Доступность ссылки

Ялта в Донецкой области: как греки из Крыма оказались в Приазовье?


Иллюстрационное фото

Ялта, Старый Крым, Мангуш – эти привычные крымские названия можно найти на карте Украины не только в Крыму. Такие названия есть у многих населенных пунктов Приазовья – в Донецкой области. Именно сюда из Крыма в конце 18 столетия были переселены крымские греки – урумы и румеи.

Силами энтузиаста сохранения и изучения культуры греков Приазовья Александра Рыбалко создана карта-схема поселений, языков и диалектов греков Приазовья. Также на этой карте указаны города и села Крыма, из которых были переселены предки нынешних греков Приазовья.

Как греки из Крыма оказались в Приазовье в 18 веке? На каких языках они говорят? И как российская аннексия сказалась на греках Приазовья в 21 столетии?

Эти и другие вопросы в студии Радио Крым.Реалии обсуждают ведущий Александр Янковский и его собеседники: независимый исследователь культуры и языков надазовских греков Александр Рыбалко и крымский историк Сергей Громенко.

В 2011 году журналист Вадим Дживага писал в статье «Одна из первых депортаций империи. Как крымскими греками заселили Дикое Поле» для издания «Историческая правда»:

«Эту проблему надо рассматривать сквозь призму событий, происходивших в южной Украине и Крыму на протяжении почти 20 лет (1768 – 1787 года) – то есть от начала русско-турецкой войны 1768 – 1774 годов, до начала следующей войны между двумя империями – 1787 года. В мае 1768 года гайдамацкое движение на Правобережной Украине, которое то тлело, то разгоралось, вылилось в мощное восстание – Колиивщину. Пользуясь этим, на Правобережье, которое находилось в составе Речи Посполитой, пришли российские войска, якобы для помощи повстанцам, однако развернули оружие против них. Но, скорее всего, именно тогда Екатерина Вторая запланировала отсечь Правобережье от Речи Посполитой, поскольку русские войска, даже после поражения Колиивщины, не вернулись обратно. Внезапная война, которую начала Турция в сентябре того же 1768 года, не позволила России тогда захватить Правобережье. Но после почти полного разгрома россиянами с участием украинских казаков турецких сил на Дунае и в Молдове (на реках Ларга и Кагул), в 1772 году (еще продолжалась война с Турцией) Российская империя вместе с двумя другими имперскими хищниками Австрией и Пруссией впервые разделила Польшу, забрав себе Подолье и Волынь. Кючук-Кайнарджийский мирный договор 1774 года, который поставил точку в войне с Турцией, принес России огромную территорию Южной Украины, которую имперские трубадуры назвали Новороссией, а также установил контроль над Крымским ханством».

Некоторые историки называют выселение греков на территорию современной Донецкой области из Крыма первой российской депортацией. Независимый исследователь культуры и языков Надазовских греков Александр Рыбалко в эфире Радио Крым.Реалии говорит о том, что оценивать этот процесс предстоит самому народу.

Кто-то считает, что это была первая депортация, кто-то считает процесс ненасильственным переселением
Александр Рыбалко

– Кто-то считает, что это была первая депортация, кто-то считает процесс ненасильственным переселением. Тогда затронуто было все христианское население Крыма: греки и армяне, грузины, волохи. Процесс переселения был длительным: начался 1778 году, но первые населенные пункты были основаны на территории современной Донецкой области в 1779 году. То есть люди год ждали, пока им выдадут землю, дадут разрешения, этому есть документальные подтверждения. В Крыму греки, которые жили в горах, сберегли свою речь, а те, что жили в городах, освоили тюркский и перешли на него. Так эти две речи слились в Надазовье. Интересно, что на письме использовались греческие буквы для тюркского языка, то есть это был язык судопроизводства, сохранились и церковные памятники такого рода. Мариупольский греческий округ был создан российским правительством в 1807 году, он являлся автономной административной единицей, где жили исключительно греки. Скотоводство и земледелие – основное занятие греков на своей новой родине. В 1859 году автономию греческого округа упразднили, позволили селиться украинцам и россиянам.

С этого момента все больше в обиход переселенных греков входил русский язык, говорит Александр Рыбалко.

Уровень самоидентификации потомков тех греков в современности достаточно высок, люди гордятся и подчеркивают греческий элемент в своем происхождении
Александр Рыбалко

– Люди стеснялись своего акцента, общаясь на русском, не учили детей своим языкам. Считалось, что лучше перейти на русский язык. Со временем об этом пожалели, на сегодня урумский и румейский языки не кодифицированы и официальных учебников нет. Носителей этого языка не много. Сейчас пытаются создать пособники по практически ушедшим языкам, активисты занимаются этим вопросом, но официально процесс не идет. Интересно, что урумский язык очень похож на крымскотатарский, часто его путают с крымскотатарским диалектом. В 80-х годах, когда велась речь о том, какие языки преподавать в школах, было отдано предпочтение новогреческому языку, с тех пор его изучают во всех греческих селах Надозовья. Основным намерением карты-схемы, которую мы представили, является показать современные поселения, которые были заселены греками в Надазовье. Что касается Крыма, есть несколько документов, в которых названия поселений записаны по-разному, поэтому остаются сомнения касательно достоверности крымских названий. Думаю, уровень самоидентификации потомков тех греков в современности достаточно высок, люди гордятся и подчеркивают греческий элемент в своем происхождении.

Крымский историк Сергей Громенко рассказал в эфире Радио Крым.Реалии об изгнании греков из Крыма.

Можно говорить, что в 1777 году произошла депортация христианского населения Крыма
Сергей Громенко

– Я придерживаюсь мнения, что психологическое давление – это тоже давление. И, хотя за отказ от выезда из Крыма никого не расстреливали, но говорить о добровольном выходе не приходится. Принимая во внимание все факторы, думаю, можно говорить, что в 1777 году произошла депортация христианского населения Крыма. На верхушке этого процесса была Екатерина Вторая, не до конца понятны ее мотивы, уровнем ниже был Александр Суворов – как организатор процесса, еще ниже расположился митрополит Игнатий, который получал выгоду от этого. Нельзя говорить, точно ли имел отношение к этому выселению крымский хан, но без его молчаливого согласия это произойти не могло. Мы знаем из переписки Екатерины с князем Потемкиным, что на тот момент не было окончательного решения об аннексии Крыма. Полуостров хотели сделать независимым от Турции, но подчинять его себе на тот момент считали экономически невыгодной затеей. В то время Приазовье стало новой территорией, отобранной у османов, на часть его также претендовали запорожские казаки. В 1775 году Екатерина разрушила Запорожскую сечь, но сечевики собираются в других местах – Дунай, Южный Буг, а Приазовье остается, и чтобы его заселить, а вместе с тем ослабить крымский ханат – увести оттуда ремесленников и торговцев, – организовывается переселение крымских христиан. Так крымский ханат становится практически мононациональным государством, организованным не столько уже по османскому примеру, сколько по европейскому, хотя хан со своими реформами не учел сопротивление населения.

Сергей Громенко
Сергей Громенко
К тому моменту, когда Крым уже был присоединен к России, грекам отказывали в возвращении на родину
Сергей Громенко

– В книге «Мариуполь и его окрестности», изданной в 1892 году, читаем: «Многие греки желали возвратиться обратно; доходило иногда до открытого неповиновения, – и тогда укрощались строгими от начальства мерами, и правительство в необходимости было высылать военные команды для усмирения беспокойных». Волнения были во всех селах, а в особенности проявилось в 1804 году в селах Сартана, Чердаклы, Малый Янисоль, Карань и других. Свое стремление вернуться в Крым бунтовавшие объясняли тем, что «они и предки их там жили». То есть даже к тому моменту, когда Крым уже был присоединен к России, грекам отказывали в возвращении на родину своих предков, а волнения жестоко подавлялись.

До первой российской аннексии Крыма существовали военные кордоны, призванные не допустить возвращения христианского населения, напоминает Громенко.

– Очевидно, что у России были другие планы на крымские земли, нежели возвращение их прежним хозяевам. Кроме того, это время известно своими международными прожектами: «а давайте переселим в Крым шотландцев, раздадим земли британцам или швейцарцам...» И таких идей было много. Мне кажется, крымские земли, были ресурсом, за счет которого можно удовлетворять политические амбиции или раздавать его своим аристократам. И вот в первой четверти 19 столетия начинается российская аристократическая колонизация южного берега Крыма, откуда и идут все эти известные уже нам дворцы.

(Текст подготовила Инна Аннитова)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG