Доступность ссылки

«Была лишь видимость следствия»: правозащитники о не расследованных Россией насильственных исчезновениях в Крыму


Акция у посольства России, посвященная жертвам насильственных исчезновений в Крыму

С начала российской аннексии Крыма 44 человека стали жертвами насильственных исчезновений, – об этом рассказали представители общественной организации «КрымSOS», которые 1 декабря презентовали второй доклад на эту тему в Украинском кризисном медиацентре. По их данным, о судьбе и местонахождении 15 исчезнувших до сих пор ничего неизвестно. О похищениях и их расследовании шла речь в эфире Радио Крым.Реалии.

Координатор юридического направления «КрымSOS» Ольга Куришко рассказала Крым.Реалии, что правозащитники обращают внимание прежде всего на исчезновения, связанные с политическими преследованиями.

– Большая часть насильственных исчезновений приходится на 2014-2016 годы – самое начало оккупации, когда имело место сопротивление действиям России. Возможно, есть случаи, о которых мы не знаем, но, судя по всему, сейчас их практически нет. Те, что есть, связаны с экономическими вопросами или дележом бизнеса, причем впоследствии исчезнувшего находят мертвым. Иногда людей находят уже в местах лишения свободы после того, как к ним пришли с обысками силовики, но это не совсем исчезновения. Мы говорим прежде всего о тех, у кого была активная проукраинская позиция, кто организовывал или участвовал в каких-то мероприятиях против оккупации. К большей части таких исчезновений причастны неофициальные силовые структуры оккупационной власти.

Ольга Куришко
Ольга Куришко

Ольга Куришко сетует на то, что российские власти игнорируют претензии украинских правозащитников.

– Какой-либо реакции российских властей ни на первый, ни на второй отчет не последовало. Они реагируют и идут на контакт, когда международные инстанции обращаются непосредственно к правоохранительным органам оккупационной власти, требуют какие-то документы.

Журналисты Крым.Реалии обратились за комментариями о насильственных исчезновениях на полуострове к Уполномоченной по правам человека в Российской Федерации Татьяне Москальковой, однако на момент подготовки материала она или ее представители не ответили на запрос.

Один из случаев, который упоминается в отчетах украинских правозащитников – исчезновение Эрвина Ибрагимова. Он был депутатом Бахчисарайского городского совета и членом регионального Меджлиса, и его похитили в мае 2016 года. Родным удалось найти записи камер уличного наблюдения, на которых видно, как Эрвина Ибрагимова похищают люди в форме сотрудников ДПС. Больше о его судьбе ничего не известно, расследование этого похищения ни к чему не привело, адвокатов к материалам дела не подпускают.

Между тем имя Эрвина Ибрагимова недавно всплыло в другом деле. Подконтрольный России Армянский городской суд заочно судит национального лидера крымских татар Мустафу Джемилева сразу по трем статьям Уголовного кодекса Российской Федерации. Судья Венера Исроилова вызвала в качестве свидетеля Эрвина Ибрагимова, и когда тот не явился в суд, она постановила «обеспечить принудительный привод» и объявила перерыв в заседании. Адвокат Мустафы Джемилева Николай Полозов объясняет, почему российский суд пытается допросить исчезнувшего крымчанина.

Николай Полозов
Николай Полозов

– Это формальный подход со стороны суда. Эрвин Ибрагимов был допрошен по данному уголовному делу в 2015 году, протокол допроса есть в материалах. Когда следователь составляет обвинительное заключение, он указывает как свидетелей обвинения тех, кого допросили во время расследования. Можно предположить, что ни суд, ни следователь не знают о похищении Эрвина Ибрагимова, но в данном случае, на мой взгляд, это откровенный цинизм. Я не верю, что следователь того же органа, который расследует дело Джемилева, не в курсе того, что в соседнем кабинете его коллега занимается похищением Ибрагимова. Это вопиющая, циничная история.

Координатор Крымской контактной группы по правам человека Абдурешит Джеппаров – отец исчезнувшего Исляма Джеппарова и дядя исчезнувшего Джевдета Ислямова. В конце сентября 2014 года, согласно показаниям свидетеля, предположительно группа сотрудников российских спецслужб схватила и посадила двух молодых людей в голубой микроавтобус Volkswagen Transporter. Позже это самое авто с тем же крымским номером будет замечено во время похищения Эрвина Ибрагимова и вблизи места похищения Решата Аметова. Абдурешит Джеппаров убежден, что эти дела никак не расследуются.

Абдурешит Джеппаров
Абдурешит Джеппаров

– Когда силовики прочесывали дворы нашего населенного пункта, то подошли к мебельщику – у него перед домом хороший, качественный лес. Начали сразу выяснять, есть ли у него документы, разрешения и так далее. То есть на человека оказывают давление, а потом вытаскивают из запуганного нужные показания. В деле исписан не один том, но все это больше касается не пропажи, а меня и моего окружения. Как мы поняли, это совместная работа правоохранительных органов. Они тщательно заметали следы тех, кто совершил это преступление. В России все координируется с одной структурой – ФСБ, и поэтому я не думаю, чтобы следственные органы тут могли бы самостоятельно что-то предпринимать. Я настаиваю на том, что следствия не было – был один лишь вид следствия. В Крыму и, наверное, в России правоохранительных органов просто нет – это репрессивные структуры.

Тем временем начальник отдела прокуратуры Автономной Республики Крым Роман Мурачов отмечает, что украинские правоохранительные органы ведут собственные расследования этих дел на материковой части страны.

– Сейчас у нас 25 уголовных производств по этим фактам исчезновений. Из тех 44 человек, о которых говорят правозащитники, мы установили местонахождение 30: некоторые пребывают в следственном изоляторе в оккупированном Крыму. Судьба 14 человек остается неизвестной, один человек был убит – это Решат Аметов. В его деле мы установили трех лиц из числа так называемой самообороны Крыма, которые были причастны к его похищению, им сообщили о подозрениях. Сейчас они пребывают в розыске в связи с местонахождением на временно оккупированной территории. Безусловно, наша работа усложняется отсутствием доступа, но у нас стоит задача документировать подобные факты и максимально собирать доказательства.

По словам Романа Мурачова, российские правоохранительные органы во временно оккупированном Крыму под разными предлогами приостанавливают расследования насильственных исчезновений крымчан.

Ранее Министерство иностранных дел Украины призвало мировое сообщество обратить внимание на факты исчезновения и похищения людей на территории аннексированного Крыма и оккупированного Донбасса. По данным МИДа, «среди жертв насильственных исчезновений в оккупированном Крыму большинство составляют крымские татары».

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

«Крымская солидарность»

Общественное объединение «Крымская солидарность» было основано в апреле 2016 года в ответ на системные репрессии российских властей в Крыму против представителей крымскотатарского народа. В него входят адвокаты, гражданские журналисты, активисты, волонтеры и родственники политзаключенных. Адвокаты и общественные защитники предоставляют юридическую консультацию и осуществляют защиту арестованных крымчан. Активисты и гражданские журналисты занимаются распространением новостей по политически мотивированным уголовным и административным делам в Крыму, освещают обыски, суды, истории семей арестованных и осужденных, пикеты. Волонтеры оказывают социально-бытовую помощь семьям арестованных, помогают оставшимся без отцов детям (проект «Крымское детство»). В «Крымской солидарности» подчеркивают, что деятельность инициативы «вышла за рамки национального, конфессионального или географического контекста» и основывается исключительно на ненасильственных методах сопротивления.

К активистам объединения неоднократно приходили с обысками и арестами. В отношении многих из них возбуждены уголовные и административные дела. В частности, были арестованы блогер, гражданский журналист Нариман Мемедеминов, координатор «Крымской солидарности» Сервер Мустафаев, гражданские журналисты Ремзи Бекиров, Осман Арифмеметов и Рустем Шейхалиев. Национальный союз журналистов Украины расценивает аресты активистов общественного объединения «Крымская солидарность» и обыски в их домах, как «попытку российских властей заглушить независимый канал связи между Крымом и журналистами и правозащитниками».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




Recommended

XS
SM
MD
LG