Доступность ссылки

Крымская неделя: будущее фермерства и «круглогодичный» курорт


Набережная Ялты, иллюстрационное фото

Какими были главные события уходящей недели? Что больше всего потрясло жителей Крыма? Радио Крым.Реалии выделило несколько резонансных тем в информационном поле полуострова.

Возведение моста через Севастопольскую бухту будет отложено минимум на два года, а строительство Гераклейской рокады, которая должна перенаправить транспортные потоки Севастополя – приостановлено. Об этом рассказал временно исполняющий обязанности российского губернатора Севастополя Михаил Развожаев.

Развожаев отметил, что проект моста действительно важен для соединения двух частей города, но «это вопрос не ближайшего будущего». По его словам, пока в Севастополе достаточно других проблем, требующих решения. Проект появился еще в 2017 году, при российском губернаторе Дмитрии Овсянникове, который утверждал, что согласовал его лично с президентом России Владимиром Путиным.

Бывший председатель Севастопольской городской государственной администрации Иван Ермаков поддерживает идею строительства моста через Севастопольскую бухту.

Мост – не первоочередной объект, но не могу согласиться с тем, что это не самый важный и ненужный объект
Иван Ермаков

– В 90-е годы было несколько попыток подойти к строительству моста, но все оставалось мечтами и не более. Причина была банальная: отсутствие необходимых средств для возведения такого грандиозного сооружения. На мой взгляд, мост необходим: это дало бы толчок развитию Северной стороны. Остались в Севастополе неосвоенные земли – это запад Северной стороны. Мне кажется, если бы построили мост, связывающий части города, это дало бы толчок также экономическому развитию Севастополя. То, что сам президент страны (России – КР) сказал, что этот мост необходим, и одобрил эту идею, уже о многом говорит. Конечно, Михаил Развожаев больше знает, но, на мой взгляд, это какой-то диссонанс, исходя из ранее принятого решения. Я могу согласиться с тем, что мост – не первоочередной объект, но не могу согласиться с тем, что это не самый важный и ненужный объект.

Журналист из Севастополя Андрей Васильев объясняет, насколько городу необходим мост и почему его не построили раньше.

– Севастопольская бухта делит город на две части: Южную, где находятся центр и основные жилые микрорайоны, и Северную, которая намного меньше по населению – там живет около 40 тысяч человек. Именно для них это очень важная вещь: когда перекрывают рейд из-за погоды и военных мероприятий, они не могут никуда добраться. Кроме того, мост бы дал стимул развитию Северной стороны. Эту проблему рассматривали еще в 70-е-80-е, но тогда против строительства моста выступили военные, и проект постоянно буксовал. Потом не было денег, а уже в 2017 году Владимир Путин лично поднял этот вопрос: он говорил о возможности строительства транспортного перехода или в виде тоннеля, или в виде моста. В итоге решили строить мост, причем достигли компромисса с военными – соединить среднюю часть бухты, Корабельную сторону с Северной, чтобы не перекрывать вход в бухту.

Украинский эксперт по транспорту Дмитрий Беспалов указывает на то, что такие объекты в Украине и России часто преподносятся как политические, а не экономические достижения.

Окупится такой мост или нет, очень сильно зависит от планов развития города
Дмитрий Беспалов

– Окупится такой мост или нет, очень сильно зависит от планов развития города. Если он планирует эффективно развивать эти территории или подталкивать их к развитию, то это может быть экономически эффективно. То есть это могут быть планы на 20-30 лет вперед, многие мосты строятся на 100 лет вперед. Но я вижу, что в Крыму, да и у нас до сих пор, мосты – это больше символ, возможность показать мощь государства, которое способно построить такие объекты. Могу привести пример Подольского моста в Киеве: его конструктивная схема, скажем так, дороже, чем могла бы быть. Если бы это был простой утилитарный мост, он бы стоил гораздо дешевле. Может быть, точно так же может быть и с севастопольским мостом. Боюсь, что там примерно так же, как у нас обычно бывает: больше символ, чем мост. В таких огромных инфраструктурных проектах, к сожалению, очень много политики.

Дмитрий Беспалов признает, что в условиях финансирования Севастополя Россией возвести такой мост возможно.

В апреле 2019 года пресс-служба российского федерального госучреждения «Главгосэкспертиза» сообщила об окончании «государственной экспертизы» проекта моста через Севастопольскую бухту. По словам представителей организации, в городе будет построен вантовый, то есть висячий, мост длиной в один километр, под который будет оборудована наземная дорожная инфраструктура: с Южной и с Северной стороны должна быть оборудована система подъездов к мосту длиной в 4 километра каждая. Согласно проекту, проезжая часть будет состоять из четырех полос движения: по две в каждую сторону. Возможно, будут оборудованы пешеходные и велосипедные дорожки.

Будущее крымского фермерства

Крымские фермеры получат около 151 миллиона рублей на развитие кооперации и семейных животноводческих ферм, сообщили в российском Министерстве сельского хозяйства Крыма. Средства обещают распределить в ходе конкурсного отбора на лучшие фермерские бизнес-идеи.

Ранее российский министр сельского хозяйства Крыма Андрей Рюмшин заявлял, что с 2015 по 2018 год на развитие сельских территорий в Крыму было выделено более 240 миллионов рублей. Кроме того, чиновник привел данные, что с 2015-го между крымским правительством и инвесторами было подписано 64 соглашения о реализации проектов, по которым объем инвестиций должен составить порядка 42 миллиардов рублей. Позднее Рюмшин уточнил, что реальные инвестиции в сельское хозяйство в 2018 году не превысили 2 миллиарда рублей.

Российский глава Крыма Сергей Аксенов 23 октября презентовал программу работы на следующие пять лет и в том числе говорил про развитие села:

«В сельском хозяйстве задействовано более 100 тысяч человек. В числе значимых приоритетов аграрной политики: модернизация предприятий агропромышленного комплекса, повышение инвестиционной привлекательности отрасли, развитие мелиорации и социальной сферы села. Благодаря реализации проектов в этой и других сферах, рост производства продукции к 2024 году должен составить более 13% к уровню 2018 года. На 2020-2024 годы на развитие отрасли в рамках госпрограммы развития сельского хозяйства и регулирования рынка сельхозпродукции, сырья и продовольствия Республики Крым будет выделено в общей сложности 13,4 миллиарда рублей. В том числе в рамках национальных проектов – 246 миллионов».

В то же время председатель Комитета по аграрной политике и развитию сельских территорий российского парламента Крыма Юрий Мигаль в октябрьском интервью радио «Спутник в Крыму» рассказал, что в последнее время в Крыму заметен большой отток населения из сельской местности, особенно молодежи:

«Вот эти пять лет работала программа устойчивого развития сельских территорий, и в рамках этой программы стали приводить в порядок инфраструктуру на селе. Сегодня ремонтируются клубы, идут замены водопроводов, ставятся детские спортивные площадки, ремонтируются дороги, освещаются улицы. Может быть, еще не все населенные пункты затронуты этой реконструкцией, но в каждом за эти пять лет сделано определенное движение вперед – мы это видим… Но сколько бы мы ни строили дорог, освещали улиц, ставили детских площадок – если не будет высокотехнологичного рабочего места, если молодежь не будет видеть, что сюда можно прийти, что можно здесь работать и получать хорошую зарплату, провести свой досуг, заняться спортом, все это бессмысленно. Тогда мы сможем увидеть, что молодежь все-таки будет возвращаться в село, работать. Отсюда и пойдет развитие сел».

Фермер из Евпатории Петр (имя изменено в целях безопасности – КР) утверждает, что после аннексии Крыма Россией у него и его коллег начались серьезные проблемы с работой.

Прибыли с материка люди, захватили вот это все. Собрали урожай, деньги – в карман, и людей обдурили полностью…
Фермер из Евпатории

– Немножко стали дороги делать, клубы. Вот у нас тоже в деревне и клуб сделали, и с дорогами навели порядок – а работы нет! Прибыли к нам представители с материка (из России – КР), поменяли власть в коллективных хозяйствах фермерских, где большие предприятия, и начали дурить. У нас рядом село Уютное, колхоз Горького. До этого был Владимир Галаш – нормальный мужик, выплачивал инвестиции, все. А прибыли с материка люди, захватили вот это все. Собрали урожай, деньги – в карман, и людей обдурили полностью… Работы нет в сельской местности, идут в город Евпатория, но там зарплаты копеечные. Село развалится, обман на обмане. Знаете, дорогу и условия лизать никто не будет – людям кушать надо, нужна работа. Молодежи практически нет. А говорили: вот, Россия пришла, прямо такое счастье, лучше станет жить. Но пришли жандармы, урядники и полицаи.

Эксперт рынка продовольственных товаров в Крыму Андрей Александров рассуждает, почему, несмотря на вложения в сельское хозяйство, о которых говорят российские власти, полуостров остается импортозависимым регионом по продовольствию.

В Крыму земледелие было с незапамятных времен рискованным: может вырасти, может нет
Андрей Александров

– У Крыма ограниченные ресурсы. Взять тот же соседний Краснодарский край: доступность воды для орошения, количество рек, каналов – там инфраструктура очень хорошо развита. В Крыму же земледелие было с незапамятных времен рискованным: может вырасти, может нет. Соответственно, сажают простые, понятные культуры, приносящие максимальную маржинальность – пшеницу ту же, например. Но одной пшеницей не накормишь: надо развивать животноводство, овощеводство, то есть диверсифицировать как-то производство сельхозкультур. Бизнес, капитал идет туда, где выше маржа, выше норма прибыли. Соответственно, недостаточность местных производств компенсируется поставками… Я думаю, что в Крыму вряд ли светят какие-то радужные перспективы селу, несмотря на все вливания, которые будут сделаны или делаются.

Старший научный сотрудник Института географии Российской академии наук Ксения Аверкиева указывает на то, что в современной России село перестало быть местом проживания исключительно сельскохозяйственных работников.

Новая программа дает по крайней мере какие-то шансы неаграрным функциям в сельской местности
Ксения Аверкиева

– Мне кажется, демографическую ситуацию в российском селе никакие государственные программы не поменяют, тем более что они разрабатываются Минсельхозом и напрямую не связаны с демографической политикой. Действительно, новая программа, в отличие от прошлых, имеет свои преимущества, большое внимание уделяется не только сельскому хозяйству. Российские села, особенно в центральной полосе или ближе к северу, утратили свои аграрные функции, и очень важно разделять сельскохозяйственное производство и сельскую жизнь. Непосредственно в сельском хозяйстве сейчас заняты 10-15% сельских жителей и еще не очень большой процент владельцев подсобных хозяйств. Новая программа дает по крайней мере какие-то шансы неаграрным функциям в сельской местности… Там, где есть хорошие дороги, она становится местом проживания людей, занятых в городах или на вахтах.

Недостроенные объекты

В аннексированном Крыму оказались брошенными 46 объектов российской федеральной целевой программы, а подрядчики сбежали, израсходовав аванс. Об этом рассказал в интервью российскому информагентству ТАСС подконтрольный Кремлю глава Крыма Сергей Аксенов.

По его данным, общая сумма ущерба составляет около 1,6 миллиарда рублей, и при этом ни один подрядчик не наказан за невыполнение работы. Аксенов пояснил, что российские власти Крыма ждут заключений экспертов по 336 делам относительно нанесения ущерба бюджету, чтобы предъявить обвинения. В то же время, по словам российского главы полуострова, таких специалистов в России «всего 120 человек, поэтому ближайшее рассмотрение в экспертизе только в декабре».

Председатель «Крымского антикоррупционного комитета» Илья Большедворов рассказывает о ситуации подробнее.

– Сергей Аксенов неоднократно заявлял, что 99% подрядчиков прошли через его кабинет, то есть он лично участвовал в их отборе. И теперь в принципе удивительно, что он жалуется на то, что подрядчики побросали эти объекты. Если он лично их выбирал, то он несет за это ответственность. Надо сказать, что этот отбор шел с нарушением закона, потому что это происходило вовсе не по 44-му федеральному закону, хотя все на него жалуются. В основном подрядчики подаются как единые поставщики по 223-му постановлению правительства России, с нарушением законодательства. Соответственно, вот такая на сегодняшний день добросовестность этих подрядчиков. Не знаю, на кого он жалуется – на себя, видимо, на свой собственный выбор… На самом деле подрядчики не всегда виноваты в этом, потому что по тому же 223-му постановлению выбирались подрядчики и для проектирования объектов.

Илья Большедворов считает, что указанные Сергеем Аксеновым объекты ФЦП были спроектированы некачественно и это изначально снизило шансы реализации этих проектов.

Сергей Аксенов в своем интервью ТАСС уточнил, что среди брошенных объектов есть 24 детских сада с уровнем готовности от 15% до 95%. Он высказал опасение, что строения не переживут такого длительного простоя, поскольку деньги на консервацию заложены не были. Аксенов заверил, что сейчас российские власти Крыма ищут возможности для завершения строительства и для этого направили предложения в правительство России, рассчитывая до конца года уладить этот вопрос и добиться кассового выполнения ФЦП на 96% в 2019-м.

Илья Большедворов полагает, что брошенные объекты в итоге все же достроят.

– Это Крым, и тут очень многое делается самим правительством России, чтобы крымчане все-таки чувствовали, что о них заботятся, что-то в жизни меняется в лучшую сторону. Я думаю, что если деньги дополнительно выделят, объекты рано или поздно достроят. Другой вопрос, почему в таких обстоятельствах не делаются выводы в виде того же уголовного преследования чиновников, которые несут за это ответственность.

В Севастополе новый российский вице-губернатор Денис Солодовников сообщил, что федеральная целевая программа в городе исполнена всего на треть. По его данным, в прошлом году ее исполнение осталось на уровне​ всего в 51%. В связи с этим подконтрольное Москве правительство города перенесло часть федеральных дотаций с 2019 и 2020 годов на более поздние сроки.

Журналист из Севастополя Давид Аксельрод рассказывает, что пошло не так с местными объектами ФЦП.

В связи с массовыми протестами горожан генплан Севастополя отложили в долгий ящик и до сих пор не приняли
Давид Аксельрод

– Тут каждый объект ФЦП имеет достаточно индивидуальную историю. Конечно, предыдущий губернатор Дмитрий Овсянников часто жаловался на недобросовестных подрядчиков – это касалось и парка Победы, про который все знают, где подрядчик менялся три или четыре раза, и очистных сооружений, где сгорели крупные суммы на строительство объекта. Но в то же время мы имеем ряд объектов, которые или не начинали строить, или в процессе возникали какие-то проблемы, например, политического характера, когда речь шла о принятии генплана Севастополя. В связи с массовыми протестами горожан его отложили в долгий ящик и до сих пор не приняли. Это касается и Исторического бульвара, который застопорился, там протестовали рабочие, а подрядчик и субподрядчик не могут разделить денежный пирог на реконструкцию. Инфекционную больницу в принципе не начинали строить.

Директор российского Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов рассуждает, насколько эти проблемы уникальны для аннексированного Крыма в контексте российской модели управления.

На подрядчиков даже оказывали давление работники силовых ведомств. Никого серьезно не наказывали, но некоторые выводы уже делались
Василий Колташов

– Ситуация выглядит аномальной, но только отчасти. Практика взять деньги, не сделать дело, передать субподрядчикам, а те своим субподрядчикам – в России это было распространено, и ее порочность была наиболее ярко продемонстрирована сочинской Олимпиадой. Тогда очень сложно было достроить объекты, и на подрядчиков даже оказывали давление работники силовых ведомств. Никого серьезно не наказывали, но некоторые выводы уже делались. Это проблема недостаточной эффективности бюрократии как в сфере контроля, так и в сфере распределения средств, с точки зрения интересов государства. С другой стороны, это отсутствие практики большой отчетности: когда вы берете подряд и обязаны его выполнить без права кому-то передавать. Если в России потихоньку уменьшается степень этих проблем, то в Крыму проводилась политика некоей лояльности к местной бюрократии.

Директор Крымского экспертного центра Алексей Стародубов утверждает, что до аннексии таких проблем со строительством важных объектов в Крыму не было.

– Если брать украинский опыт, я не помню такого, чтобы после выделения денег из государственного бюджета, например, в виде субвенций для реализации того или иного проекта, они бы использовались как-то неэффективно. Эти деньги никогда не возвращались назад в силу того, что их полноценно использовали в рамках целевого назначения, и все проекты реализовывались достаточно успешно. На территории оккупированного полуострова сейчас действует российское законодательство, и есть типичный российский подход по реализации государственных проектов. Это не только свойственно Крыму сейчас: можно посмотреть, каким образом появляются потемкинские деревни на Дальнем Востоке после очередного наводнения, когда туда выезжают правительственные комиссии и видят, что деньги выделены, а на самом деле дома не построены.

Строительство жилья на ЮБК

Во всех городах Южного берега Крыма, в том числе, в Алуште и Ялте, запретят строительство жилых домов, сообщила главный архитектор Крыма Ирина Соловьева в эфире «Радио «Крым». По ее словам, исключение сделают лишь для санаторно-курортных объектов и реновации ветхого жилья.

Соловьева отметила, что вместо ЮБК будут развивать «территории вокруг Керчи, Евпатории, Феодосии, в Ленинском районе», а также упомянула «небольшую территорию вокруг Симферополя». Главный российский архитектор Крыма добавила, что в исторических зонах Ялты и Алушты в принципе нельзя строить дома выше семи этажей, что закреплено в регламенте правил застройки.

Представитель российской компании «Rich-Недвижимость» Олег Бендриков рассуждает, насколько оправдан такой запрет.

– В России таких прецедентов не было, это что-то новое. Запретить строительство нового жилья на курортном побережье – я не знаю, к чему это может привести. Первое, что приходит на ум: очень сильно вырастет стоимость квадратного метра в жилом фонде в этом регионе. Я не знаю, насколько это вообще оправдано.

Бендриков заявил, что после 2014 года инвесторы начали вкладывать средства в Крым «в расчете на то, чтобы быстро построить, окупить и заработать».

Ялтинский активист, житель Кореиза Евгений Жуков не верит в эффективность запрета на строительство жилья, исходя из опыта собственной борьбы с незаконными стройками.

Там, где строительство начато, оно будет продолжаться
Евгений Жуков

– Я думаю, что это личный пиар Соловьевой. На самом деле прекратить строительство на Южном берегу Крыма невозможно, дома тут часто строятся по 20 и по 30 лет. Там, где строительство начато, оно будет продолжаться. Когда мы начинали кампании по сносу жилья, они терпели крах, строительство продолжалось – дома, объявленные к сносу, продолжали возводить. Все это на глазах: стоит в центре парка дом-недострой компании «Консоль». Я обращался в экологическую прокуратуру, в прокуратуру Крыма, и мне пришли ответы, что никаких документов для строительства данного дома нет, что компания «Консоль» все это сделала самовольно. Длительное время, более десятка лет, стоят восемь этажей в центре заповедного парка, вся эта стройка обвешана плакатами, что продается жилье. Вот приблизительно так это выглядит. При этом жилье не востребовано, потому что цены непомерные, они выросли.

Российский общественный активист, глава организации «Чистый берег. Крым» Владимир Гарначук убежден, что запрет не будет соблюдаться, и что у этой меры есть коррупционная подоплека.

Мы опять наблюдаем картину, когда желаемое выдают за действительное. Однозначно не будет никакой остановки стройки
Владимир Гарначук

– Дело в том, что ЮБК фактически является наполнителем кошельков группировок чиновников, которые на этих строящихся на побережье объектах зарабатывают миллионы долларов. Никаких запретов, на мой взгляд, не будет: уже сколько раз говорили, что введут запрет на строительство в летний период времени, но никто его не соблюдал. То же самое будет и сейчас. Мы опять наблюдаем картину, когда желаемое выдают за действительное. Однозначно не будет никакой остановки стройки, они просто в очередной раз попытаются «обилетить» всех людей, которые занимаются строительством на ЮБК. То есть, грубо говоря, сначала мы всех «кошмарим», а затем открываем разрешительную форточку, в которую просовываются пачки стодолларовых купюр. Вот что нас ожидает… Так что надо делить на десять то, что говорят, и смотреть на действия, а не на слова.

Президент Союза специалистов по недвижимости Украины Виктор Несин связывает запрет на строительство жилья на ЮБК с давними намерениями российского правительства превратить этот регион Крыма в игорную зону.

Это глупо, и я не пойму, что будет с крымчанами. Дети рождаются, жилье все равно нужно
Виктор Несин

– Я на рынке недвижимости с 1991 года, и о таких ограничениях я никогда не слышал. У нас были ограничения, когда запрещается высотная застройка, разрешается маловысотная. Или в каких-то зонах запрещено строительство жилого дома, потому что это связано с какими-то рисками его разрушения. Но чтобы просто запретили жилищное строительство, я вообще такого никогда не видел. Мне кажется, в Крыму это больше политика, и по последней информации, которая у нас появляется, к примеру, в городах вроде Ялты хотят разместить игровой бизнес. Если там будут делать игорную зону, соответственно, там никогда не будет вестись жилая застройка – будут гостиницы, отели и так далее. Опять же, какая цель стоит у тех, кто это все придумал? Это глупо, и я не пойму, что будет с крымчанами. Дети рождаются, жилье все равно нужно.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев 28 октября подписал распоряжение о создании игорной зоны «Золотой берег» на Южном берегу Крыма. В нем отмечается, что площадь зоны, которая расположится в поселке Кацивели (Большая Ялта), составит почти 147 тысяч квадратных метров.

«Круглогодичный» курорт

В Крыму намерены создать горнолыжный курорт, чтобы обеспечить стабильный поток туристов круглый год, заявил российский министр курортов и туризма полуострова Вадим Волченко на девятом форуме «Открытый Крым», который проходил в Симферополе 29-30 октября.

По словам Вадима Волченко, его ведомство собирается убедить отели, не работающие зимой, перейти на круглогодичный режим. Для развития туристической сферы российские власти Крыма планируют принять специальную программу и легализовать около 50% номерного фонда, которые сейчас, по официальным оценкам, находится в тени.

Председатель общественной организации «Курортный Крым», создатель сайта kurortexpert.com Александр Бурдонов рассуждает, насколько перспективным по туристической загрузке может быть круглогодичный курорт в Крыму.

В советское время большая часть приходилась на летний период. Пик был – 8 миллионов 200 тысяч, и 6 миллионов давал частный сектор, только летом
Александр Бурдонов

– Пляжный сезон сейчас обеспечивает порядка 80% туристического потока. Но даже в советское время, когда вопрос с отдыхом в межсезонье решался на уровне государства через профсоюзные путевки, через направления по льготным ценам или бесплатно, при стопроцентной загрузке всех работающих объектов зимой, они давали порядка двух миллионов туристов в год. Естественно, большая часть приходилась на летний период. Пик был – 8 миллионов 200 тысяч, и 6 миллионов давал частный сектор, только летом. Поэтому можно говорить про это, но никто не отменяет отпускной летний период. Спрос на зимний отдых меньше. У горнолыжного курорта своя аудитория, и зима может дать что-то на Южном берегу Крыма, ближе к Ай-Петри. Ну, 100 тысяч, может быть, или 300 тысяч людей. Это никак не миллионы. Все упирается в интерес потребителя и в платежеспособный спрос.

Российский министр курортов и туризма полуострова Вадим Волченко на форуме в Симферополе высказал мнение, что на высокие крымские цены, на которые, в первую очередь, жалуются отдыхающие, власти повлиять фактически не могут.

«На одно из первых мест выносится ценообразование. Причем, не только отдыха и размещения в гостиницах, но и стоимость питания, дополнительных услуг. Какие бы административные шаги и ограничения ни предпринимались в этом смысле, единственный действенный метод –​ это конкуренция. Но тут тоже надо понимать, что когда сюда зайдут большие игроки, то придется выстраивать и уровень сервиса, чтобы он соответствовал той цене. Это бизнес: здесь кто успел, тот и молодец».

Вице-президент Российского союза туриндустрии Юрий Барзыкин полагает, что в Крыму стоит развивать социальный туризм, то есть, доступный многим.

Приоритетное направление – развитие социального туризма
Юрий Барзыкин

– Стратегия развития туризма в России до 2035 года вообще впервые публично обсуждалась. Утверждена она 20 сентября, и у нас есть три месяца, чтобы внести свои предложения в план по реализации мероприятий. Это возможность и для Крыма, чтобы региональные программы были действительно созвучны и универсальны по механизму с федеральными. Более того, и муниципальным образованиям предложена разработка своих программ, тоже следуя федеральным трендам и направлениям. От такого синергетического эффекта результаты будут. Приоритетное направление – развитие социального туризма. Это детский, молодежный, тот же курортный туризм – все то, что поддерживается государством. То, что будет 7 миллионов к концу года у Крыма, как говорят, это будет отлично, но сегодня большинство населения просто не имеет возможности отправляться на отдых, на лечение.

Юрий Барзыкин предлагает для снижения цен в отелях и санаториях включить земли рекреационного назначения в перечень с льготной ставкой, как для сельского хозяйства.

Председатель комитета российского парламента Крыма по санаторно-курортному комплексу и туризму Алексей Черняк заявил в интервью изданию «Крыминформ», что турпоток в Крым по итогам 2019 года составит около 7 миллионов человек, а в следующем году достигнет 7,5 миллионов. По его мнению, инфраструктура полуострова позволит принимать до 10 миллионов человек в год. Александр Бурдонов считает, что последний показатель выглядит завышенным.

Ранее в эфире Радио Крым.Реалии руководитель «Ассоциации индустрии гостеприимства Украины», экс-министр курортов и туризма Автономной Республики Крым Александр Лиев приводил свои расчеты относительно количества туристов в Крыму.

«Крым в условиях аннексии принимает в среднем более-менее стабильную цифру – порядка миллиона туристов. В основном этот туристический поток состоит из россиян. В принципе, такое же количество россиян было и до аннексии. Единственное, что состав этого потока поменялся, это уже чуть другие люди, но количество из России примерно такое же и осталось. Но Крым потерял четыре миллиона туристов из Украины, которые были раньше. Сейчас около 100 тысяч украинских туристов посещают Крым в год, и эта цифра в 2019 году сократилась – мы сейчас это еще исследуем, пока сложно объяснить причину. Кстати, сократилось в этом году количество туристов и из России. В целом мы ожидаем, что до конца года Крым примет приблизительно 1 миллион 100 тысяч туристов. Поднялась цена на туристический продукт, в Крыму стали реально дороже отельные и санаторные услуги».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG