Доступность ссылки

«Детей учат ненавидеть и убивать»: зачем в крымской школе установили памятник Калашникову


Бюст Михаила Калашникова на территории общеобразовательной школы №26 в Симферополе

В Симферополе к 100-летию со дня рождения советского конструктора стрелкового оружия Михаила Калашникова на территории общеобразовательной школы №26, которая c 2016 года носит его имя, открыли бюст конструктора с автоматом в руках. Об этом на своей странице в Фейсбуке рассказал депутат российского парламента Крыма Валерий Аксенов.

Год назад в Керченском политехническом колледже произошли взрыв и стрельба. По версии Следкома России, атаку на колледж в одиночку устроил студент 4-го курса, 18-летний Владислав Росляков, который убил 21 человека, а затем, предположительно, покончил с собой. Нападавший использовал легально приобретенный карабин. После керченской трагедии российские официальные лица подняли вопрос о доступности оружия для молодых людей.

Эксперт Крымской правозащитной группы Александр Седов убежден, что памятник Калашникову в крымской школе свидетельствует о сознательных усилиях российских властей по милитаризации детей на оккупированном полуострове.

Это продолжение политики Российской Федерации на оккупированной территории по внедрению такого типа сознания среди детей, в котором оружие – это нормально
Александр Седов

– Честно говоря, я в шоке. Калашников известен тем, что разрабатывал исключительно вооружения. Это не завод по производству оружия, это не научное учреждение, связанное с этим – это школа, где учат детей. Называть ее в честь человека, который популяризировал распространение своего оружия, мягко говоря, ненормально. А памятник с автоматом сразу у входа в школу… Это продолжение политики Российской Федерации на оккупированной территории по внедрению такого типа сознания среди детей, в котором оружие – это нормально, это хорошо, его надо использовать. И у людей меняется мировоззрение, они считают это нормальным. Представьте себе вне пределов России школу имени, например, Оппенгеймера – изобретателя атомной бомбы, или Гастингса, который сделал пулемет. Другое дело – академик Сахаров или Нобель, которые сделали все, чтобы ограничить распространение оружия.

Александр Седов
Александр Седов

В 2014 году российское издание «Известия» распространило письмо Михаила Калашникова, которое тот незадолго до смерти в 2013-м направил главе Русской православной церкви Патриарху Кириллу. В частности, конструктор выражал раскаяние по поводу того, что из его оружия убивают людей:

«Моя душевная боль нестерпима, один и тот же неразрешимый вопрос: коль мой автомат лишал людей жизни, стало быть и я, Михайло Калашников, девяноста три года от роду, сын крестьянки, христианин и православный по вере своей, повинен в смерти людей, пусть даже врага? Да, увеличивается количество храмов и монастырей на нашей земле, а зло все равно не убывает! Добро и зло живут, соседствуют, борются и, что самое страшное, смиряются друг с другом в душах людей – вот к чему я пришел на закате своей земной жизни. Получается какой-то вечный двигатель, который я так хотел изобрести в молодые годы».

Впрочем, на самом памятнике каких-либо отсылок к этим словам Калашникова нет.

Бывший работник системы образования Крыма Георгий утверждает, что среди крымских детей милитаризированные кружки и прочие подобные структуры пользуются популярностью.

В школах открываются кадетские, казацкие классы, юнармейские кружки
Георгий

– В школах открываются кадетские, казацкие классы. Дети ходят в этой форме, у них есть дополнительные предметы и какие-то привилегии. Шестые-седьмые классы, допустим, учатся во вторую смену, а кадетский класс – в первую смену. У меня некоторые знакомые перевели детей именно в эту школу, именно в этот класс, потому что есть такая привилегия, их не устраивает вторая смена. Открываются разные юнармейские кружки. Я разговаривал с одним педагогом из такой организации, и он сказал, что если в других кружках есть недобор среди детей, то юнармейских даже по два открывается. Наверное, современным детям нравится армия. Как правило, туда идут дети, которые потом хотят продолжить обучение в Суворовском или Нахимовском училище. Причем не только мальчишки, но и много девочек. Они также ездят в лагеря на территории России.

Георгий подчеркивает, что до российской аннексии Крыма специализированных классов с военным уклоном в школах полуострова не было.

– Там идет идеологическая подготовка, строевая подготовка. Есть такой предмет, как православная культура. Я разговаривал с одним мальчишкой в 11 классе, который собирается поступать в военное училище. Спрашиваю: «Ты в курсе, что россияне в Сирии воюют?» Он говорит: «Ой, нас уже просветили, сколько кому занести, чтобы туда попасть».

Так называемое юнармейское движение было создано по инициативе Минобороны России и поддерживается президентом России. Членом «Юнармии» может стать школьник в возрасте от 11 до 18 лет. Юнармейское движение получило свое развитие в Крыму после аннексии полуострова Россией в 2014 году. В конце октября в Севастополе местных школьников торжественно приняли в ряды «Юнармии» на мысе Хрустальный. Как сообщили в пресс-службе подконтрольного Москве парламента города, всего в движение вступили полторы тысячи детей.

Александр Седов уверен, что российскую «Юнармию» нельзя считать просто еще одним школьным кружком.

Там не только идеологическая работа – проводятся стрельбы, обучение владению оружием
Александр Седов

– С нормальным кружком так: его создают при школе, и все желающие туда поступают. С «Юнармией» не так: ее постоянно пропагандируют среди преподавателей, те раздают листовки с информацией о том, что детям необходимо туда вступать. Спрашивают: «Вы в «Юнармии»? Нет? А почему?» Обращаются к родителям с просьбой повлиять на ребенка. Так что это добровольно-принудительная система. Там не только идеологическая работа – проводятся стрельбы, обучение владению оружием, начиная от пистолетов и заканчивая ПТУРСами. Есть возможность поездить на БТРе. Идет активное взаимодействие с военными частями, которые дислоцированы на оккупированной территории, идет работа с администрацией, которая организовывает парады. В параде на 9 мая среди прочих идет коробка юнармейцев. Это фактически парамилитарное формирование.

Крымские дети и культ войны (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:02 0:00

Александр Седов напоминает, что пропаганда службы в армии страны-оккупанта на оккупированной территории запрещена Женевской конвенцией.

Пропаганда проводится активно и целенаправленно
Александр Седов

– Крым – оккупированная территория. Это признано и Офисом прокурора Международного уголовного суда. То, что пропаганду ведут среди детей, только отягощает преступление. В данном случае пропаганда проводится активно и целенаправленно. Детей учат ненавидеть и убивать… Сейчас эти факты собираются, находятся связи этого процесса с конкретными лицами в руководстве Крыма и России, и в дальнейшем все передают в Международный уголовный суд, чтобы были конкретные доказательства, что эти лица причастны к пропаганде службы в Вооруженных силах России среди детей. Кроме того, эта информация может быть обнародована в международных организациях, для того чтобы они знали, что в Крыму Россия продолжает проводить такую пропаганду и совершать военные преступления – и, соответственно, вносить причастных к этому людей в санкционные списки.

Психоаналитик, руководитель Центра психологической поддержки и психоанализа Наталья Улько считает, что в аннексированном Крыму общероссийский подход к патриотическому воспитанию молодежи проявляется особенно ярко.

Так управляют толпой: создают внешнего врага, консолидируют всех и воюют с ним, а до внутренних проблем дела нет
Наталья Улько

– Давайте подумаем, чего ожидают те, кто это делает. Детям, которым во время аннексии Крыма было 8-9 лет, сейчас 13-14, а подрастающее поколение и лучше превратить в общность, потому что группой и толпой легче управлять. Очевидно, такая программа действует по всей территории России, потому что им нужно поддерживать авторитаризм. Автомат – это хорошо, герой – это хорошо, защищать родину – тоже. Если что-то вдруг случится, эти дети не будут реагировать, как их родители, которые жили в другой ситуации, которые знают, что такое быть в Украине. Расчет на то, что дети уже не будут этого помнить и будут защищать то, что у них есть сейчас. Так управляют толпой: создают внешнего врага, консолидируют всех и воюют с ним, а до внутренних проблем дела нет. Этот общероссийский подход переносится на Крым, но в большей степени: для них это вооруженный форпост, они боятся внутреннего бунта.

По мнению Натальи Улько, российское патриотическое воспитание в любом случае оказывает влияние на психику подростков, особенно тех, кто находится в так называемом протестном возрасте.

– Родители для них сейчас не авторитет, у них высокий уровень агрессии, они ищут для себя что-то стабилизирующее… Психика не готова к тому, чтобы понимать, какие могут быть последствия: подросток не осознает границы, пытается нарушить какие-то правила и законы. Плюс пропаганда транслирует мысль, что врага можно убить. А вот кого подросток воспримет как врага? Своего одноклассника, учителя? Это большой вопрос. Конечно, и в Советском Союзе было много пропаганды, но при этом находились думающие люди, при том что система была закрытой. Сейчас ситуация немного лучше, есть доступ к информации из других источников. Поэтому родителям я бы посоветовала направлять своих детей, говорить с ними, обсуждать информацию, которую они получают. По-другому никак. То, что ребенок недополучит в семье, он будет искать вне ее.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG