Салединов.

В знак солидарности с Зерой Сулеймановой и в защиту задержанных крымских татар вышел на одиночный пикет симферополец, чье имя пока неизвестно. Свою акцию он проводил с плакатом «Мой брат не террорист!». Активист Гафар Аблякимов рассказал, что заметил парня с плакатом, случайно проезжая мимо. Рядом с ним были российские правоохранители.

Неизвестный активист проводит одиночный пикет в Симферополе
Неизвестный активист проводит одиночный пикет в Симферополе

«Я даже затрудняюсь ответить, кто этот человек. Он не родственник ни одного из задержанных. Сказал, что увидел на днях, как мама Руслана Сулейманова (один из арестованных по «делу «Хизб ут-Тахрир» – КР) вышла на пикет, и не смог оставаться в стороне. Судя по паспортным данным, которые проверяли сотрудники, это крымский татарин. Они (российские силовики – КР) взяли с него объяснения и уехали», – рассказал Аблякимов.

В поселке Октябрьское Красногвардейского района 8 апреля с одиночным пикетом в защиту своего сына вышел Решат Эмирусеинов. Он тоже держал в руках плакат с надписью: «Мой сын не террорист». 14 февраля российские силовики провели обыск в доме семьи Эмирусеиновых и задержали Рустема Эмирусеинова по обвинению в «организации деятельности террористической организации «Хизб ут-Тахрир».

В терроризме практически обвинили весь народ
Решат Эмирусеинов

«Моего сына около двух месяцев назад задержали по обвинению в терроризме. Сейчас он находится в СИЗО. Мой сын не имеет никакого отношения к терроризму. Так же, как и другие заключенные крымские татары. Он никогда не вредил никому, не нарушал законы. Я воспитал сына достойным человеком, который никогда никому не откажет в помощи, который всегда делал добро. И вот такого человека обвинили в терроризме. В терроризме практически обвинили весь народ. Это испытание от Аллаха, и мой сын, и мы, и наш народ выдержим», – заявил активистам «Крымской солидарности» Решат Эмирусеинов.

«У вас организованная акция. Поздравляю, прошу в УАЗик»

Поддержать арестованного сына и мужа вышли родные Энвера Мамутова – фигуранта еще одного «дела «Хизб ут-Тахрир», которого обвинили в попытках насильственного захвата власти и организации деятельности террористической организации. Мамутов осужден российским судом к 17 годам строгого режима с 1 годом 6 месяцами ограничения свободы.

8 апреля его пожилая мать Зарема Мамутова вышла на одиночный пикет в Бахчисарае с плакатом «Мой сын не террорист. За что 17 лет?».

Вскоре к женщине подъехали четверо сотрудников российской полиции на двух автомобилях, которые потребовали объяснений. Женщина со слезами рассказала им, что вышла на улицу, поскольку за три года не удалось добиться справедливости в деле ее сына.

Он очень хороший сын, очень хороший муж и отец. Книги читал. А разве запрещено книги читать?
Зарема Мамутова

«Он (Энвер Мамутов – КР) намаз читает, очень хороший сын, очень хороший муж и отец. Книги читал. А разве запрещено книги читать? Как я иначе могу знать, что я – мусульманка, какая я мусульманка и как я должна жить? А моего сына посадили. Я три года надеялась, что все таки восторжествует справедливость. А его не отпускают. Что я должна делать?», –​ рассказала Зарема Мамутова.

Жена Энвера Мамутова Алие Абселямова снимала происходящее на видеокамеру мобильного телефона. Один из российских правоохранителей предупредил, что если она будет находиться рядом, они расценят это как нарушение порядка проведения одиночного пикета. После этого Абселямова перешла на другую сторону дороги и продолжила вести видеосъемку оттуда. Вскоре ее попросили подойти и показать паспорт.

Закон не запрещает проведение одиночного пикета. Мы считаем, что вы тут находитесь вдвоем. Мы вас доставим в отдел
Сотрудник полиции

«В России 54-й федеральный закон не запрещает проведение одиночного пикета. На данный момент мы считаем, что вас двое и вы тут находитесь вдвоем. Мы вас доставим в отдел и будем разбираться на месте», – заявил сотрудник полиции.

Полицейский спросил, для чего ведется видеосъемка и услыхав, что это прямая трансляция для Facebook, заявил: «Замечательно. У вас организованная акция. Поздравляю, прошу в УАЗик».

В УАЗе оказался вооруженный человек в камуфляже. Он пересел в другой полицейский автомобиль, освободив место Зареме Мамутовой и Алие Абселямовой. В итоге их отвезли в Бахчисарайский отдел полиции, где составили протокол о поступлении в отдел. Никаких обвинений не предъявили.


«Формально правоохранителям не за что зацепиться»

По данным общественного объединения «Крымская солидарность», подобные одиночные пикеты в апреле прошли в трех регионах полуострова: четыре в Симферопольском районе и по одному в Бахчисарайском и Красногвардейском.

У людей, которые вышли на пикеты, уже никакого страха не осталось. Потому что они прочувствовали безнаказанность системы, которая огульно обвинила их сыновей или братьев в терроризме
«Крымская солидарность»

«У людей, которые вышли на пикеты, уже никакого страха не осталось. Потому что они, наверное, больше всех прочувствовали весь беспредел и безнаказанность той системы, которая огульно обвинила их сыновей или братьев в терроризме. Они не видят никаких других инструментов, чтобы достигнуть справедливости, кроме как привлекать внимание общественности, правоохранителей и власти в надежде, что увидев это, возможно, у кого-то здравый смысл возобладает и подобного рода обвинения не будут иметь место в Крыму», – пояснили Крым.Реалии в «Крымской солидарности».

Проблема с правоохранителями возникла только у Заремы Мамутовой и Алие Абселямовой. В остальных случаях силовики только переписывали паспортные данные пикетчиков, фотографировали их и снимали на видео. Ни одного протокола пока не составлено, хотя реакция силовиков на первую волну крымских одиночных пикетов «Наши дети не террористы» в 2017 году была более жесткой. Их участников массово задерживали, вызывали в полицию для дачи пояснений и штрафовали. Выплатить эти штрафы тогда удалось с помощью «крымского марафона».

Крымский адвокат Эмиль Курбединов поясняет столь разные настроения силовиков тем, что в этот раз протесты проходят в разные дни, хоть и посвящены одной теме.

Эмиль Курбединов
Эмиль Курбединов
Когда выходит один человек, формально по закону правоохранителям не за что зацепиться
Эмиль Курбединов

«В 2017 году одиночных пикетов было около 90 и все они проходили в один день. Поэтому власти рассмотрели это как массовый митинг, объединенный одним умыслом и одним организатором. На этом основании они тогда всех задерживали и составляли админпротоколы. В этот раз первые два одиночных пикета вообще никакой реакции у правоохранителей не вызвали. А далее они начали к людям подъезжать, задавать вопросы, фотографировать, снимать на видео. Но не более. Потому что когда выходит один человек, формально по закону правоохранителям не за что зацепиться. А раз не за что зацепиться, они просто берут информацию», – пояснил Эмиль Курбединов Крым.Реалии.

В то же время, адвокат не исключает, что информация о пикетчиках, которую собирают российские силовики, в будущем может обернуться против них, поскольку они теперь «будут под постоянным наблюдением».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG