Доступность ссылки

«Владимир Дудка верит, что Украина освободит его» – подруга фигуранта «дела «украинских диверсантов»


Фигурант «дела «украинских диверсантов», севастополец Владимир Дудка и его близкая подруга Марина Колдина, архивное фото

В ноябре 2016 года российские силовики задержали в Севастополе сотрудников аналитического центра «Номос»​ Дмитрия Штыбликова и Алексея Бессарабова, а также их близкого друга Владимира Дудку. Всех троих обвинили в «подготовке диверсий в Крыму по заказу украинской разведки». В апреле 2019 года подконтрольный России Севастопольский городской суд приговорил Дудку к 14 годам тюрьмы. Власти Украины отрицают российские обвинения в адрес украинцев и называют их провокацией российских спецслужб.

В интервью Крым.Реалии близкая подруга Дудки Марина Колдина рассказала о состоянии его здоровья, оценила шансы на обмен и поделилась ожиданиями от украинской власти.

– В последнее время поступают новости об ухудшении состояния здоровья Владимира в российской колонии. Как сейчас обстоят дела?

– Это, мягко говоря, «не очень хорошее» здоровье. Еще в Севастополе, если давление поднималось до 140-150, он ложился и ему было плохо. На день рождения Ильи (сын Дудки – КР) он звонил из колонии поздравить сына, но на вопрос «Как здоровье?» ответил: «Давление у меня сегодня 200 на 120». Я не знаю, как он это переносит, как человек, для которого 150 – уже «очень плохо». Я нахожусь в шоке: я видела людей с таким давлением на воле, и им скорую вызывали. А ему, находясь в «больничке», с этим симптомом ничего не делают. Он уже почти месяц в этой тюремной больнице.

Владимир Дудка, архивное фото
Владимир Дудка, архивное фото

– Оказывают ли ему помощь?

– Владимир долго скрывал, что у него сыпь на теле и руках. Она началась в симферопольском СИЗО. Все этапы он прошел вместе с сыпью, зудом и прочим. Здесь уже только через месяц начали обращать внимание. Но никто толком не лечит: «подозрение на чесотку», «подозрение на аллергию». Если бы ему против аллергии кололи уколы, то ему уже должно было полегчать. От мазей чуть легче. Но оно в одном месте притухает, а в другом «вскакивает». Сейчас сильно на руках…

– Наблюдались ли у него такие проблемы до ареста?

– Этого не было никогда! Он никогда не страдал аллергическими, кожными заболеваниями. Я, во всяком случае, такого никогда не слышала. Это сейчас, в период коронавируса, очень актуально (соблюдать гигиену – КР). Я вспоминаю, когда в Севастополе после работы он приходил и протирал телефон спиртосодержащим средством. Он был к этим всем вещам мнительный и с опаской относился ко всем таким вопросам.

– Удается ли адвокатам навещать Владимира?

– Никак не удается. Это очень больной вопрос для меня лично. Илья с Володей выбрали адвоката Веру Гончарову. Это московский адвокат, которая до этого работала с Евгением Пановым. Там есть нюансы, и очень долго не заключали договор. Были какие-то прения по самому договору, но я не в курсе всех тонкостей. В первых числах марта договор был подписан на месяц, и она была готова ехать. Адвокат взяла билет, но так и не успела доехать из-за карантина.

– А когда последний раз к нему приезжал адвокат?

– До этого полгода никто не был. Какие адвокаты? После апелляционного суда вообще никакие адвокаты с ним не общались. Только консул Тарас Малышевский, если мне не изменяет память, был у Володи в феврале. И то как гражданское лицо. Из-за навязанного Володе российского гражданства консула пускают как частное лицо, а не как представителя власти.

– Вам лично с ним удавалось пообщаться?

– Вообще не удавалось. Письма, которые отправлялись, не доходили в симферопольское СИЗО. Только передавала фотографии и письма, когда Илья был на материке. Володе их передавал адвокат при встрече или показывал через стекло в суде. А так три года вообще никак. Сейчас отправляла письма, но не знаю, получил ли он их. Мне Володя не отвечал. Насколько я знаю, у него была одна марка по России, а международных вообще не было. Я так понимаю, нет возможности.

­– Есть ли «особое» отношение в местах заключения к Владимиру из-за политической окраски его дела?

– Я такой информации не имею. Насколько мне известно, никаких конфликтов ни с «властью», ни с «сокамерниками» у него нет.

– Вам что-то известно о новом обмене? Надеется ли сам Владимир попасть в списки?

– Когда освободили моряков (украинских моряков, захваченных российскими военными у берегов Крыма в ноябре 2018 года – КР), то у меня появилась надежда: 24 моряка освободили, и что 25-го, капитана второго ранга (Дудку – КР), тоже вслед за ними освободят. Была такая скромная надежда. Но в последнее время слабо верится... Постоянно анонсировали обмен: в ноябре, декабре, к Новому году, а там раз – и освободили пленных моряков, а следующие уже политузники. Но никто никого не освобождает.

Владимир Дудка и второй президент Украины Леонид Кучма, архивное фото
Владимир Дудка и второй президент Украины Леонид Кучма, архивное фото

Я так понимаю, что сейчас они разуверились полностью. Надежда на украинскую власть осталась совсем маленькая. Но пока еще есть. Я знаю, что Владимир верит в государство Украина, и оно его все-таки вернет на родину.

– А вы сами верите?

Владимир – офицер ВМС Украины, 27 лет отдал служению родине. Был одним из первых командиров корабля в украинском флоте. А теперь должен гнить в тюрьме? Где благодарность государства человеку, отдавшему здоровье и большую часть жизни служению этому государству? Когда Володю отправили в «больничку», я в тот день была на встрече с Людмилой Денисовой (украинский омбудсмен – КР). Мы с ней общались около сорока минут. Для меня это было удивительно, что мы лично говорили столько времени. Она меня убедила, что во всех списках на обмен Владимир присутствует, что работа идет, что из-за пертурбаций в «верхушке» процесс ускорится, и до конца марта обмен состоится. Март прошел. Обещания остались обещаниями.

СПРАВКА: По состоянию на середину апреля Дудка ​лежит в медицинском блоке, где его лечат от чесотки. У севастопольца, отбывающего наказание в колонии Ставропольского края России, диагностировали чесотку и язву двенадцатиперстной кишки.

В конце января украинский омбудсмен Людмила Денисова сообщила, что Владимир Дудка жалуется на сильное ухудшение состояния здоровья. В связи с этим она обратилась к своей российской коллеге Татьяне Москальковой.

В Офисе президента Украины в начале апреля сообщили, что в рамках заседания Трехсторонней контактной группы в формате видеоконференции были достигнуты «принципиальные договоренности» относительно списков для взаимного освобождения удерживаемых лиц. Обмен должен пройти не позднее Пасхи.​

15 апреля в Офисе президента Украины сообщили, что очередной обмен удерживаемыми лицами состоится в ближайшее время, на данный момент завершаются последние согласования по списку и по логистике. В ведомстве отметили, что точной даты обмена пока нет, она «постоянно уточняется».

Крымчане в российском заключении

После аннексии Крыма Россией весной 2014 года на полуострове начались аресты российскими силовиками независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенными в России организациями «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джемаат».

В Секретариате Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Людмилы Денисовой сообщили, что по состоянию на ноябрь 2020 года число граждан Украины, которые преследуются Россией по политическим мотивам, составляет 130 человек.

По данным Крымской правозащитной группы, по состоянию на конец октября 2020 года не менее 110 человек лишены свободы в рамках политически мотивированных или религиозных уголовных преследований в Крыму.

Руководитель программы поддержки политзаключенных, член Совета правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис сообщал, что всего в списке их центра находится 315 человек, 59 из которых – крымчане.​

Правозащитники и адвокаты называют эти уголовные дела преследованием по политическому, национальному или религиозному признаку. Власти России отрицают эти причины преследований.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG