Доступность ссылки

Письма крымчан: Что в Крыму сильнее запретов и «черных списков»


Весной 2014 года одной из задач, которую Кремль ставил перед своими силовиками и наместниками в Крыму, было полное подавление инакомыслия на полуострове. Казалось, что задача успешно выполнена, но это только на первый взгляд.

Россия вошла в Крым, где царило разнообразие и многообразие – культурное, религиозное, политическое, этническое. И это делало Крым таким привлекательным и особенным. Не зря даже эзотерики его называли местом силы и гармонии. Но все изменилось в 2014 году.

Новоиспеченный прокурор «всея российского Крыма» Наталья Поклонская лихо начала запрещать и «не пущать»! После запрета на деятельность Меджлиса крымскотатарского народа и запрета на въезд в Крым для его лидеров, российские силовики начали гонения на религиозные течения. В том числе под их прицелом оказалась мусульманская партия Хизб ут-Тахрир, христиане «Свидетели Иеговы» и многие другие.

Наталья Поклонская
Наталья Поклонская

Преследованию подверглись независимые журналисты, общественники и активисты. Многие были вынуждены покинуть Крым, многие оказались лишены свободы и получили длительные сроки. В своей жажде запретов Поклонская запретила даже всемирно известный фестиваль КаZантип, увидев в нем источник пороков и рассадник наркомании.

Как оказалось, инакомыслие в Крыму есть, и голос его становится лишь сильнее

По прошествии времени стало выясняться, что не все так просто. Как оказалось, инакомыслие в Крыму есть, и голос его становится лишь сильнее. Чего только стоит развитие общественного объединения «Крымская солидарность»! Активисты этого объединения есть во всех регионах Крыма. Сегодня практически ни один обыск в Крыму не проходит не замеченным активистами «Крымской солидарности», которые не просто наблюдают и мониторят, а активно помогают столкнувшимся с преследованиями в Крыму, выезжают на место событий, ведут стримы и делают репортажи, помогают арестованным и словом, и делом. Благодаря активности «Крымской солидарности» мир узнает о многочисленных фактах преследования и подавления инакомыслия в Крыму.

Сила «Крымской солидарности» – в единстве и взаимовыручке, в рядах объединения есть несколько правозащитных адвокатов, что очень помогает в борьбе с произволом силовиков. Один из них – Эмиль Курбединов – удостоился высокой премии лучшего правозащитника 2018 года от международной правозащитной организации Front Line Defenders.

Сила «Крымской солидарности» – в единстве и взаимовыручке

Объединение уже взрастило не один десяток правозащитников и гражданских журналистов, которые, помимо работы в Крыму, активно рассказывают на международных площадках о положении дел с правами и свободами на полуострове.

Не одна «Крымская солидарность» может похвалиться своими успехами. В прошлом году номинантом на Нобелевскую премию мира стал крымский правозащитник Абдурешит Джеппаров. Конечно же, есть и другие, кто на свой страх и риск противостоит репрессивной машине российских силовиков в Крыму.

Во многом благодаря усилиям, в том числе этих людей, Комитет министров Совета Европы 11 мая этого года принял решение «Ситуация с правами человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополь (Украина)», в котором констатируется существенное нарушение прав человека в Крыму. Их заслуга и во множестве других международных документов, принятых ранее, на самых разных уровнях от национальных до международных по крымской теме.

Не мудрено, что прорывающиеся на площадки ОБСЕ и ООН крымские пророссийские общественники не воспринимаются в серьез международными структурами. Международные эксперты склонны верить информации от «Крымской солидарности» (представляющей интересы многочисленных крымских политузников), от других крымских независимых правозащитников, а не от делегируемых российской властью общественников, каждый из которых хорошо пригрелся у российской бюджетной «кормушки». Обычно это руководители национальных автономий и общин, получающих крупные гранты, а потому и поют соловьями, как им прекрасно жить в «российском Крыму».

Однако, говоря о репрессивной машине по подавлению инакомыслия в Крыму, нельзя говорить лишь о действиях силовиков. Очень активно в этом процессе принимают участие российские органы исполнительной власти и местного самоуправления. Дело в том, что немало прозревших появилось и среди тех, кто поддержал события марта 2014 года.

Немало прозревших появилось и среди тех, кто поддержал события марта 2014 года

Одним из таких был бывший «ополченец» Геннадий Лисов. Сразу после событий «крымской весны» мало кто решался говорить вслух о своих разочарованиях, но Лисов не побоялся этого сделать, став примером для многих других. До сих пор вызывает вопросы скоропостижная смерть этого активиста и скоротечная кремация его тела.

Время шло, появлялись новые активисты и блогеры, раскрывающие темные дела российских властей в Крыму. При этом многие из них не отказались от пророссийской позиции, а потому для силовиков являются спорной мишенью. Тогда в дело вступили власти. По словам крымских активистов, уже в 2017 году в Мининформе российского правительства Крыма сформировали группу ботов по подавлению инакомыслия в соцсетях и некие«черные списки» нежелательных активистов.

Попавшие в «черные списки» люди сталкивались с проблемами в трудоустройстве, их зачастую порочили в эфирах подконтрольных власти СМИ, на них натравливают «придворных» общественников и блогеров. Сейчас сформирован целый пул провластных телеграмм-каналов, которые обливают грязью оппозиционных властям активистов и блогеров.

Борьба продолжается, фактор инакомыслия в Крыму усиливается. Кто победит в этой борьбе? Тот, на чьей стороне сила или правда? Время покажет.

Зарема Сеитаблаева, крымчанка, блогер (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Обыски у крымских активистов и журналистов

После российской аннексии Крыма весной 2014 года на полуострове регулярно проходят обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG