Доступность ссылки

«Для полиции журналисты – это враги»: как в 2020 году нарушали свободу слова в Крыму


Слежка, «профилактические беседы», угрозы и аресты. Ко всем атрибутам работы журналистов в Крыму в этом году добавился коронавирус и связанные с ним ограничения. Чем запомнился уходящий год в сфере свободы слова на оккупированном полуострове – в этом материале.

Нет въезда – нет проблемы

В этом году закончилась крымская эпопея для одного из немногих украинских журналистов, регулярно ездивших на полуостров, – Тараса Ибрагимова. 18 января этого года он снова ехал в Крым, но российские пограничники сообщили без внятного объяснения причин, что ему запрещен въезд на 34 года. Тарас Ибрагимов стал по меньшей мере четвертым украинским журналистом после Анастасии Рингис, Алены Савчук и Алины Смутко, в списке тех, кому запретили въезд на крымской границе.

Тарас Ибрагимов
Тарас Ибрагимов

За четыре года командировок Ибрагимов стал своеобразным рекордсменом по числу задержаний – трижды его доставляли для бесед в Центр по противодействию экстремизму и полицию. Первый раз он был задержан вместе с активистами «Крымской солидарности» под Центром противодействия экстремизму, куда люди пришли поддержать арестованного гражданского журналиста Ремзи Бекирова. Второй раз журналист был доставлен в Центр «Э» во время освещения массовых задержаний на Центральном рынке Симферополя и третий раз вместе с адвокатом Эмилем Курбединовым во время поисков похищенного сотрудниками ФСБ Рината Параламова. А в мае прошлого года под Киевским районным судом Симферополя произошло четвертое задержание, после которого журналиста доставили в федеральную миграционную службу для составления админпротокола за нарушения правил пребывания на территории России.

Всем оставаться дома

Возможно, перечень нарушений в сфере свободы слова в 2020 году был бы длиннее, если бы не драконовские ограничения, введенные 17 марта крымским правительством в рамках так называемого «режима повышенной готовности» для предотвращения распространения новой короновирусной инфекции. В период с 3 по 14 апреля под предлогом безопасности любым журналистам и блогерам наряду с остальными гражданами было запрещено покидать место проживания и выполнять свою профессиональную деятельность. Любым, кроме работников АНО «Телерадиокомпания «Крым», которое подконтрольно правительству полуострова.

Впрочем, как оказалось, несмотря на формальный запрет, журналисты изданий, лояльных к местной и кремлевской власти, имели возможность беспрепятственно продолжать свою деятельность. Более того, являясь нарушителями указа, даже совершали с сотрудниками полиции совместные рейды в поисках нарушителей указа. Тем временем фрилансеры, блогеры и гражданские журналисты, не имеющие официального статуса журналистов и возможности оформлять редакционные задания, вынуждены были оставаться дома до 18 мая, когда были смягчены условия самоизоляции для всех крымчан.

Еще одним примечательным трендом стало использование ситуации с пандемией в качестве удобного повода оказать влияние на редакционную политику местных изданий. Правда, в публичную плоскость вынесли этот факт только в Феодосии, где всем изданиям, независимо от формы собственности, поступило предписание все материалы, связанные с новой короновирусной инфекцией, в обязательном порядке согласовывать с городской администрацией. Да и то огласка этого факта произошла только из-за конфликта между владельцем издания и главой администрации. Поступали ли аналогичные предписания местным изданиям в других городах, остается только догадываться.

Профилактическое запугивание

Несколько гражданских журналистов в этом году столкнулись с «профилактическими» мероприятиями: работники прокуратуры и полиции оглашали им предупреждения о недопустимости экстремистских действий. В частности, в этом году полиция пришла к активистке и гражданской журналистке Эльмаз Акимовой.

Данные предупреждения в целом расцениваю как попытку давления
Эльмаз Акимова

По словам Акимовой, визит был связан с акцией «Марш достоинства», которая была запланирована на 3 мая. «В списке также были возможные мероприятия к 18 мая – Дню памяти жертв депортации крымскотатарского народа. Данные предупреждения в целом расцениваю как попытку давления», – говорила Акимова.

С аналогичными предупреждениями приходили и к активистке общественной инициативы «Крымская солидарность» Лутфие Зудиевой. Свое внимание они объяснили тем, что она может организовать информационное сопровождение массовых мероприятий силами информационных каналов «Крымской солидарности». Зудиева обжаловала действия силовиков в суде, требуя пояснить, на каком основании они решили, что она планирует какие-то экстремистские действия.

Вручение предостережения Лутфие Зудиевой
Вручение предостережения Лутфие Зудиевой

Никаких доказательств, объясняющих вынесение предостережений представители МВД представить не смогли. Несмотря на это, в районном, а затем и в Верховном суде Крыма действия силовиков признали правомочными. «В суде я говорила, что нельзя ставить знак равенства между экстремистской деятельностью, антиобщественной деятельностью и работой журналиста», – заявила Лутфие Зудиева после заседания.

Лутфие Зудиева
Лутфие Зудиева

Впрочем, «профилактировали» не только крымских татар. С 7 ноября перестала обновляться лента достаточно популярного на полуострове Telegram-канала «Zorro из Крыма». Этот канал был пророссийским, но довольно часто там всплывала компрометирующая информация и даже документы о деятельности крымских чиновников. На начало осени канал имел более четырех тысяч подписчиков.

Мы призываем всех остановиться, оглянуться и подумать, где находится точка невозврата. Если вы до нее не дошли, то вам повезло
Telegram-канал «Zorro из Крыма»

24 ноября на канале появилось следующее сообщение: «Телеграмм не такой безопасный, как о нем думают. В нашей стране невозможно анонимно поливать грязью людей. Рано или поздно все каналы со сплетнями и желтухой в Крыму столкнутся с тем же, что и мы. Две недели назад нас рассекретили, выявили и … провели воспитательную работу. Спасибо коллегам, могло быть намного хуже! Мы приносим извинения всем, чья репутация пострадала из-за нашего канала, а также их коллегам, родственникам и друзьям. Мы искренне раскаиваемся за содеянное». Также авторы призвали коллег извлечь урок из их опыта. «Мы призываем всех остановиться, оглянуться и подумать, где находится точка невозврата. Если вы до нее не дошли, то вам повезло и у вас еще есть время», – говорилось в сообщении. С того времени телеграмм-канал перестал функционировать.

Не стой возле пикета

Достаточно распространенная в последние годы на территории соседней России практика, когда журналистов, освещающих несанкционированные массовые мероприятия, привлекают к ответственности как участников таких мероприятий, прочно укрепилась в этом году и в Крыму. К примеру, 29 октября крымские полицейские провели обыски в домах трех пророссийских активистов Сергея Акимова, Сергея Васильева и Ильи Большедворова. В дальнейшем на них были составлены административные протоколы за несанкционированные массовые мероприятия.

Сергей Акимов на одиночном пикете в Симферополе в сентябре 2020 года
Сергей Акимов на одиночном пикете в Симферополе в сентябре 2020 года

Поводом стало проведение в сентябре одиночных пикетов под зданиями крымского парламента и Совета министров. При этом Большедворов утверждает, что не принимал участия в пикетах, а снимал пикетчиков, однако наряду с ними признан виновным и оштрафован на 20 тысяч рублей.

Илья Большедворов
Илья Большедворов

Похожий случай произошел в отношении стримера «Крымской солидарности» Вилена Темерьянова, которого 28 декабря сотрудники полиции задержали возле его дома и принудительно доставили в суд для рассмотрения административного дела, связанного с его участием в несанкционированном массовом мероприятии. Речь идет о событиях 3 ноября под Крымским гарнизонным судом, где собрались люди для поддержки фигурантов красногвардейского «дела Хизб ут-Тахрир».

Российский полицейский задерживает корреспондента «Крымской солидарности» Вилена Темерьянова (в центре) возле Крымского гарнизонного военного суда в Симферополе, 3 ноября 2020 года
Российский полицейский задерживает корреспондента «Крымской солидарности» Вилена Темерьянова (в центре) возле Крымского гарнизонного военного суда в Симферополе, 3 ноября 2020 года

Для сотрудников полиции, насколько я понимаю, журналисты – это враги
Вилен Темерьянов

Сам Темерьянов утверждает, что силовики видели его документы журналиста и редакционное задание. «Сотрудники полиции знали, в качестве кого я там нахожусь, видели мое редакционное задание, однако они все это проигнорировали. Это не что иное как давление на журналистов, которые доносят информацию до людей. Для сотрудников полиции, насколько я понимаю, журналисты – это враги», – сказал Вилен Темерьянов. Кстати, суд первой инстанции неожиданно встал на сторону гражданского журналиста и в последний рабочий день уходящего года постановил прекратить административное производство.

Бей своих, чтоб чужие боялись

Атмосферу страха на протяжении года неуклонно поддерживали и в рядах журналистов правительственных или проправительственных изданий Крыма. Так, например, в начале года стало известно, что секретарь Крымского отделения Союза журналистов России Денис Симоненко стал фигурантом уголовного дела. Примечательно, что после огласки этой истории, с сайта мирового суда исчезли сведения о ходе рассмотрения его дела.

Крымский журналист Денис Симоненко с наградой «Журналист года 2017»
Крымский журналист Денис Симоненко с наградой «Журналист года 2017»

В феврале без пояснения причин ушел в отставку генеральный директор подконтрольного правительству крымскотатарского телеканала «Миллет» Эрвин Мусаев, а затем появилась информация о массовом увольнении сотрудников отдела новостей. Это стало продолжением тенденции конца 2019 года, когда из «Крымского информационного агентства» без объяснения причин уволилась редактор Ольга Леонова и с десяток ее коллег. В июле на телеканале «Миллет» прошли обыски. А в ноябре также стало известно об увольнении из числа топ-менеджмента этой телекомпании дочери крымского муфтия Зенифе Аблаевой. По неподтвержденной, но широко известной в кругах профессиональных журналистов информации, все события на телеканале «Миллет» связаны с процессом переподчинения этого телеканала министерству информационной политики Крыма и заменой людей, близких к депутату Государственной думы Руслану Бальбеку.

Еще одним показательным фактом в лояльном к российской власти журналистском сообществе стало задержание и арест ялтинского журналиста Сергея Сардыко. Вечером 19 ноября в Ялте состоялся суд, который присудил журналисту трое суток админареста за «мелкое хулиганство», после чего его увезли в Саки для отбывания наказания. Причиной преследования, со слов Сардыко, послужила личная критика в адрес заместителя главы Ялтинской городской администрации Станислава Шапортова. Буквально за три недели до своего ареста Сардыко заявлял, что никакой опасности преследования журналистов на полуострове нет. «Ситуация безопасная, все спокойно. Опасность существует лишь со стороны экстремистов», – утверждал ялтинский журналист.

Перепутал с пропагандой

Особого внимания заслуживают высказывания о свободе слова и журналистике от первых лиц подконтрольной Кремлю власти на полуострове. В прошлые годы от них звучало, что «​в Крыму избыточно много свободы слова»​ и что «журналисты – это враги» . В этом году Сергей Аксенов заявил: «Качественная и профессиональная журналистика – самый надежный «щит», способный защитить идеологический каркас общества от вражеских попыток переписать факты и исказить действительность».

То есть местные чиновники по-прежнему рассматривают журналистику исключительно как инструмент пропаганды для защиты от «врагов». С учетом этого, в их представлении любой, кто даже чуточку не вписывается в обозначенный формат «щита», а уж тем более гражданский или независимый журналист – это и есть экстремист.

Запрет украинским журналистам на въезд в Крым и Россию

После аннексии Крыма в 2014 году российские силовики запретили въезд на полуостров и в Россию нескольким украинским журналистам.

Так, в феврале 2016 года сотрудники российской ФСБ запретили въезд в Крым до 2020 года журналистке «Украинской правды» Анастасии Рингис. Согласно документу, который вручили журналистке российские силовики, ее считают «такой, которая угрожает безопасности России».

В ноябре 2018 года российская ФСБ до 2028 года запретила украинской журналистке, сотрудничавшей с Крым.Реалии, Алене Савчук въезжать в Крым и в соседнюю Россию. Ей запретили въезд согласно пункту 1 части 1 стати 27 Федерального закона о порядке въезда в Россию и выезда из России («В целях обеспечения обороноспособности или безопасности государства, либо общественного порядка, либо защиты здоровья населения»).

В феврале 2019 года фотографу Алине Смутко, которая сотрудничала с Крым.Реалии, по той же статье запретили въезд в аннексированный Россией Крым до 2028 года.

В январе 2019 года украинскому журналисту Тарасу Ибрагимову, который сотрудничает с редакцией Крым.Реалии, пограничники российской ФСБ запретили въезд на территорию России и аннексированного ею Крыма до конца мая 2054 года. По словам журналиста, четкого объяснения, с чем связан запрет, ни в постановлении, ни в устном объяснении, ему не предоставили.

Журналисты связывают такие действия российских силовиков со своей профессиональной деятельностью. Алена Савчук, Алина Смутко, Тарас Ибрагимов регулярно освещали, в частности, преследования крымскотатарских и украинских активистов в Крыму.

Украинские правозащитники считают такие запреты давлением на журналистов в Крыму. Они неоднократно призывали мировое сообщество усилить давление на Россию для того, чтоб она прекратила ущемления свободы слова на аннексированном полуострове.

Обыски у крымских активистов и журналистов

После российской аннексии Крыма весной 2014 года на полуострове регулярно проходят обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG