Доступность ссылки

Поставки иранской нефти через Крым: кому это выгодно?


Российский вице-премьер Крыма Георгий Мурадов сообщил информагентству ТАСС, что рассматривает возможность предложить Ирану транспортировку его нефти через порты аннексированного полуострова, чтобы обойти западные санкции. В частности, речь идет о феодосийском терминале, для поставок через который уже создано акционерное общество.

Мурадов утверждает, что в Иране есть бизнесмены, готовые сотрудничать с аннексированным Крымом. Украина еще пять лет назад официально закрыла все порты аннексированного полуострова и посещение их грозит нарушителю международными судами. В то же время, после отмены так называемой ядерной сделки в 2018 году США приняли решение продлить нефтяные санкции против Ирана без исключений для отдельных стран.

Украинский экономический эксперт Евгений Невмержицкий полагает, что иранским властям предложение российских вряд ли может быть интересно.

Если Тегеран будет пользоваться предложением России использовать Крым для торговых операций, то он ослабит свои позиции из-за сиюминутной выгоды
Евгений Невмержицкий


– Украина сегодня поддерживает экономические отношения с Ираном, торговый оборот составляет до полумиллиарда евро, причем, практически на 90% торговое сальдо плюсовое. То есть, Иран нам поставляет продукты нефтепереработки, мы поставляем аграрную продукцию, машиностроение, технологии, авиацию. Эти отношения у нас со времен независимости, они позитивные во всех аспектах, и, естественно, Украине интересно продолжать их. Ирану также это интересно – остаться в международном правовом поле и продавать свою нефть в Европу и в другие страны. А если Тегеран будет пользоваться предложением России – против санкций, против международного права использовать аннексированный Крым для торговых операций, то он ослабит свои позиции из-за сиюминутной выгоды. На мой взгляд, Ирану это невыгодно.

Предполагается, что маршрут поставок нефти из Ирана в аннексированный Крым пройдет через Каспийское море, далее по Волго-Донскому каналу, через Азовское море и Керченский пролив. Директор Института востоковедения имени Агатангела Крымского Александр Богомолов считает эту идею скорее не экономической, а политической.

Думаю, что это скорее политическая риторика или вербальная эскалация, которая интересна кому-то в Крыму
Александр Богомолов


– Ситуация для Ирана критическая во многих отношениях. Сейчас максимальные санкции наложены, прежде всего, Соединенным Штатами. Кроме того, масса проблем с судоходством, с экспортом иранской нефти. Другой вопрос, чего хотят добиться крымские нынешние де-факто власти, и пойдет ли Иран на этот вариант. Все это, конечно, выглядит очень проблематично. Я думаю, что это скорее политическая риторика или вербальная эскалация, которая интересна кому-то в Крыму. Но если даже представить себе, не будучи экономистом, этот маршрут и какие сложности там возникают… Как это работает на Средиземноморье, мы сейчас наблюдаем историю с кораблем (иранским танкером «Grace 1», который предположительно перевозил нефть в Сирию в обход санкций – КР), который не может нигде причалить Власти Гибралтара его пустили, в Греции и Турции его не принимают. Никому не нужны эти иранские грузы, они могут причалить только в Сирии.

В декабре 2018 года руководитель государственного унитарного предприятия «Крымские морские порты» Алексей Волков заявил, что Керченский рыбный порт намерен получить собственную лицензию на налив-слив нефтепродуктов на основных причалах. При этом в Керченском порту реальная глубина у причалов всего пять метров, чего недостаточно для крупных нефтяных танкеров, а дноуглубительные работы пока не запланированы.

В июле подконтрольный Кремлю глава Крыма Сергей Аксенов сообщил журналистам, что в покупке феодосийской нефтебазы, из которой планируют сделать «Морской нефтяной терминал», заинтересованы три крупных инвестора:

Сергей Аксенов
Сергей Аксенов

«Есть три заявителя, которые хотят поучаствовать в этих процедурах… Покупатели большие, эффективные, которые на рынке известны – названия их, с учетом нашей «санкционности», я не озвучиваю. Мы хотим, чтобы появился частный игрок, который сможет эту нефтебазу оживить и обеспечить транзит нефтепродуктов не только в сторону Крыма, но и в общем перегрузку на другие регионы Российской Федерации, а, возможно, и за рубеж».

Аналитик российского Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович предлагает смотреть на реальную картину взаимоотношений между Россией и Ираном, а не на заявления чиновников из Крыма.

– Я бы не сказал, что Россия так уж сильно вписывается за Иран и готова представить его нефть на мировом рынке. В России есть сторонники точки зрения, что нужно максимально сотрудничать с Ираном и вытаскивать его из всех возможных проблем, но на самом деле объем российско-иранского сотрудничества не такой масштабный, чтобы вот именно за счет Москвы они решили все свои проблемы. То, что отдельные люди, представляющие региональные власти или какие-то экспертные группы, депутаты считают, что за Иран нужно вписываться, не означает, что это на самом деле происходит. Работает сделка «нефть в обмен на товары», но она касается лишь небольшого объема иранской нефти, а супермасштабных ее перепродаж не существует сейчас как практики. И уж тем более это

Вряд ли будет делаться через Крым, учитывая и специфику логистики, и специфику ограничений из-за санкций
Станислав Митрахович

Станислав Митрахович отмечает, что российские компании по возможности увеличивают поставки нефти туда, куда иранская нефть сейчас не доходит из-за проблем с Западом.

– Впрочем, и сам Иран не промах, он нашел механизм, как решать свои проблемы, и без России. Значительную часть иранской нефти по-прежнему покупает Китай, причем там публично заявили, что не собираются следовать американским указаниям по этому вопросу. Часть нефти Китай покупает напрямую, часть – за счет обхода официальных каналов, отключения транспондеров на судах и так далее. Поэтому я призываю всех лишний раз не переоценивать проиранские призывы внутри России. Она осуждает на международном уровне санкции против Ирана, и если будут военные действия, то Россия тоже их, конечно, осудит. Но это не значит, что Россия побежит за Иран воевать или спасать его нефть.

Украинский специалист по международному праву Роман Шахматенко уверен, что сотрудничество с Ираном через аннексированный Крым поставит Россию в еще более уязвимое положение перед Западом, чем сейчас.

– Если даже это и произойдет, то я склоняюсь к тому, что пострадает больше всего Россия. Санкции к Ирану можно ужесточить, но они и так достаточно жесткие. Россия же пытается выйти из санкционного режима, проводит переговоры и на европейском уровне, и на уровне США. Вопрос Ирана в международной политике Вашингтона стоит на более приоритетном месте, чем вопрос конфликта в Украине. Если Россия сейчас покажет, что она формирует определенный блок, ведет реальный бизнес, а не просто будут заявления местных чиновников из Крыма, то санкции против России усилятся. Украина в этом случае будет выступать триггером в международных инстанциях, требовать усилить санкции, все пойдет по накатанной. Поэтому я не вижу большой выгоды России от такого сотрудничества с Ираном. Я думаю, что это маркетинговый трюк, чтобы привлечь частного инвестора.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG