Доступность ссылки

«Кость в горле российской системы»: заключение и освобождение Владимира Балуха


Владимир Балух выходит из самолета в аэропорту «Борисполь» после обмена удерживаемыми лицами между Украиной и Россией, 7 сентября 2019 года

Во время обмена удерживаемыми гражданами между Украиной и Россией 7 сентября 2019 года из российского заключения был освобожден крымчанин из поселка Серебрянка, украинский активист Владимир Балух. В первую неделю после обмена Балух проходит лечение в киевской больнице.

Судьбу украинского активиста в аннексированном Крыму вместе с ведущим Сергеем Мокрушиным обсуждают журналистка Александра Ефименко, которая освещала российские судебные процессы над Владимиром Балухом, и журналистка из Крыма, правозащитница Крымской правозащитной группы Елена Лысенко.

– Александра, напомните, как Владимир Балух попал в российскую тюрьму.

Это было не просто неприятие ситуации в Крыму – это была демонстрация неприятия
Александра Ефименко

Ефименко: Я так думаю, что вся история все-таки началась в 2014 году. После всех событий, которые произошли на полуострове, Владимир повесил украинский флаг и табличку с надписью «Улица Героев Небесной Сотни» (на своем доме в крымском поселке Серебрянка – КР). И завертелось. Это было не просто неприятие ситуации в Крыму – это была демонстрация неприятия. Выдержать такое не то что новоявленные российские власти, но и, собственно, абсолютно пророссийское окружение в селе Серебрянка, где он жил раньше, не могли и не могли ему простить. Все началось с административной статьи 19.3 (Кодекса России об административных правонарушениях – КР) – «неповиновение сотрудникам полиции». Потом была уголовная статья «за оскорбление представителя власти», Владимира приговорили к 320 часам обязательных работ и к штрафу – это был 2016 год. Затем последовали два уголовных дела: за хранение боеприпасов, когда он попал в СИЗО Симферополя, и за дезорганизацию работы Раздольненского изолятора. На чердаке в доме у его супруги, где он не жил, насколько я помню, нашли патроны и тротиловые шашки. Она мне его показывала – это такое заброшенное, аварийное место. Суммарно Владимир получил пять лет, на апелляции ему на один месяц этот срок уменьшили.

Украинский флаг и табличка «Улица Героев Небесной Сотни» на доме Владимира Балуха в крымском поселке Серебрянка, ноябрь 2016 года
Украинский флаг и табличка «Улица Героев Небесной Сотни» на доме Владимира Балуха в крымском поселке Серебрянка, ноябрь 2016 года

– Он утверждал, что ему подкинули эти боеприпасы?

Ефименко: Да, и абсолютно грубо, потому что они просто лежали посередине этого чердака – приходи, бери. Когда человек хочет спрятать оружие или еще что-то, он не будет раскладывать это в центре, мне так кажется. Владимир и сторона защиты, его адвокаты, общественные защитники заявляли, что вот это оружие было ему подкинуто самими сотрудниками ФСБ, чтобы просто закрыть человека, который мешает.

– Более 200 дней Владимир Балух держал голодовку в знак протеста. Ему отказали в условно-досрочном освобождении. Как думаете, если бы его выпустили – на этом бы все закончилось или нет?

Владимир не из тех людей, которые умеют молчать, если что-то не устраивает
Александра Ефименко

Ефименко: Мне кажется, от него бы не отстали. Владимир не из тех людей, которые в принципе умеют молчать, если что-то не устраивает. Мы все следили за тем, как он демонстрировал протест в колонии. На свободе он вел и будет вести себя точно так же. Единственный способ избежать дальнейших преследований, как по мне, было уехать. С ним неоднократно говорили об этом украинские правозащитники, но он наотрез отказался – сказал, что это его земля и он никуда не поедет.

Александра Ефименко
Александра Ефименко

– Был такой момент, когда Владимира Балуха посреди всех этих разбирательств отправили под домашний арест. С чем это было связано?

Ефименко: Вышли все сроки содержания в СИЗО, и судья вынужден был изменить ему меру пресечения. Его отпустили под домашний арест 1 декабря 2017 года, он 45 дней находился дома. Если честно, я тогда на минуточку допустила, что дракон разжал когти, что вполне возможно вытащить Владимира на условный срок, что он не сядет. Но получилось иначе, и как мне сказал он сам, когда мы общались в больнице «Феофания», он точно знал, что сядет. Его мама Наталья была уверена в этом еще больше, что от него не отстанут.

Владимир Балух с мамой Натальей в аэропорту «Борисполь» после обмена удерживаемыми лицами между Украиной и Россией, 7 сентября 2019 года
Владимир Балух с мамой Натальей в аэропорту «Борисполь» после обмена удерживаемыми лицами между Украиной и Россией, 7 сентября 2019 года

– У нас есть фрагмент интервью, где Владимир как раз рассказывает об этом:

«Знаете, мама достаточно мудро к этому отнеслась. Я ее пытался успокоить, говорил, что может всякое случиться, а она говорила: нет, чуда не случится, они тебя закроют. Но хотя бы надежда у нее была. А когда уже приехал ФСИНовец, который меня возил на суды, устанавливал аппараты, браслеты, и начал демонтировать – тогда мы уже с мамой так посмотрели друг на друга и поняли, что никто меня не отпустит, никакого условного не будет. Вот 16 января психологически и морально было самое тяжелое заседание после 45 дней, проведенных на привязи, но дома, с матерью. Это даже при том, что я был готов к тому, что случится».

– Как к Владимиру относились в СИЗО и в колонии?

Ефименко: Как по мне, это была абсолютно личная история, личная ненависть той системы, которая есть сейчас на полуострове, к такой личности. Это демонстрировалось со стороны надзирателей в СИЗО Симферополя, начальника керченской колонии – со стороны всех. Владимир отказывался носить робу, отказывался от еды, чем очень подпортил жизнь тюремщикам – он же не полностью держал ее, переходил с полной на частичную, в зависимости от того, как организм выдерживал. Это был яркий протест, о котором писали все.

– Насколько на самом деле важно в таких делах освещать положение политзаключенных в СМИ?

Ефименко: У меня спрашивали, зачем я этим занимаюсь: «Ведь ты же понимаешь, что от твоей статейки его не отпустят». На самом деле работа журналиста в таких политических историях нужна для того, чтобы там, в колонии, в СИЗО приставы, охранники или судьи понимали, что каждый их шаг фиксируется. Если вы будете этого человека бить, издеваться, нарушать Конституцию России, все это будет описано и предано гласности.

– Елена, можем ли мы говорить о том, что история Владимира Балуха – это наглядный пример того, как в Крыму относятся к тем, кто демонстрирует свою украинскую идентичность?

Владимир Балух для них – символ Украины, они просто сделали его своим идейным врагом и боролись всевозможными методами
Елена Лысенко

Лысенко: Это действительно наглядный пример и такое показательное дело со стороны российской оккупационной власти. Они просто доказывают, что нет таких людей. Они пытались запугать Владимира и показать другим людям, что нельзя вообще никак проявлять свою украинскую идентичность – это же рушит российский миф, что крымчане якобы в едином порыве побежали на референдум. Потому его так и преследовали, чтобы просто-напросто другие не вздумали. На примере Игоря Мовенко мы тоже видели, как за наклейку на велосипеде с ним жестко поступили. А Владимир Балух для них – символ Украины, они просто сделали его своим идейным врагом и боролись всевозможными методами, причем и в колонии. Он же бесконечно сидел в ШИЗО, в камере закрытого типа. Был ряд необоснованных наказаний, которые усиливали репрессии в отношении него, ухудшалось его здоровье. Если бы он не попал на этот обмен, если бы его Украина не забрала, я вообще не знаю, смог ли бы он выжить в тех условиях. В тюрьме у него опухали ноги очень сильно, адвокат переживала, что он не выживет.

Елена Лысенко
Елена Лысенко

– Что, по-вашему, смогло ускорить освобождение?

Лысенко: Его несломленный дух, его бесконечная борьба. Они тоже там устали от этого, потому что Владимир стал известной личностью. Сейчас он неплохо выглядит, потому что после тюрьмы находился долгое время в СИЗО «Лефортово», где ждали обмена, и там немного пришел в себя. Там уже над ним никто не издевался, он питался нормально, хотя сейчас все равно видно, что он худой. То, что мировое сообщество и Украина давили на Россию, рассказывали про Балуха, постоянно писали украинские СМИ, иностранные подхватывали – это тоже очень сильно повлияло, и я думаю, что от него решили поскорее избавиться. Отдать его в Украину, чтобы было меньше проблем.

Балух был как кость в горле российской системы
Александра Ефименко

Ефименко: Он был как кость в горле российской системы, которая вцепилась в него. Очень важна и работа журналистов, и правозащитников. Журналисты могут зафиксировать по верхам и рассказать какую-то историю, а правозащитники зрят в корень. Огромное количество отчетов было вынесено на международные площадки, о Владимире говорили на высоких уровнях и поддерживали, что это абсолютно политически мотивированное дело. Мне кажется, сработало все вместе.

– Есть ли у Владимира Балуха поддержка в Крыму?

Ефименко: Да, есть. Он говорил, что на самом деле там очень много проукраинских людей, которые либо посмотрели, что происходит в течение пяти лет, и поменяли свою пророссийскую позицию, но также очень много тех, кто остался проукраинскими. Просто никто не хочет сидеть, и именно поэтому они не демонстрируют так явно свою позицию. Но Владимир говорит, и я в этом уверена, что 7 сентября, во время обмена, они радовались, сидя перед телевизором или в интернете, вместе со всей Украиной.

Как фермер Балух стал «преступником» в Крыму? (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:19 0:00

– Владимир Балух поделился в интервью своим видением возвращения Крыма под контроль Украины:

«Если военным путем, то это нужно было делать сразу, оказывать сопротивление, отвечать. Ясно, что этот момент давно упущен. Возвращать Крым ценой крови и жертв, понятное дело, Украина не станет. Это не наш метод, как говорил известный герой известного фильма. Самый что ни на есть правильный, на мой взгляд, путь – Украина должна стать по-настоящему сильной в экономическом и в военном плане державой. Конечно, хотелось бы, чтобы путем молниеносной спецоперации мы вернули Крым, но история такая интересная штука, что наш момент обязательно придет. И нам нужно быть готовыми к тому, чтобы именно в тот момент мы без большой крови вернули Крым себе».

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Владимир Балух

Владимир Балух – крымский фермер, украинский общественный активист, член Конгресса украинских националистов. После аннексии Крыма Россией отказался от российского гражданства. Зимой 2013 года Балух вывесил флаг Украины на своем доме, позже прикрепил на дом табличку «Улица героев Небесной Сотни».

В конце 2016 года Владимира Балуха задержали сотрудники ФСБ России. Они утверждали, что на чердаке дома Балуха нашли патроны и тротиловые шашки. Подконтрольный России суд в Крыму приговорил его к 5 годам лишения свободы – по двум уголовным делам: хранение боеприпасов и инцидент, который назвали «избиением начальника Раздольненского изолятора временного содержания».

Балух свою вину не признал, в знак протеста он объявлял голодовку. Защита Балуха и правозащитники утверждают, что он стал жертвой репрессий за свою проукраинскую позицию. Правозащитный центр «Мемориал» признал Владимира Балуха политическим заключенным.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG